Вестник Кавказа

Таджикистан прикроет Китай с запада

Виктория Панфилова обозреватель "НГ" для "Вестника Кавказа"
Таджикистан прикроет Китай с запада

Китай рассматривает Таджикистан в качестве важного элемента в обеспечении своей безопасности. Ситуация в этой стране влияет на реализацию инициативы "Один пояс - Один путь". При этом Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) – один из самых проблемных и неспокойных районов, в который Пекин начал инвестировать.

Генеральный директор Аналитического центра "Стратегия Восток-Запад" Дмитрий Орлов сказал "Вестнику Кавказа", что ГБАО – это один из самых проблемных и неспокойных районов в плане обеспечения безопасности Таджикистана и всего региона. "В него надо вкладывать, также, как Китай вкладывает в Синьцзян. Поэтому там с 2009 года не было ни одного теракта", – заметил эксперт. Однако Душанбе не в состоянии собственными силами реализовать экономические проекты, и интегрировать область в экономику страны. На помощь пришел Китай.

Пекин выдал Душанбе очередной грант в размере 357 млн долларов на реконструкцию "дороги смерти" Душанбе-Кульма. Это стратегическая трасса, которая проходит через Горный Бадахшан и связывает центральную часть Таджикистана с Китаем. Нижняя палата парламента Таджикистана 31 октября ратифицировала соглашение о предоставлении Китаем безвозмездной помощи в размере 2,5 млрд юаней. Представляя документ, министр экономического развития и торговли Таджикистана Негматулло Хикматуллозода отметил, что грантовые средства будут выделены правительством Китая в рамках соглашений по технико-экономическому сотрудничеству на 2018-2020 годы. Кроме этого китайская компания построит в ГБАО девять мостов и будет здесь разрабатывать серебряное месторождение "Якчилва".

"Вложение в Горный Бадахшан, по большому счету, это не столько экономические вложения, поскольку там еще предстоит провести геологоразведку. Правильнее бы назвать это программой обеспечения лояльности очень сложного района, чтобы через поднятие уровня жизни населения исключить проникновение экстремисткой идеологии", – сказал "Вестнику Кавказа" заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Панкратенко. Он отметил, что Китай сейчас активно занимается афганским урегулированием. Пекину удалось посадить за стол переговоров официальный Кабул и представителей "Талибан" (запрещена в РФ). В ближайшие дни в Китае должен начаться внутриафганский диалог, и Пекин рассчитывает на понимание и на содействие Душанбе. "Поэтому Пекин будет проводить более активную политическую линию в государствах–сателлитах. А Таджикистан вполне можно отнести к государству–сателлиту, с таким то долгом – 1 млрд 209,6 млн дол.", – отметил эксперт. Это неизбежно повлечет за собой изменения во внешней политике республики, однако будет не прямое давление, а более четкое обозначение позиций Китая по тому или иному политическому курсу Душанбе.

Эксперты не исключают, что именно китайский влияние стало тормозом на пути вступления Таджикистана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Хотя, как отметил Панкратенко, для Пекина особой разницы нет, станет ли Таджикистан членом ЕАЭС или нет, главное, чтобы это не мешало продвижению проекта "Один пояс – один путь", в рамках которого с 2013 года проводится и политика строительства дорожной инфраструктуры в Центральной Азии.

Однако население обеспокоено тем, что за экономическими интересами Китая стоят военные. В Горном Бадахшане после состоявшихся минувшим летом китайско-таджикских военных учений заговорили о китайской экспансии. Там полным ходом идет строительство пограничных застав и учебного центра. Соглашение было подписано еще в 2016 году. В дополнение Пекин получил права на реконструкцию или строительство до 30–40 постов охраны на таджикской стороне границы страны с Афганистаном. Оснащать и содержать эти объекты будет Китай, а службу на них будет нести личный состав из Таджикистана.

Эксперты отмечают, что Китай в Центральной Азии имеет весомое присутствие, а для Таджикистана он еще и ближайший сосед. У Пекина есть возможности оказывать ему помощь, однако и долги Пекин не прощает. В Душанбе понимают, что расплачиваться придется, и вынуждены передавать в разработку свои недра: 80% золоторудных месторождений разрабатывает Китай.  Разработка серебряного высокогорного месторождения "Якчилва" в Мургабском районе рассчитана на семь лет. Именно на такой срок китайскую компанию "Кашн Синьюи Дади Майнинг Инвестмент", которая будет добывать серебро, освободили от налогов и таможенных сборов. Руда будет отправляться в Китай, где из нее станут извлекать драгметалл. Таджикский ученый, доктор экономических наук Ходжимухаммад Умаров считает, что передача месторождения китайской компании на подобных условиях невыгодна Душанбе. "Все месторождения цветных и драгоценных металлов должны разрабатываться местными компаниями при поддержке властей, и все добытое должно оставаться в стране. Золото и серебро, добываемые здесь, должны пополнять госфонды. Это все понадобится, когда нам нужны будут кредиты и инвестиции", – сказал Умаров.

27785 просмотров