Таджикистан и Узбекистан – стратегические партнеры?

Таджикистан и Узбекистан – стратегические партнеры?

Таджикистан и Узбекистан, отныне стратегические партнеры. Соответствующий договор был подписан по итогам переговоров президентами Эмомали Рахмоном и Шавкатом Мирзиеевым 17 августа в Ташкенте. Это первый за последние 17 лет государственный визит таджикского лидера в Узбекистан. Стороны также договорились о совместном строительстве двух гидроэлектростанций на таджикской части реки Зарафшан. Между тем главный спорный вопрос – о Рогунской ГЭС - остается нерешенным.

Это ответный визит президента Эмомали Рахмона в Узбекистан. Напомним, в марте нынешнего года узбекский лидер Шавкат Мирзиеев посетил Душанбе. "Я с теплотой вспоминаю ваш государственный визит в Таджикистан в марте этого года. Он восстановил отношения между нашими странами, придал мощный импульс развитию сотрудничества в различных сферах. Благодаря вашей эффективной внешней политике все более возрастает авторитет Узбекистана в международном сообществе. В вашей стране в жизни людей также происходят большие изменения. Думаю, мой государственный визит очень важен для наших народов", – сказал Рахмон на переговорах в резиденции "Куксарой" в Ташкенте.

В Узбекистане, как отметил Шавкат Мирзиеев, рассматривают визит главы соседнего государства как "важное политическое событие в новой истории узбекско-таджикских отношений". По его словам, "сегодня перед странами открываются огромные возможности для полной реализации торгово-экономического и транспортно-коммуникационного потенциала наших стран". "Главной задачей для Узбекистана и, как представляется, лично президента Мирзиеева является динамично развивающийся на основе добрососедства и тесного взаимовыгодного сотрудничества регион, способный самостоятельно давать адекватные ответы на современные угрозы и вызовы. И при этом – обеспечивающий свою безопасность и свое развитие не в качестве младшего партнера какой-либо нерегиональной державы или военно-политического блока, а как равноправный партнер, способный отстаивать свое видение региональной проблематики", – сказал "Вестнику Кавказа" доктор политических наук, член научного совета Института исследований Центральной Азии и Афганистана "Иран–Восток" (Иран), заместитель директора Центра стратегических оценок и прогнозов (Россия) Игорь Панкратенко.

Перемены, которые произошли за последний год между странами, действительно, существенные. Был решен крайне болезненный в двухсторонних отношениях визовый вопрос, демаркация и делимитация границ, запуск новых железнодорожных и автобусных маршрутов, открытие дополнительных КПП. Между странами установлен  режим свободной торговли. Растет объем взаимного товарооборота.  В первой половине текущего года объем двусторонней торговли вырос на 35,1%. Узбекистан рассчитывал на увеличение товарооборота к 2020 году до 500 млрд долларов.
Принципиально важным стало и решение по вопросу Фархадской ГЭС на границе двух стран, создающее предпосылки для урегулирования вопроса о Рогунской ГЭС, строительство которой в Таджикистане сейчас активно ведется. Впрочем, судя по тому, что вопрос не поднимался в ходе нынешнего визита, стороны не смогли найти его взаимоприемлемого решения.
Тем не менее несколько ведущих экспертов и специалистов в области гидроэнергетики и использования водных и энергетических ресурсов уверены, что политика уже давно вступила в конфликт с экономикой и кооперация двух стран в использовании стока Вахша была бы выгодна всем. "Проект Рогунской ГЭС был разработан в советский период в Ташкенте, в Среднеазиатском отделении института "Гидропроект". Кроме подачи воды на турбины для выработки электроэнергии, водохранилище ГЭС емкостью 13 куб. км предусматривало аккумулирование воды для орошения десятков тысяч гектар новых земель в Узбекистане, в нижнем течении Аму-Дарьи", – сказал "Вестнику Кавказа" эксперт по Таджикистану Андрей Захватов. По его мнению, эта тема могла обсуждаться на переговорах в Ташкенте. В результате обсуждения стороны смогут снять опасения Узбекистана в том, что заполнение водохранилища лишит "низовья" оросительной воды – путем создания небольшой совместной мониторинговой группы гидрологов, контролирующих приток воды в водохранилище и сбросы из него. Таджикистан уже не раз официально заявлял, что не оставит соседей без воды. Не исключено также, что, взвесив все "за" и "против", Узбекистан не только согласует проект Рогуна, но и предложит свое участие в финансировании достройки Рогунской ГЭС. "Очевидно, что нерешенные проблемы в этой сфере ни к чему хорошему не приведут. Дело в том, что численность населения Таджикистана и Узбекистана уже превысила 40 млн человек и продолжает расти примерно на 800 тысяч человек в год, а площади орошаемой пашни в расчете на одного человека уже на предкритическом уровне. Социальные взрывы, связанные с ростом населения, не нужны никому и руководство двух стран это хорошо понимает. Мировая практика знает примеры достижения соглашений по разделу водных ресурсов – на берегах европейской реки Дунай расположены 10 стран, которые смогли договориться. Поэтому ожидать продвижения сторон к достижению договоренностей по этой теме – совсем не из области фантастики", – отметил Захватов.

Удалось ли главам двух государств снять торгово-экономические барьеры, пока не известно. Находясь в Душанбе, Мирзиеев  заявил, что "нынешний показатель товарооборота не соответствует потенциалу двух стран, имеются широкие неиспользованные возможности для доведения его до 1 млрд долларов" .  Ташкент в рамках предэкспортного финансирования выделил Душанбе 100 млн дол. для того, чтобы таджикские импортеры закупали узбекскую продукцию. Однако на пути у предпринимателей Узбекистана встала таджикская таможня, ограничив ввоз продовольственной продукции. В Министерстве внешней торговли Узбекистана назвали ограничение узбекского импорта нарушением Таджикистаном соглашения о свободной торговле между странами. Стороны обязались не применять таможенные пошлины, налоги и сборы, а также не вводить количественные ограничения на экспорт/импорт товаров, проходящих с таможенной территории одной из договаривающихся стран. Поэтому, оптимистичные ожидания узбекской власти по увеличению товарооборота в нынешнем году не оправдаются. По прогнозу специалистов, товарооборот по итогам года составит при оптимистическом сценарии около 140 млн долларов. В средневзвешенном – 120-125 млн долларов.

"Ташкент неоднократно выражал заинтересованность в более активном присутствии на рынках Таджикистана, в том числе – в создании совместных предприятий и расширении товарной номенклатуры своего импорта. Однако, Душанбе искусственно тормозит этот процесс, препятствуя проникновению узбекского бизнеса в страну. Официальные лица Таджикистана открыто дают понять, что экономические отношения с Ташкентом готовы поощрять только в агропромышленной сфере и туризме", – заявил "Вестнику Кавказа" Панкратенко. В частности, в Узбекистане действует 39 предприятий с участием таджикского капитала, а на территории Таджикистана - восемь предприятий, созданных узбекскими инвесторами. Возможно, ситуация изменится после проведенного в Ташкенте бизнес-форума, по итогам которого были  подписаны экспортные договоры на 103 млн долларов.

Эксперты считают, что  Душанбе продолжает сохранять предельно настороженное отношение к Ташкенту и политике Шавката Мирзиеева в регионе, не выражает готовности к расширению двухсторонних связей. Поэтому подписанный в ходе нынешнего визита Рахмона Договор о стратегическом партнерстве между Республикой Узбекистан и Республикой Таджикистан носит достаточно декларативный характер. Более оптимистичную оценку высказал руководитель аналитической группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института Востоковедения РАН Станислав Притчин. Он назвал визит президента Эмомали Рахмона в Ташкент "историческим" и "заслугой Шавката Мирзиеева". "Все, начиная со встречи таджикского президента в аэропорту Ташкента, конструктивные переговоры и дружеская атмосфера и заканчивая подписанием пакета документов, стало возможным благодаря новой политике Узбекистана. Шавкат Мирзиеев он взял курс на конструктивное сотрудничество с соседями, даже, несмотря на то, что между странами было много сложностей. Впрочем, ряд нерешенных вопросов остается. Например, по строительству в Таджикистане Рогунской ГЭС. Но в целом, та атмосфера, которая сложилась между Таджикистаном и Узбекистаном, важна для регионального сотрудничества", – сказал "Вестнику Кавказа" Станислав Притчин.

11810 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!