Ильхам Алиев: "Чувство национализма не должно превалировать над чувством справедливости"

Ильхам Алиев: "Чувство национализма не должно превалировать над чувством справедливости"

Вчера президент Азербайджана Ильхам Алиев стал гостем программы "Мнение" на канале "Россия24". Он ответил на вопросы, связанные с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне, развитием энергетической отрасли Азербайджана, урегулированием нагорно-карабахского конфликта, подготовкой к первым Европейским играм.

- Мы встречаемся в преддверии Дня Победы, 70-летия победы в Великой Отечественной войне, пожалуй, главного события, объединяющего народы, события общей истории. Что означает День Победы для Азербайджана и для вас лично?

- Это наш большой праздник, который мы торжественно отмечаем на протяжении нескольких дней и до Дня Победы и во время. Встречи с ветеранами, праздничные мероприятия проводятся в Азербайджане. Этот праздник для нас очень дорог, и он является официальным государственным праздником. К сожалению, в первые годы независимости тогдашние власти Азербайджана ликвидировали этот праздник. И только с приходом на должность президента Гейдара Алиева в 1993 году День Победы был объявлен государственным праздником, это выходной день. Тем самым историческая справедливость была восстановлена.
Отношение к ветеранам у нас очень доброе. В этом году завершается программа обеспечения всех ветеранов автомобилями. Им также выделяются квартиры, участки для отдыха, денежные вознаграждения. Это гордость нашего народа, мы чтим память погибших и убеждены, что молодое поколение должно воспитываться именно на примере беззаветного героизма, любви к своей Родине, чтобы эти традиции героизма и любви к отчизне продолжались.
Праздник сближает все народы бывшего Союза и должен сближать всех тех, кто участвовал в победе над фашизмом. Мы гордимся тем, что 700 тысяч представителей Азербайджана участвовали в войне, более 300 тысяч погибло, 123 человека были награждены званием Героя Советского Союза. Так что, нам есть, чем гордится. И мы бережем в памяти нашу общую победу.

- Я позволю себе сказать то, что вы однажды сказали за кадром - для вас память о Великой Отечественной войне так же свята, как память вашего отца. Так же, как мы храним память предков, память наших близких, важно сохранить воспоминания об этом историческом событии, об этой исторической трагедии. Но как это сделать, когда вокруг происходят попытки переписать историю, и эта прививка войны уже не действует на многих?

- Мы с большим беспокойством наблюдаем попытки переписать историю, принизить роль Советской армии в победе над фашизмом, а также попытки героизации фашистских преступников, их последователей и тех людей, которые разделяют их идеологию. Ведь нам всем какое-то время назад казалось, что с фашизмом покончено окончательно. Это зло, которое человечество еще не видело в своей истории. К сожалению, в результате усилий некоторых кругов, пропагандистской кампании часть молодого поколения в разных странах мира, не зная реальной истории, если им постоянно внушают искаженные исторические факты, становится подверженной этому вирусу. Мы видим марши, факельные шествия, демонстрации неофашистов во многих регионах мира. Это все вызывает большое беспокойство. Мы свято бережем нашу историю, подвиг всех народов Советского Союза и других стран-союзников, которые положили конец этому кошмару. Он должен жить в памяти из поколения в поколение. Думаю, ответственность сейчас лежит на тех политиках, тех руководителях стран и влиятельных общественных деятелях, которые свято чтут великий подвиг наших отцов и дедов и которые должны своей деятельностью постоянно это доказывать.
Нам какое-то время казалось, что всем всё известно, что есть столько исторических документов, поэтому здесь не может быть двух мнений. Но оказывается, что может. И самое печальное, что представители молодого поколения – те, кому сегодня 20-25 лет, выходя на фашистские марши, по существу, дискредитирует нашу общую победу. И если эта тенденция будет нарастать в дальнейшем, то на каком-то этапе история будет перевернута с ног на голову. Думаю, на данном этапе все общественные структуры, которые разделяют те убеждения, о которых я говорю, должны скоординировать свои действия, должны активно работать и в плане доведения до общественности, особенно молодежи, исторической правды и в плане того, чтобы противостоять героизации фашизма и переписыванию истории.

- У вас сохраняется уверенность в том, что спустя несколько десятилетий ситуация не изменится принципиально в худшую сторону?

- Огромная ответственность лежит на политиках, на государственных деятелях, на общественных деятелях, на писателях, на представителях творческой интеллигенции, чтобы мы постоянно эту тему держали в центре внимания. Может быть, я повторюсь, но поскольку я искренне за это переживаю, что мне лично казалось, что еще 10-15 лет, что двух мнений на этот счет быть не может. Но видите, как все поменялось. И страны, которые понесли огромные человеческие потери и страдания от фашистской оккупации, сами становятся в какой-то степени объектом манипуляций, какой-то психологической атаки, зомбирования. Это всё очень тревожные тенденции. Это не только обидно с точки зрения искажения исторической справедливости, это тревожные тенденции для будущего мира. Это говорит о том, что та идеология, к сожалению жива. Это большая опасность для всех нас.

- Вы будете 9 мая в Москве?

- Да, конечно, обязательно буду. Я и на прошлый юбилей был в Москве. Обычно 9 мая я провожу в Баку с ветеранами, мы проводим праздничные мероприятия. Но в этом году я с ними встречусь немножко пораньше, а 9 мая буду в Москве.

- Вы сказали, что День Победы и Великая Отечественная война сближают все народы постсоветского пространства. Становятся ли ближе в этот день армянский и азербайджанский народы?

- Трудно об этом сказать. Что касается отношений между народами, я убежден, в отличие от наших армянских визави, что мы не можем враждовать вечно. Мы вместе жили в одном государстве, мы вместе боролись с фашизмом. Поэтому думаю, что придет понимание и в армянском руководстве, что нужно положить конец вражде, нужно положить конец оккупации. Ведь главное препятствие для нормализации отношений между нашими странами – продолжающаяся оккупация азербайджанской территории со стороны Армении, которая не имеет никаких оснований – ни исторических, ни юридических, ни политических. Известно, что высший международный орган – Совет Безопасности ООН принял четыре резолюции, которые требовали немедленного и безусловного вывода армянских оккупационных сил с азербайджанской территории. Прошло более 20 лет, но эти резолюции остались на бумаге. То есть международное право грубо нарушено, нарушено право более миллиона человек, которые были изгнаны со своей земли. И среди них, кстати, очень много было ветеранов.
Нас беспокоит и тот факт, что хотя армянский народ также пострадал от фашизма, многие представители армянского народа с честью воевали на фронтах Великой Отечественной войны, сегодня в Армении происходят тенденции, которые нам понять очень трудно. Идет героизация фашистов, тех людей, которые служили Гитлеру, их имена известны. Недавно азербайджанская общественность, наши ветераны направили письма руководителям дружественных государств, и в том числе президенту России, выражая свое беспокойство тем фактом, что в Армении в честь тех, кто воевал на стороне Гитлера, названы улицы, дома, площади. Это вызывает большое беспокойство. Думаю, что чувство национализма не должно превалировать над чувством справедливости.
На данном этапе, если была бы возможность у ветеранов из Армении и Азербайджана встретиться, наверное, они посидели бы за дружественным столом и вспомнили бы те славные страницы совместной истории. Но, к сожалению, армянская сторона всячески препятствует контактам между общественностью. Были попытки несколько лет назад организовать взаимные встречи общественности, депутатов, и мы думали даже расширять этот формат, но как только в Армении увидели, что это ведет к сближению и к каким-то таким дружеским чувствам, сразу это было прекращено.
Потому что главная проблема – то, что оккупация продолжается, и, к сожалению, Армения хочет максимально продлить этот процесс, хотя они должны понимать, что это не может длиться вечно, этому придет конец, и чем раньше, тем лучше.

- Тем не менее президент Армении тоже будет в Москве. Могут ли состояться какие-то контакты между вами?

- Наши контакты не запланированы на этот период. У нас были встречи в прошлом году, летом в Сочи по инициативе президента России. Затеем, осенью госсекретарь Керри, а затем президент Франции Олланд организовывали встречи, на которых нам казалось, что мы можем двигаться вперед. Но менее чем через две недели после встречи в Париже, на которой мы договорились снижать напряженность на линии огня, Армения организовала широкомасштабные учения в оккупированном Агдамском районе с участием, по их данным, 47 тысяч военнослужащих. Необходимости в этом не было. Это была явная провокация, направленная на срыв переговорного процесса. Мы несколько дней проявляли сдержанность, была дана команда не реагировать на это, потому что мы считали, что мы должны снижать напряженность. Но противник предпринял попытку атаки наших позиций боевыми вертолетами Ми-24. В результате ответных действий нашей стороны один из вертолетов был уничтожен. Это дало возможность армянской стороне обвинить Азербайджан в провокации.
И с ноября, когда это произошло, до сегодняшнего дня никаких контактов у нас нет. Но ведь это не мы проводили учения и не на территории Армении, а Агдамского района. Поэтому это еще раз убеждает нас в том, что все попытки армянской стороны направлены на то, чтобы статус-кво не менялся. Хотя сопредседатели стран Минской группы – Россия, Франция, США – неоднократно говорили, что статус-кво неприемлем, должен быть изменен. Значит, должен начаться процесс деоккупации. Но армянская сторона на это не хочет соглашаться и поэтому всячески препятствует переговорному процессу.
Сейчас между нами никаких контактов нет, и когда будут, мы сказать ничего не можем.

- Переписывание истории стало довольно чувствительным инструментом в широком арсенале способов давления на Россию и ее союзников. Другой способ – это экономические санкции, под которыми Россия живет уже больше года, и это действует, в том числе и на сопредельные страны. Россия преодолевает последствия, эти кризисные явления. В Азербайджане ощущают их?

- Должен сказать, что большого влияния на нашу экономику нет. В какой-то степени сократились денежные переводы азербайджанцев, которые живут и работают в России. Их немало. В основном они люди обеспеченные, бизнесмены. Естественно, по традициям нашего народа, родственники друг другу помогают. У кого есть возможность, помогают тем, у кого возможности нет. Сейчас мы наблюдаем сокращение этой финансовой помощи от азербайджанцев, проживающих в России. Но в связи с тем, что это занимает небольшой объем нашего внутреннего продукта, то глобально на экономику это влияния не оказало.
В целом, жизненный уровень в Азербайджане растет. В этом году экономика за три месяца выросла на 5,3%. Самый главный показатель, который мы всегда отмечаем – ненефтяная экономика – выросла на 7%. То есть несмотря на падение цены на нефть и ситуацию с санкциями в отношении России (а Россия – наш один из главных торговых партнеров), все-таки диверсификация экономики, которая была осуществлена, и реформы позволяют нам динамично развиваться.
Что касается санкций, наша позиция была всегда однозначной, мы ее всегда высказывали. И это не является секретом. Мы против такой формы международного общения. Когда ситуация обсуждалась в ПАСЕ, вся азербайджанская делегация в полном составе выступила против санкций в отношении России и, я думаю, показала пример тем, которые на каждом углу себя позиционируют союзниками РФ, но когда доходит дело до демонстрации позиции в ПАСЕ, как говорится, предпочитают уйти в кусты. Это еще один показатель, и думаю, российская общественность должна это знать. В такие минуты проявляется позиция, в такие минуты проявляется дружеское плечо. Когда у всех всё хорошо, конечно, все могут говорить приятные слова и петь дифирамбы, но когда надо показать свою позицию и не в Москве кулуарно, а в Страсбурге, тут и проявляется достоинство, позиция и, в общем-то, человеческие качества. Поэтому мы, еще раз хочу сказать, против такой формы давления, она контрпродуктивна. Мы всегда выступаем за диалог, за решение всех сложных вопросов за столом переговоров в обстановке доверия. Конечно, в определенной степени между Россией и Западом доверие утрачено, но я думаю, что надо прилагать усилия для того, чтобы его восстанавливать. Ведь есть много опасностей в мире, и в нашем регионе, и в Европе – и экстремизм, радикализм, терроризм, возрождение фашизма, которое мы видим на европейском континенте. Эти вопросы надо совместно решать.

- Азербайджан делает ставку на добычу газа. Это логично и закономерно в условиях, когда вы обладаете такими ресурсами. Но эту историю тоже стараются политизировать. Сегодня с Азербайджаном связывают серьезные надежды в проекте «Южный коридор» и пытаются преподнести это как альтернативу, как некий противовес российским газовым проектам в Европе. Расскажите о масштабах планируемых поставок и об ожидаемых рынках сбыта этого газа.

- Нас, честно говоря, тоже беспокоит такая тенденция и такой информационный фон. Хотя если вы посмотрите официальные заявления официальных высокопоставленных представителей, то там, как правило, таких оценок нет. Это все делается на так называемом экспертном фоне, на фоне политологов и околовластных структур, которые просто создают такой фон. Такая навязчивая пропаганда в какой-то степени уже кем-то воспринимается, как реальность. С нашей стороны ни от одного официального представителя никогда подобного заявления не было, и мы никогда не рассматривали наш проект как какую-то альтернативу. Энергетическая политика Азербайджана осуществляется уже 21 год, с 1994 года, когда мы начали работу по освоению крупнейших нефтяных месторождений нашей страны. И тогда же было построено несколько нефтепроводов для того, чтобы транспортировать на мировые рынки, мы все-таки не имеем доступа к мировому океану. Газовые запасы были вскрыты в конце 1990-х годов. С тех пор мы начали активно работать с тем, чтобы газ добывать, и уже добываем в определенных количествах, начиная с 2007 года, и в небольших количествах экспортируем газ нашим соседям – и в Турцию, и в Грузию, и в Иран, и, кстати, в Россию. Но запасы у нас очень большие, поэтому, конечно, нам нужно их реализовывать. Проект «Южного газового коридора» планировался давно. Раньше он назывался проект «Набукко».

- Сейчас называют «Набукко 2.0»...

- Да, но так его называют именно те, о ком я только что говорил. Когда мы увидели, что проект «Набукко» не жизнеспособен, а именно потому, что не было ни политической воли, ни финансовых ресурсов, ни координации, консолидации усилий, нам казалось, что за наш счет кто-то хочет обеспечить себе блага. Роль Азербайджана в том проекте сводилась просто к сырьевой базе, что нас категорически не устраивало. И проект, по существу, ушел с повестки дня. Но мы должны были реализовывать наши запасы. И главным для нас рынком сбыта природного газа является Турция и Европа, поскольку другие наши соседи – Иран и Россия – сами обеспечены большим объемом природных ресурсов, а рынок Грузии достаточно небольшой. Таким образом, мы инициировали проект «Южного газового коридора» и в 2012 году заключили договор с Турцией о строительстве проекта TANAP (Трансанатолийского газопровода), который является частью «Южного газового коридора». На сегодняшний момент он уже начал реализовываться. Мы осуществляем уже проектные работы, скоро начнется строительство. И на первом этапе азербайджанский газ будет доставлен в еще большем объеме, чем сейчас на турецкий рынок, а дальше через Турцию на европейский. Этот проект позволит реализовать наши большие газовые резервы.
Сказать, что он принесет сиюминутную прибыль, я не могу, потому что затраты очень большие, надо будет их возмещать. И, к тому же, прибыль от газа несопоставима с прибылью от нефти. Все-таки главный источник поступления валюты для нас – это нефтяной экспорт, который сейчас стабилизирован, и будет продолжаться так на протяжении длительного времени. Конечно, газовый фактор будет укреплять нашу экономику, конечно же, значительно повысит роль Азербайджана, значимость Азербайджана для потребителей, и каждая страна хочет, чтобы ее роль росла, значимость росла. Тем самым, будут расширяться наши возможности.
Проект «Южного газового коридора» - это разработка месторождения Шахдениз-2. В рамках этого проекта предполагается добыча и реализация 16 миллиардов кубометров газа, дополнительно уже к 8, которые мы продаем. Из них 6 миллиардов будет получать Турция, 10 миллиардов – несколько европейских стран. То есть это, конечно же, не сопоставимо с тем объемом, который Европа получает из Норвегии, из Алжира, из России.

- Я предлагаю закончить темой, которой мы традиционно заканчиваем наши встречи – о том, что еще сближает народы не только на постсоветском пространстве, но и в мире. Это спорт. Европейские игры, которые принимает Азербайджан, совсем скоро. Огонь Европейских игр уже зажжен…

- Мы рассчитываем, что это событие станет общим праздником спортсменов всей Европы. Для нас это была большая ответственность. Азербайджан был единственным кандидатом на проведение этих игр. Если бы мы тогда не дали согласие на это, эта идея так бы и осталась идеей. Я должен отметить исключительную роль президента Европейского олимпийского комитета господина Патрика Хикки, который эту идею всегда продвигал. Это была большая ответственность для нас, но и большая честь. Нам предстояло за 2,5 года, даже меньше, провести игры сопоставимые с Олимпийскими. Более 6000 спортсменов, 20 видов спорта. Но мы справились с задачей. Факел уже зажжен, мы его зажгли в древнем храме Атешгях, это древний храм зороастризма.
Азербайджан - край соприкосновения многих религий. Это зороастризм, ислам, христианство, иудаизм. Уникальная атмосфера братства между народами и межрелигиозного сотрудничества создана в нашей стране.
Факел уже путешествует по нашей стране. Но наряду с этим мы видим попытки по мере приближения Игр дискредитации этого события. Это у нас вызывает удивление, недоумение. Для чего это нужно? Как будто кому-то поперек горла становится тот факт, что Азербайджан может провести такие мероприятия. Поэтому сейчас мы переживаем примерно то же самое, что вы переживали накануне Сочи – дискредитация, ложь, вранье, называются какие-то совершенно астрономические цифры, которые мы потратили. В принципе на операционные расходы, чтобы эти игры провести, потрачено несколько сот миллионов долларов всего. А 90% спортивных объектов либо было уже построено, либо их строительство началось до того, как это решение было принято. То есть мы их не к Играм строили. Транспортная инфраструктура Баку была развита и до того.
Кампания лжи, вражды и злобы сейчас обрушилась на нас. Но не это главное. Но я уверен, что мы проведем праздник дружбы, праздник спорта. И главные наши гости будут, конечно же, спортсмены. Мы приглашаем всех, кто хочет принять участие в этом празднике – это не только спортсмены, но и туристы, обычные граждане европейских стран, СНГ, чтобы они чувствовали себя, как дома, в хорошей атмосфере.
Желаю успехов российской команде, думаю, что Россия будет главным фаворитом этих игр.

- Информационную войну, я думаю, вы переживете, как пережили ее мы и победили на этой Олимпиаде, и вам мы тоже желаем спортивных побед.

32910 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!