Ирано-азербайджанский кризис указывает на изменение региональных трендов

Самуэль Рамани, The Royal United Services Institute
Ирано-азербайджанский кризис указывает на изменение региональных трендов

Дипломаты Ирана и Азербайджана пытаются разрядить напряженность между двумя странами. Но куда движется регион – к большей поляризации или интеграции? Этим вопросом задается Самуэль Рамани из The Royal United Services Institute. С конца сентября отношения между Ираном и Азербайджаном заметно ухудшились. После трехсторонних военных учений Азербайджан-Турция-Пакистан, 1 октября Иран провел военные маневры вблизи своей границы с Азербайджаном, в ходе которых был испытан беспилотник дальнего радиуса действия местного производства.

Иран обвинил Азербайджан в размещении израильских сил на ирано-азербайджанской границе; Баку это категорически отрицает. Президент Азербайджана Ильхам Алиев осудил военные учения Ирана вблизи границы и обвинил Иран в сговоре с Арменией по контрабанде наркотиков в Европу на протяжении более 30 лет. Власти Азербайджана заблокировали сайты, "занимающиеся иранской и религиозной пропагандой", такие как иранский телеканал Sahar TV. Газета Tehran Times назвала это решение "неустойчивым шагом азербайджанских властей, явно подпитанным злонамеренными советниками".

Хотя кризис в ирано-азербайджанских отношениях стал исключительно острым по современным меркам, отношения между Тегераном и Баку вряд ли будут окончательно разорваны. После 1991 года ирано-азербайджанские отношения были непоследовательными, но имели прочную экономическую основу. В Азербайджане говорили, что Иран симпатизировал Армении в карабахском конфликте; в ИРИ выступали против сотрудничества между Израилем и Азербайджаном в области безопасности, особенно после того, как Азербайджан рассматривался как возможный партнер в одностороннем израильском ударе по ядерной программе Ирана. Однако до пандемии коронавируса объем торговли между Ираном и Азербайджаном достиг $417 млн, что сделало Азербайджан четвертым по величине направлением иранского экспорта. Эти экономические связи позволили Ирану и Азербайджану быстро преодолевать кризисы в двусторонних отношениях. В 2012 году в Азербайджане прошла волна задержаний поддерживаемых Ираном террористов, планировавших совершить нападения на посольства США и Израиля в Баку. После того как в 2013 году президентом Ирана стал Хасан Рухани, отношения быстро наладились, а в апреле 2015 года Иран и Азербайджан объявили о решении создать совместную комиссию по обороне.

Нынешнее противостояние между Ираном и Азербайджаном, похоже, повторяет прошлые тенденции. 13 октября министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов и его иранский коллега Хосейн Амир Абдоллахиян договорились разрешить дипломатический кризис путем диалога. 21 октября власти Азербайджана освободили двух иранских водителей грузовиков, которые были обвинены в незаконном въезде в страну и нарушении территориальной целостности Азербайджана. Эти водители проезжали через территорию, которая была освобождена Азербайджаном во время нагорно-карабахской войны в октябре 2020 года, и пытались избежать таможенных пошлин. Это позволяет предположить, что Иран и Азербайджан будут работать над устранением своих разногласий и вернутся к состоянию холодного мира, которое было характерно для второго президентского срока Рухани в 2017-2021 годах.

Соперничество Ирана и Турции

Даже если ирано-азербайджанские отношения в конечном счете улучшатся, долгосрочное геополитическое влияние противостояния этого месяца остается неопределенным. Один из сценариев - дальнейшее усиление напряженности между Ираном и Турцией на Южном Кавказе, что будет препятствовать продвижению проектов региональной интеграции. В иранских внешнеполитических кругах существуют опасения, что "ось Турция-Азербайджан стремится окружить Иран и разжечь волнения среди азербайджанского этнического меньшинства Ирана". Видимая нечувствительность Турции к этим опасениям стала больным местом для иранских официальных лиц. Прочтение президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом в декабре 2020 года стихотворения, в котором он сокрушался по поводу разделения азербайджанцев по реке Араз, вызвало яростную реакцию в Тегеране. Недавняя шутка Эрдогана о том, что Иран не пойдет на риск эскалации с Азербайджаном из-за собственного азербайджанского населения, была осуждена секретарем Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани, который назвал Иран "раем племен". Поскольку Иран и Турция по-прежнему враждуют в Сирии и северном Ираке (Анкара утверждает, что Тегеран поддерживает Рабочую партию Курдистана), эта напряженность может серьезно подорвать ирано-турецкие отношения.

Эскалация ирано-турецкой напряженности на Южном Кавказе может оказать масштабное влияние на региональную геополитику. Хотя Иран представлял себя в качестве потенциального посредника во время войны в Нагорном Карабахе в октябре 2020 года, широко распространено мнение, что Тегеран тихо поддерживал Армению во время конфликта. Довоенный баланс сил в Нагорном Карабахе отвечал коммерческим интересам Тегерана. Поскольку напряженность между Арменией и Азербайджаном остается высокой, обе страны обмениваются обвинениями в Международном суде и периодически вступают в пограничные стычки, Турция обеспокоена укреплением отношений между Ираном и Арменией. По причине того, что Пакистан был участником трехсторонних учений, спровоцировавших ирано-азербайджанское противостояние, отношения Тегерана и Исламабада также могут пострадать. Упоминание Ираном иностранного вмешательства в сентябрьское наступление талибов на Панджшерскую долину, намекающее на помощь Пакистана, говорит о том, что Иран и Пакистан не имеют единого мнения о ситуации в Афганистане.

Интеграционные усилия

Альтернативный сценарий заключается в том, что ослабление ирано-азербайджанского кризиса открывает путь для более глубокой региональной интеграции. В Турции и Азербайджане концепция Зангезурского коридора, который связывает Нахчыванскую автономную республику с остальной частью Азербайджана через Сюникскую область Армении, набрала силу после нагорно-карабахской войны. Хотя Армения выступает против создания этого коридора, проект вдохновил недавние усилия Турции по деэскалации напряженности в отношениях с Ереваном. Эти усилия получили определенный импульс: Армения разрешила пролет рейсов Turkish Airlines в Баку через свою территорию, а Эрдоган и президент Армении Никол Пашинян выразили поддержку нормализации отношений, однако полноценное сближение остается труднодостижимым.

В дополнение к предварительной деэскалации отношений между Турцией и Арменией Россия активизировала свои усилия по содействию региональной интеграции. 6 октября министр иностранных дел России Сергей Лавров говорил о планах создания на Кавказе формата 3+3, в который войдут три кавказских государства - Грузия, Азербайджан и Армения, а также три "больших соседа" - Россия, Иран и Турция. Этот формат будет решать вопросы безопасности, экономики и транспорта на Кавказе, а также будет дополнен ратификацией Ираном Конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которая призывает к невмешательству. Хотя Тегеран высказал Москве претензии Ирана к Азербайджану, российские официальные лица настаивали на необходимости предотвращения наращивания военного потенциала на Южном Кавказе и сетовали на "провокационные учения", что было неявной критикой учений, проведенных Ираном 1 октября на границе с Азербайджаном.

Формат 3+3 был встречен с большим скептицизмом в Армении и в Грузии. Нежелание России вмешиваться в конфликты на Южном Кавказе и ее роль гаранта мира в Нагорном Карабахе будут определять ее приверженность этому проекту. Растущая обеспокоенность России по поводу отсутствия безопасности в Центральной Азии, в связи с чем она будет сотрудничать с Ираном и Турцией по Афганистану, также гарантирует, что она будет заинтересована в предотвращении нового конфликта на Кавказе.

Хотя отношения между Ираном и Азербайджаном остаются проблематичными, напряженность между двумя странами, вероятно, снизится в ближайшие недели. Тем не менее остается неясным, приведет ли разрядка этого кризиса к усилению региональной поляризации или к предварительному прогрессу в направлении региональной интеграции.

13570 просмотров
Поделиться:
Распечатать: