Вильфрид Фурман: "Военная сила Турции незаменима для защиты европейских ценностей"

Вильфрид Фурман: "Военная сила Турции незаменима для защиты европейских ценностей"

"Сегодня президент Турции Тайип Эрдоган начинает двухдневный визит в Вашингтон. От Дональда Трампа он будет добиваться конкретизации позиции США по курдам в Сирии и в целом по сотрудничеству в урегулировании сирийского кризиса. Накануне Турция отменила визит группы депутатов немецкого бундестага на военную базу Инджирлик. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила в связи с этим, что немецкий контингент, дислоцированный на базе, могут перевести в другую страну. О перспективах отношений Турции с ЕС  "Вестнику Кавказа" рассказывает профессор Вильфрид Фурман из Потсдама.

- Господин Фурман, согласны ли вы с мнением европейских обозревателей, что итог референдума в Турции означает конец демократии в республике?

- Маловероятно, что Эрдоган полностью намеревается демонтировать демократию в стране и создать Исламскую Турецкую Республику, и тем самым приблизился к достижению этой цели после победы на референдуме, как то представляют некоторые политики, журналисты и исламоведы.

- Между тем, отношения Анкары и Берлина остаются напряженными из-за ареста немецких турок по различным обвинениям, в числе которых особое место занимает журналист издания Die Welt Денис Юджель.

- Что касается требуемого Германией досрочного освобождения арестованных в Турции "немецких турок", то возникает вопрос -  по какому праву? Они являются турецкими гражданами, и, как и многие другие арестованные, предстанут перед судом по обвинению в терроризме и его пропаганде – иначе говоря, по обвинению в антигосударственной деятельности. Решение этих вопросов Эрдоган предоставил судам, все остальное стало бы позитивной дискриминацией.

- Насколько вероятным вам представляется повторное введение в Турции смертной казни? И станет ли подобный шаг "красной линией", после которой вопрос о вступлении Турции в ЕС будет окончательно закрыт европейцами?

- Ответ на первый вопрос – вероятно. Но вопрос о вступлении Турции в ЕС закрыт после этого, никоим образом, не будет. В любой момент Эрдоган сможет выдвинуть аргумент о необходимости, наконец, начать вести равноправный диалог с Турцией, как это происходит в отношениях с Китаем или США. В противном случае, разговор вновь будет сведен к политике двойных стандартов Запада. Решающим фактором является непосредственное членство Турции в НАТО. Мир неоднократно становился свидетелем важнейшей роли Турции в данном блоке (и не только во время развертывания и сворачивания американских ракетных систем во время кубинского кризиса). В этом отношении политика канцлера Ангелы Меркель должна пониматься в контексте членства Турции в НАТО и в "американском клубе" государств.

При этом значение и пространство для политического маневра Анкары растут из-за турецкого влияния на Кавказе и украинского конфликта. В будущем же центральное значение будет также иметь и все более заметная дестабилизация мусульманских стран Центральной Азии и на Кавказе из-за деятельности исламистов и ИГИЛ (запрещена в России, - ″ВК″). Каждый месяц существования Гуантанамо, аналогичных американских лагерей в Польше и других странах, а также продолжающийся культурный геноцид от Афганистана до Сирии западными странами создают новых исламистских активистов (в том числе, в самой Европе и Азии) и обеспечивают новые террористические акты. Следует ожидать, что исламисты и борющийся против них Запад принесут оружие и войну в эти азиатские страны. Своеобразным бастионом борьбы с этой угрозой может стать только Турция, которая, в том числе, наращивает производство танков и подлодок совместно с немецкими фирмами (и, тем самым, с Германией).

- То есть, альтернативы продолжению переговоров между Анкарой и Брюсселем/Берлином вы не видите?

- Политика силы всегда является политикой альтернатив и прагматичного расчета. Значимость этого стратегического партнерства перевешивает введение Турцией смертной казни и другие аспекты. Зависимость от Турции при актуальной ситуации в мире позволяет говорить о том, что прекращение переговоров о вступлении Турции в ЕС представляется менее вероятным, нежели членство Турции в ЕС.

Вероятность вхождения Турции в ЕС даже возрастет в случае дальнейшего развития Европы согласно концепции "двух скоростей" - в этом случае, Анкара имеет шансы на вступление в группу менее быстро интегрирующихся государств. До тех пор сторонам необходимо оставаться в диалоге. В конечном счете, Турция едва ли станет жить по европейским ценностям и гарантировать их у себя в стране, но любой прагматичный политик, к которым относится и Ангела Меркель, взвесит все обстоятельства и придет к выводу: один лишь военный вклад Турции имеет неоценимое значение в защите этих самых "европейских ценностей"! Эти стратегические аспекты важнее всяких "красных линий".

Вступление Турции в ЕС станет большим шагом к созданию европейского средиземноморья и уникальным рычагом для того, чтобы запереть российский военный флот в Черном море и ослабить российскую военную базу в Сирии. С точки зрения политического прагматизма геополитический вес ЕС и его выживание в куда большей степени гарантированы с Турцией в качестве члена ЕС, нежели без нее. Турецкий президент Эрдоган это также отлично понимает и намеренно разыгрывает карту России, Евразийского союза или же "Исламского союза" в своем покере с немецким канцлером. Ведь эти карты способны положить конец европейской концепции Меркель – цели, несовместимой с целями других игроков, таких как Россия. 

9040 просмотров


Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные