Вестник Кавказа

Египет переориентируется с Саудовской Аравии на Россию

Carnegie Endowment for International Peace

Отношения между Саудовской Аравией и Египтом, ранее считавшимися надежными союзниками, в последнее время испортились. Это может быть связано с неспособностью Египта играть роль гаранта региональной безопасности в Персидском заливе против растущей иранской гегемонии и его стремлением развивать отношения с другими, менее требовательными международными союзниками, особенно с Россией. 

10 октября египетская делегация в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций проголосовала за российскую резолюцию о прекращении огня в Алеппо, которая позволила бы России продолжать осуществлять авиаудары, раскритикованные саудовской делегацией. Примечательно, что на том же заседании египетская делегация также проголосовала за резолюцию Франции, поддерживающую позицию Саудовской Аравии и призывающую к созданию бесполетной зоны. Эти, казалось бы, противоречащие друг другу позиции можно объяснить стремлением Египта умиротворить Саудовскую Аравию и в то же время наладить более тесные отношения с Россией, которую Каир рассматривает в качестве потенциального и надежного международного союзника.

Тем не менее признаки усиления напряженности в египетско-саудовских отношениях были очевидны еще до голосования в ООН, что указывает на более глубокий раскол. Общественное недовольство, последовавшее после передачи двух египетских островов Тиран и Санафир Саудовской Аравии в 2016 году, - лишь один из примеров. Другим примером стало решение нефтяной компании Saudi Aramco сначала отложить, а потом и вовсе остановить поставки топлива в октябре. Сумма сделки - $22 млрд, но действия Саудовской Аравии не были объяснены никакими причинами, а статус поставок в ноябре до сих пор неизвестен.

В ответ на публичную критику Саудовской Аравии в отношении голосования в ООН и приостановку нефтяных поставок, государственные СМИ Египта начали кампанию против королевства, опираясь на националистическую риторику суверенитета и независимости и обвиняя Эр-Рияд в поддержке терроризма. Халед Салах, главный редактор издания Youm7, даже призвал египтян не ехать в Мекку на хадж под предлогом того, что эта мера поможет сохранить твердую валюту Египта. За этим последовала критика Египта в СМИ Саудовской Аравии, что в очередной раз подтверждает наметившийся конфликт.

Усиливающийся раскол можно также объяснить неспособностью Египта выполнить свои обещания в плане обеспечения региональной безопасности в Персидском заливе против усиления иранского влияния в Йемене и Сирии. Абдель Фатах ас-Сиси во время своей президентской кампании в 2014 году заявил, что сделает все, чтобы защитить страны Персидского залива от  вмешательства, так как это часть военной доктрины Египта. На встрече с кувейтской делегацией в 2016 году уже в качестве президента, он подтвердил приверженность Египта обеспечению безопасности государств Персидского залива. Это заявление исходило не из желания расширить свое влияние за пределы границ государства, а, как выяснилось из записи встречи между Сиси и другими военными лидерами, было обусловлено необходимостью обеспечения непрерывного потока помощи из стран Персидского залива, особенно из Саудовской Аравии.

Тем не менее Египту не удалось выполнить свою часть сделки. В Сирии, например, Каир больше сотрудничает с Москвой и Тегераном, чем с Эр-Риядом.  В феврале 2016 года Саудовская Аравия объявила о готовности отправить сухопутные войска в Сирию в составе международной коалиции по борьбе с ИГИЛ, после того как проасадовские силы значительно продвинулись при помощи российских авиаударов, которые начались в сентябре 2015 года. Египет ответил на это, что готовность послать наземные войска в Сирию является суверенным решением Саудовской Аравии и не применяется к Исламскому военному альянсу по борьбе с терроризмом - коалиции во главе с Саудовской Аравией, включающей Египет и 37 других государств. Позиция Египта публично дистанцироваться от саудовского решения отражает понимание того, что цель альянса - противодействовать иранской гегемонии в Сирии. В дальнейшем Сиси заявил, что Египет поддерживает необходимость урегулирования путем переговоров в Сирии, хотя не упомянул, будет ли это включать отставку Асада с поста президента. По мнению Саудовской Аравии, любое принятие режима Асада является также принятием иранской гегемонии в Сирии. Но на данный момент Египет, поддерживая пророссийскую политику Асада в Сирии, пытается установить более тесные отношения с Москвой.

В случае с Йеменом, где коалиция Саудовской Аравии вовлечена в длительную военную кампанию, египетская позиция еще более неоднозначна. Тем не менее  результат один и тот же - видимость участия. В начале войны Египет послал морские и военно-воздушные силы в Йемен, а также объявил о намерении направить наземные войска в случае необходимости. Хотя египетский Совет национальной безопасности согласился в январе 2016 года расширить участие Египта в военной кампании еще на один год,  до сих пор наземные войска государства не были посланы в Йемен. Участие египетских военных в Йемене было скорее символическим и не оправдало ни количественных, ни качественных ожиданий стран Персидского залива.

Теперь Египет стремится наладить связи с Россией как с экономическим союзником, который не будет выдвигать военных требований Каиру. Египет уже сотрудничает с Россией в области атомной энергетики. 19 ноября 2015 года он согласился на российский кредит в размере $ 25 миллиардов  для строительства атомной электростанции. А когда напряженность в отношениях с Саудовской Аравии стала открытой, обе страны договорились о проведении совместных военных учений с 15 по 26 октября. Это усилило разрыв между египетскими обещаниями и действиями по отношению к государствам Персидского залива.

В то время как уязвимость египетского режима растет, все более вероятно, что страна будет стремиться попасть в российскую орбиту и искать аналогичных надежных союзников, которые могут получить дополнительное преимущество от сдерживания внутренних противников.

17360 просмотров