События 1918 года в Кубе (ч.2 - предыстория)

События 1918 года в Кубе (ч.2 - предыстория)

Убийство людей по национальному признаку нельзя оправдать ничем, но еще более страшно, когда в ходе этнических чисток люди гибнут только потому, что они этинически близки к тем, которых убийцы считают виновниками своих бед.

События в 1918 года на территории всего Азербайджана историки называют этническими чистками, говоря о том, что тогдашние погромы были составной частью масштабных планов националистов, стремящихся к максимальному уменьшению численности мусульманского населения во всех азербайджанских регионах. Однако остается не до конца понятным, почему армянские погромы 1915 года в Османской Турции стали основанием для этнических чисток азербайджанцев в 1918 году. Как акт осуждения политики вражды, как пример того, к чему может привести чувство мести, а также для раскрытия объективных фактов "Вестник Кавказа" публикует материалы о мартовских событиях 1918 года с предысторией.

В конце XVII - начале XVIII века азербайджанские земли оказались в центре внимания уже Российского государства. Так, значительно усилившаяся в период царствования Петра I, Россия нуждалась в источниках сырья, имевшихся в изобилии в Южных областях Кавказа и особенно в Азербайджане. Овладение Каспийским побережьем, как важнейший шаг на пути к продвижению на Кавказ, а затем и в Среднюю Азию, и стало главной стратегической задачей российского императора. Весной 1722 года Петр I с большим войском двинулся к Астрахани, в начале лета 1723 года русские войска заняли Дербент, а 17 июля русские военные корабли вошли в Бакинскую бухту. В сентябре 1723 года Шах Тахмаспа II заключил договор с Россией, по которому за обещанную ему помощь в борьбе против афганцев уступил России земли Каспийского побережья от Дербента до Астрабада, куда входили и территории полунезависимого Кубинского ханства. Овладевшие к тому времени Кубой (в составе Ширвана) Сурхай-хан и Гаджи Давуд признали над собой власть султанской Турции, которая в 1723 г. также начала войну против Ирана. Обеспокоенная успехами Российского государства в прикаспийских областях Османская империя направила свои войска в Закавказье, которые в 1724 году взяли Эривань, затем гор. Хамадан. 23 апреля 1724 года между Турцией и Россией был заключен Константинопольский договор, согласно которому Турция признала за Россией Прикаспийские земли, а Россия дала свое согласие на захват Турцией западного Ирана. В августе 1725 года турки заняли Гянджу, затем Тебриз, а осенью Ардебиль и Казвин. В 1727 г. турки заключили договор с Ашрафом, захватившим престол в Исфахане, согласно которому Турция получила не только все земли, предусмотренные Константинопольским договором с Россией, но и еще Зенджан, Казвин, Султанийе, Тегеран и даже Хузистан. Таким образом, в руках султанской Турции вновь оказалась почти вся территория Азербай- джана за исключением полосы его прикаспийских земель, доставшихся России, куда входили и владения Кубинского ханства. В 1726 г. Российское государство, признав наследственное право кубинских ханов, назначило молодого Гуйсен Али Хана (сына Султана Ахмеда) правителем Кубы, который принес присягу верности России. (21)

Существует также предположение, что это событие происходило не в 1726 г., а 4 годами раньше, притом с участием самого Петра I, назначившего 12-летнего Гусейн Али ханом Кубы и затем утвердившего это назначение.(22) Как указывают русские источники, Кубинский хан был достаточно самостоятелен в своих действиях, не платил в Российскую казну, и обязывался лишь вступить в военные действия вместе со своими подданными в требуемое время, естественно на стороне российских войск. ( 23) Не известно, как бы дальше сложилась история Кубинского ханства, однако на политической арене Ирана буквально во время описанных событий появилась новая фигура – энергичный и талантливый полководец Надир Кули, будущий Надир шах Афшар, "несколько задержавший процесс возникновения и формирования ханств в Азербайджане, начавшийся при Сефевидах". (24)

После десятилетних сражений Надиру удалось вернуть все захваченные Россией и Турцией земли. В 1732 и 1735 гг. Надир заключил мир с Россией, по которому последняя окончательно вывела свои войска из прикасспийских земель Азербайджана. В 1734 г. Надир полностью разрушил Шемаху за оказанное ему сопротивление, а население города переселил в Ахсу – Новую Шемаху. В 1736 г. он заключил мирный договор с Турцией, согласно которому Турция возвратила все территории, принадлежавшие Ирану до 1722 г. В самом начале того же 1736 года (январь-март) Надир созвал на Мугане курултай с "заранее подобранным составом", где был "избран шахом". Не согласившийся с подобным "избранием" беглярбек Карабаха Угурлу-хан Каджар "позднее поплатился за это утратой двух третей своих владений". (25) Созыв курултая на Мугане и все последующие события – карательные экспедиции против вольных джаро-белоканских обществ и в Дагестан (1741-43 гг.), трехлетняя война с Турцией (1743-1746), попытка создать флот на Каспийском море, – показывают что центр политических событий в годы правления Надир-шаха (1736-1747) вновь перенесся на территорию Азербайджана. "Все это ничего хорошего не сулило населению Азербайджана. Наоборот территория его превратилась в проходное поле для карательных экспедиций, направляемых Надиром в Дагестан для борьбы с непокорными горцами, а также в арену сражений против повстанцев в самом Азербайджане, преимущественно в Ширване". (26)

D отличие от правителей Ширвана, проводивший более сдержанную политику Гусейн Али хан кубинский в условиях существующей феодальной вакханалии, перед политическими амбициями Ирана и Турции и завоевательными планами России, предпочитал ни с кем не портить отношений и выказывал свою дружбу как России, так и Ирану, за что и был вознагражден: при первом походе в Азербайджан Надир передал Гусейн Али хану правление Сальяном. (Однако, очень скоро Сальян вновь был отобран у Гусейн Али хана, которому Надир шах поручил "править только Кубой") (27) В этот период Куба представлял собой небольшой средневековый город, население которого занималось ремеслами и торговлей. Возникновение "большой Кубы", по определению акад. И.Березина, было обусловлено потерей значения гор. Худата, как административного центра, и перенесением в 1735 г. столицы ханства в Кубу, куда переселилось и большинство населения Худата. Существуют также версии, что переселение столицы произошло в 1747 г. или в 1748 г. (28). Таким образом, город Куба стал столицей одноименного ханства в 1735-м году при Гусейн Али хане. В состав ханства входили также сотни не больших деревень, население которых занималось земледелием, садоводством и животноводством. Несмотря на относительную политическую стабильность в самом Кубинском ханстве, в 1740-е годы в соседних с ним областях - Ширване, Дагестане, Карабахе, Шеки не прекращались военные действия между войсками Надир шаха и вооруженными силами местных правителей, так и не пожелавших подчиниться центральной иранской власти. Так, в 1743 г. началось крупное народное восстание против шахского Ирана на территории Ширвана, подавить которое Надир-шаху удалось лишь благодаря применению артиллерии, в результате чего был взят гор. Новая Шемаха –Ахсу, центр восстания. В ноябре того же года Надир-шах с 15 тысячным войском совершил поход против шекинцев, восставших под руководством Гаджи Челеби-хана и лишь в феврале 1745 г., после двухлетней борьбы и осады г. Шеки (крепость Гелесен-Гересен) Челеби-хан был вынужден признать власть Надира. Однако все эти военные походы не могли пройти бесследно для самого Иранского государства.

В последние годы правления Надир-шаха его государство сильно обнищало. Остро нуждавшийся в средствах Надир-шах начал издавать все больше и больше указов о новых чрезвычайных налогах, что и послужило серьезным толчком к вооруженным восстаниям против режима, в результате чего "от него отложились из-за тяжести хараджа и Гянджа, и Самух и Эриван, и другие города и подданные Арана". (29) Таким образом, еще при жизни Надир-шаха перестали подчиняться центральной власти те или иные области Азербайджана и закладывались основы будущих независимых от Ирана азербайджанских ханств. Усиление этого процесса после смерти Надир-шаха (19 июня 1847) привело к ликвидации продолжительного иранского господства и созданию уже полтора десятка ханств: "...в середине XVIII века на всей территории Азербайджана образовалось уже 17 ханств, правда небольших, но фактически независимых от центральной шахской власти в Иране. Все они располагались в пределах исторических земель Азербайджана от границ собственно Ирана до Главного Кавказского хребта на севере и до границ султанской Турции, Армении и Восточной Грузии на западе, до западных берегов Каспия. ...Все эти ханства, как правило, были основаны выходцами из знатных фамилий азербайджанских феодалов, возглавлявших роды отдельных племен". ( 30)

Следует подчеркнуть, что успеху образования азербайджанских ханств способствовала также разгоревшаяся борьба за иранский престол между наследниками шаха Надира, продолжавшаяся почти 10 лет (1748-1758 гг.). Таким образом, в истории Азербайджана с середины XVIII века начинается очень важный период, когда страна обретает независимость, "хотя выступает на исторической арене не как единое государство, будучи политически раздробленным на ряд независимых и полузависимых ханств".(31) Вместе с тем эти несколько десятилетий (более полувека) могут считаться и периодом государственного функционирования азербайджанских ханств в число которых входили следующие: Шекинское, Карабахское, Кубинское, Шемахинское, Бакинское, Нахичеванское, Гянджинское, Дербентское, Тебризское, Сарабское, Ардебильское, Хойское, Урмийское, Карадагское, Талышское, Марагинское, Макинское. Как более мелкие государственные объединения возникли Куткашенское, Кабалинское, Арешское, Казахское, Шамшадильское, Елисуйское султанства. К северо-западу от последнего были расположены Джаро-Белоканские общества. Однако, отсутствие во второй половине XVIII века в Азербайджане единого экономического центра, довольно замкнутое существование отдельных областей, стремление большинства местных феодалов - ханов, султанов, меликов, беков заботиться только о собственной независимости и заинтересованность их в сохранении феодальной раздробленности всячески препятствовали объединению страны и созданию централизованной власти. История почти всех ханств Азербайджана насыщена беспрерывными войнами и дворцовыми переворотами. Наиболее могущественными ханствами в это время были Урмийское, Шекинское, Карабахское, Кубинское, Хойское. И не случайно, что именно из среды правителей этих ханств вышли наиболее сильные личности, стремящиеся объединить Азербайджан под своей властью, что стало исключительно важным явлением в политической жизни Азербайджана второй половины XVIII века. Такими видными политическими деятелями на юге стал основоположник Урмийского ханства Фатали-хан Афшар, а на севере Фатали-хан Кубинский (1736-1789). Именно при правлении Фатали- хана (1758-1789 гг.), сына Гусейн-Али хана, пришедшего к власти после смерти своего отца, роль и значение Кубинского ханства в истории Азербайджана резко возросло. В 1760-1780-х годах ему удалось объединить северо-восточные земли Азербайджана – после более чем десятилетних (1757-1768гг.) усилий он присоединил к своим землям Сальянское султанство, Дербентское, Бакинское и Шемахинское ханства. Шекинское ханство также вскоре оказалось в зависимом положении от Кубинского ханства, которое в конце 60-х годов XVIII века превратилось в одно из самых могущественных ханств, объеденивших значительные части азербайджанских земель в рамках одного государства. Так, к этому времени границы Кубинского ханства на юге соприкасались с границами Талышского, на западе Шекинского, а на юге-западе Карабахского ханств Азербайджана. (32)

Однако восстановление северо-восточного объединения Азербайджана вовсе не устраивало не только непосредственных противников Фатали-хана – уцмия каракайтакского Амира Гамзы, шемахинского Агаси-хана, карабахского Ибрагим-хана, и царя Картли-Кахетии Ираклия II, но и центральное шахское правительство Ирана в лице Керим-хана Зенда, представителя чисто персидской династии Зендов, одержавшего победу над своими соперниками к 1763 г., и вновь объединившего Иран. Как следует из источников, Керим-хан Зенд через Гилянского Хидаят хана послал "Фатали-хану своих депутатов с обнадеживанием..., что оной Фатали–хан оставлен будет от него высокого рода векиля, если отступит от России"(33). Упоминание о России не было случайным, поскольку было известно о существенной помощи русских войск, оказавших серьезную поддержку Фатали-хану в тяжелейший для него период и принявших совместно с кубинцами активное участие в сражении с дагестанцами за снятие осады Дербента (1774 г.). Вероятно, подобные предложения Керим-хан Зенд делал неоднократно, о чем свидетельствовал сам Фатали-хан: "Керим хан, который ныне повелителем вся Ирана находится, прислал ко мне из столичного города Шираза несколько человек поверенных депутатов со многими дарами...и великою денежною казною с тем намерением , что чрез то склонить меня к своей службе и согласию, но я ...его отнюдь не принял". (34) Отказ этот обернулся вновь развернувшимися военными действиями против Фатали-хана, в которых участвовали и его противники из числа азербайджанских ханов. Однако смерть Керим-хана Зенда в 1779 г. привела к новому ослаблению центральной власти в Иране и в конечном результате Иранское государство снова распалось. Среди не признавших власть Зендов был представитель из рода Каджаров Ага Мухаммед-хан, который укрепив свою власть в Мазандаране, стал распространять ее на северные области Ирана и первым напал на Гилянское ханство. Вытесненный из своего владения, гилянский Гидаят хан нашел убежище у Фатали-хана Кубинского, у которого и попросил помощи. Фатали-хан организовал поход в Гилян весною 1781 г. Поход этот был примечателен тем, что впервые в войне против претендента на шахский престол Каджара объединились военные силы и отряды почти со всех концов Азербайджана – Кубинского, Дербентского, Бакинского, Шемахинского, Джевадского, Шекинского, Карабахского, Талышского и Ардебильского ханств. В походе приняли участие также войска шамхала тарковского и уцмия каракайтакского...По свидетельству источников того времени "все приведенные войска собраны были большей частью стараниями Фатали-хана, а общее командование осуществлял кубинский полководец Мирза-бек Баят".(35)

По мнению известного азербайджанского историка А.С.Сумбатзаде: "Такой представительный состав участников похода на Гилян убедительно продемонстрировал степень зрелости сознания и чувства единства азербайджанцев в борьбе против шахского Ирана" и, вдохновленный именно "победой в Гиляне, Фатали-хан решил осуществить давно вынашиваемый план о присоединении к созданному им объединению хотя бы части южно-азербайджанских ханств".(36) Весною 1784 г. он организовал поход в Ардебиль, которым овладел в мае, и взяв также Мешкин, продвинулся на юго-запад. Однако, планам Фатали-хана не суждено было осуществиться, поскольку эта его попытка встретила сопротивление не только некоторых сильных ханов Азербайджана, грузинского царя Ираклия II, и ряда дагестанских владетелей, но и правительства России, что было самым главным. Фатали хан, конечно, не мог догадаться, что уже в это время существовал "секретный проект князя Потемкина-Таврического, чтоб, воспользуясь персидскими неустройствами, занять Баку и Дербент, и присоединения Гиляна назвать Албаниею для будущего наследия великого князя Константина Павловича". (37)

Во второй половине 80-х годов в борьбе за шахскую корону в Иране перевес начал брать Ага-Мухаммед-хан Каджар, который не будучи еще шахом, обратился с письмами к Фатали-хану кубинскому и Ираклию II с требованием, чтобы те не только признали его власть, но и порвали все отношения с Россией. Перед надвигающейся опасностью эти два самых сильных политических деятеля Закавказья, почти 30 лет соперничавшие и враждовавшие друг с другом, впервые заключили договор (1787 г.) о совместной защите от угроз, как со стороны Ирана, так и Турции. В последующие годы Фатали-хан вместе со своими союзниками успешно отбивал атаки Ага-Мухаммед-хана Каджара на Закавказье через Южный Азербайджан. Однако, в марте 1789 г. в самом зените своей славы и могущества созданного им объединения северо-восточного Азербайджана Фатали-хан скончался. Характеризуя деятельность Фатали-хана Кубинского, известный А.С.Сумбатзаде подчеркивает три линии, "которые красной нитью проходят через всю его жизнь. Во-первых, бескомпромиссная борьба за отделение Азербайджана от Ирана и создание единого Азербайджанского государства; во-вторых, ясное, четкое отмежевание от султанской Турции, и наконец, в-третьих, неизменная верность союзу и дружбе с Россией". (38). Как бы сложились дальнейшие отношения Фатали-хана с Россией, знай он о "секретных планах и помыслах" Российского государства относительно будущности Кавказа, в том числе и Азербайджанских земель, не известно. Однако, бесспорно одно, что как политическая фигура Фатали-хан Кубинский уже в первые годы своего правления перешагнул далеко за рамки своего наследственного ханства - Кубы, и как выразитель устремлений формирующегося азербайджанского народа, стал выдающимся политическим и государственным деятелем Азербайджана второй половины XVIII века. Следует отметить, что хотя политическая история Кубинского ханства при Фатали-хане и была насыщена фактами нашествий и военных походов, однако, этот период, в целом, безусловно, может считаться как самым ярким в истории этого края, так и наиболее спокойным и стабильным для мирного населения не только Кубы, но и для значительной части территорий Азербайджана, находящихся под его властью. Будучи надежно защищенными, жители края получили передышку от бесконечных войн и опустошительных оккупаций. Следует особо подчеркнуть, что языком всех государственных актов и официальной переписки в канцелярии Северо-восточного объединения, созданной Фатали-ханом был азербайджанский язык, что свидетельствует о подтверждении в этот период официального статуса азербайджанского языка, как государственного. После смерти Фатали-хана его преемникам – сыновьям Ахмед-хану (1789-1791) и Ших-Али-хану (1791-1810), в силу как личных качеств, так и сложившихся политических условий, уже не удалось сохранить высокое положение и независимость власти, и созданное их отцом объединение Азербайджана вокруг Кубинского ханства распалось.

21. Фарзалибеков Ш.Ф. История Губы. с. 39
22. См. Абдуллаев Г.Б. Азербайджан в XVIII в. и его взаимоотношение с Россией. Баку, 1965, с. 89
23. Там же.
24. Далили Х.А. Южные ханства Азербайджана..., с. 16 (на азерб. яз.)
25. История Ирана с древнейших времен до конца 18-го века. Л. 1958, с. 302
26. Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы-этногенез и формирование народа..., с. 245
27. Фарзалибеков Ш.Ф. История Губы.., с. 42 ( на азерб.яз.)
28. См.: Абдуллаев Г.Б. Азербайджан в XVIII в. и его взаимоотношение с Россией... с.192
29. Алиев Ф.М. Антииранские выступления и борьба против турецкой оккупации в Азербайджане в первой половине XVIII века. Баку, 1975, с. 216
30. Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы-этногенез и формирование народа... с. 247
31. Алиев Ф.М. Азербайджан в XVIII веке. В книге: Историческая география Азербайджана, Баку, 1987, с.133. 32. Абдуллаев Г.Б. Из истории северо-восточного Азербайджана в 60-80-х гг. XVIII века. Баку, 1958, с. 36-52
33. Абдуллаев Г.Б. Азербайджан в XVIII веке и его взаимоотношение с Россией,...с. 558
34. Там же
35. Абдуллаев Г.Б. Из истории северо-восточного Азербайджана..., с. 102
36. Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы-этногенез и формирование народа..., с. 255
37. Абдуллаев Г.Б. Из истории северо-восточного Азербайджана...,с.125 ; Памятные записки А.В.Храповицкого\ Чтение в Императорском обществе истории древностей российских при Московском ун-те. М., 1782, Кн. 2, с. 37
38. Сумбатзаде А.С. Азербайджанцы - этногенез и формирование народа..., с. 257

22890 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!