Михаил Ремизов: "Меркель предпочла бы снять с повестки дня украинскую тему"

Михаил Ремизов: "Меркель предпочла бы снять с повестки дня украинскую тему"

Накануне состоялись сразу две беседы на высшем уровне между президентом России и лидерами ключевых западных стран. Днем прошли два раунда личных переговоров Владимира Путина с канцлером Германии Ангелой Меркель в Сочи, где стороны еще раз озвучили свои позиции по ключевым вопросам двусторонней и международной повестки дня, а вечером Путину позвонил президент США Дональд Трамп, и главы двух государств официально договорились о встрече на полях саммита G20 в Гамбурге. Об итогах этих бесед "Вестник Кавказа" побеседовал с президентом Института национальной стратегии Михаилом Ремизовым.

- На ваш взгляд, какие причины побудили Ангелу Меркель и Дональда Трампа провести переговоры с Владимиром Путиным здесь и сейчас?

- Подоплека подобных одновременных контактов неясна. Судя по официальной информации, инициатива личной встречи принадлежала Меркель, а инициатива телефонного разговора с Трампом – Путину. Трудно сказать, идет ли речь о взаимных консультациях, требующих столь высокого уровня участников по неким важным решениям, или же каждый из этих разговоров имеет свою собственную логику. Мне кажется, ближе к истине последнее. Пресс-секретарь президента отказался отвечать на вопросы о том, почему именно сейчас Меркель решила после долгого перерыва приехать в Россию, но стоит предположить, что для канцлера в период перед выборами, которые пройдут в Германии уже в этом году, очень важно, чтобы ничего не сдетонировало на Донбассе. Дело в том, что военная эскалация будет в том числе и ее явным поражением как политика-миротворца, и она предпочла бы просто на время забыть, вынести за скобки актуальной повестки дня всю украинскую тему. Для этого ей нужно держать руку на пульсе и понимать позиции сторон, в том числе позицию Кремля.

- Какой месседж Москвы, по вашей оценке, был передан через Ангелу Меркель в Европу?

- Я не думаю, что здесь было сказать что-либо новое. Наш месседж был и остается прежним: мы открыты для переговоров, консультаций и налаживания сотрудничества, но намерены выполнять какие бы то ни было ультиматумы. Никаких принципиальных изменений в позиции России быть не могло, тем более что для Меркель как инициатора встречи и политика, который после долгого перерыва приехал в Россию, важен не некий прорыв в отношениях с Москвой, а уверенность в том, что очередное обострение на Донбассе не повредит ее внутриполитическим позициям.

- Означает ли это, что после визита Меркель в Сочи модель отношений Россия-Европа останется прежней?

- По результатам первого тура выборов во Франции и по тому, как складываются предвыборные пасьянсы в Германии, становится ясно, что смены европейский элит, скорее всего, не произойдет, и европеистские, глобалистские силы остаются у власти в ЕС. С ними Кремль будет иметь дело и далее, как, впрочем, и они продолжат иметь дело с Кремлем. Соответственно, сейчас нужно выстраивать некую рабочую модель наших отношений, но принципиальных контуров этой модели сейчас не видно.

- Принес ли какой-либо позитив в отношениях России и США третий телефонный разговор Путина и Трампа?

- Помимо отзывов источника в Белом доме о том, что это был отличный разговор, никакого позитива не прослеживается. Можно предположить, что сейчас, если не брать ситуацию неких возможных острых кризисов, подобных тем, которые могли бы возникнуть после удара ВС США по Сирии, предметом переговоров президентов может и должно быть согласование их встречи. Дело в том, что только обстоятельный, личный разговор может в какой-то степени перезапустить российско-американские отношения. Но мы не видим, чтобы по этому вопросу стороны как-либо продвинулись. Саммит G20 будет уже в июле, и очевидно, что если планировать двустороннюю встречу Путина и Трампа, ее нужно готовить уже сейчас. Думаю, одной из целей разговора мог быть зондаж того, состоится ли эта встреча и нужно ли начинать всерьез процесс ее подготовки, а также в каком ключе необходимо ее готовить.

8040 просмотров





Популярные