Вестник Кавказа

Лидера кодорских сванов посадили на 12 лет

Георгий Калатозишвили, Тбилиси

Бывший представитель президента Грузии в Кодорском ущелье Абхазии Эмзар Квициани приговорен к 12 годам тюремного заключения за «попытку вооруженного переворота» и неповиновение властям.
Приговор Квициани вынес суд "Гали - Гульрипшского района Абхазской автономной республики» - структура, действующая на территории Грузии. В отличие от Гальского и Гульрипшского районов, Кодорское ущелье Абхазии, с момента окончания грузино-абхазской войны, то есть сентября 1993 - по август 2008 года, контролировали центральные власти Грузии.

Признанным лидером местных сванов (этнических грузин, говорящих на сванском диалекте) был активный участник войны, Эмзар Квициани. Президент Шеварднадзе назначил его своим представителем в ущелье, и Квициани сохранял этот пост до «революции роз» 2003 года, против которой активно выступил, поскольку уже тогда чувствовал, что «революционеры», первым делом, попытаются нарушить хрупкое статус–кво, сложившееся в зонах конфликтов, в том числе в его родном Кодорском ущелье.

Новый президент Михаил Саакашвили сменил президентского представителя, но Эмзар Квициани оставался самым авторитетным полевым командиром и контролировал ополчение местных сванов «Монадире» (Охотник). Тем не менее, повинуясь ультиматуму властей, Квициани уехал из Кодори в другой регион Грузии, занялся бизнесом и не вмешивался в дела ущелья до лета 2006 года, когда президент Саакашвили и тогдашний министр обороны Ираклий Окруашвили приняли очередное «смелое» решение по разоружению «Монадире» и введению в Кодорское ущелье около 2 тыс. грузинских военнослужащих.

Сваны позвали Эмзара Квициани, тот бросил все дела и вернулся в ущелье, открыто выступив против решения Саакашвили. Но в итоге был вынужден уехать в Россию, а ущелье превратилось в грузинский военный плацдарм, что в корне меняло военно-стратегическую ситуацию на северо-западном Кавказе.

Ни один из «игроков» в этом регионе (Москва, Абхазия, северокавказские элиты) с таким поворотом не смирился. Хотя Квициани был простым деревенским парнем, но хорошо знал абхазов и все 1990-е, после завершения войны, вел с ними "кропотливые переговоры" о мире.
При посредничестве российских миротворцев и тогдашних властей Грузии в 1995 году абхазы и сваны достигли негласного, неоформленного на бумаге, но вполне реального стратегического компромисса: абхазская сторона отказалась от планов установить контроль над верхней частью Кодорского ущелья (где жили сваны) и смирилась с тем, что там сохраняется определенное влияние Грузии. В свою очередь, Квициани обещал не допустить ввода в ущелье грузинских войск и размещения в ущелье структур «Абхазской автономной республики» (ААР). Для абхазской стороны это было важно, поскольку одно дело, когда правительство ААР расположено в Тбилиси и совсем другое, когда оно находится на территории самой Абхазии – в Кодорском ущелье. Квициани отдавал себе отчет в том, что абхазы с этим не смирятся и попытаются наказать нарушителей негласной договоренности.

В 2001 году президент Шеварднадзе принял абсолютно безответственное решение о переправке из Панкисского ущелья (в 400 километрах от Абхазии) в Кодорское ущелье отряда чеченского полевого командира Руслана Гилаева. Инцидент чуть не привел к российско-грузинскому военному конфликту, но был урегулирован при участии Квициани, а гилаевцы вернулись из Кодори в Панкиси. Однако в 2006 году Квициани уже не смог помешать планам Саакашвили, превратить Кодорское ущелье в «витрину возвращения Абхазии»: ущелье переименовали в «Верхнюю Абхазию, разместили там структуры ААР и превратили в военную базу, отряд «Монадире» расформировали, а многих сванских ополченцев отправили за решетку, назвав бандитами. Причем члены правящей команды даже не скрывали, что считают Кодори «удобным плацдармом для возвращения Абхазии военным путем».

Как и предсказывал Квициани, ситуация разрешилась печально для Грузии и местных сванов в 2008 году, когда при поддержке российских сил, в том числе авиации и флота, абхазские формирования практически без боя выдавили из ущелья грузинские войска вместе со сванским населением. Тысячи сванов превратились в беженцев, уже не надеясь на возвращение в родные дома, а абхазские власти заявили о планах превращения высокогорного ущелья в заповедник.

Эмзар Квициани вернулся в Грузию в феврале этого года, надеясь, что новые власти страны не упекут за решетку человека, который искренне пытался спасти ущелье, противодействуя авантюрным планам прежней команды. Но он просчитался.

Конечно, Квициани должен был оценить свой просчет еще в конце 2012 года, когда правящая коалиция «Грузинская мечта» отказалась внести его имя в «список политзаключенных и политбеженцев режима Саакашвили». Судя по всему, новые власти посчитали, что прецедент вооруженного сопротивления правительству опасен и для них. Хотя Квициани и его бойцы не оказали реального сопротивления в 2006 году, когда в Кодори входили грузинские войска, не пожелав стрелять «в своих».

Приговор Эмзару получил огромный резонанс в стране. В Тбилиси, у здания парламента прошла акция протеста с требованием освободить человека, все «преступление» которого в том, что он противостоял безумным авантюристам, пытаясь спасти свой народ от изгнания с родной земли.

20335 просмотров