Гюльнара Мамедзаде: "Каспийский вопрос не должен оставаться на периферии российской внешней политики"

Гюльнара Мамедзаде:  "Каспийский вопрос не должен оставаться на периферии российской внешней политики"

14 марта в Астрахани прошло заседание Каспийского экспертного клуба на тему: "Дружба прирастает регионами", приуроченного к пятилетию IV саммита прикаспийских государств и государственного визита президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева в Россию. В ходе мероприятия, организатором которого выступили российский Политологический центр "Север – Юг", Центр международных и общественно-политических исследований "Каспий — Евразия", Каспийский экспертный клуб и азербайджанское информационное агентство "Тренд", участники обсудили актуальные аспекты взаимодействия и региональной интеграции государств Каспийского региона. В кулуарах заседания редактор портала "Каспийский вестник" взял интервью у азербайджанского эксперта, руководителя Каспийского экспертного клуба Гюльнары Мамедзаде.

- Главным событием Каспийского региона последних лет, безусловно, является подписание Конвенции о правовом статусе Каспийского моря. С этого момента прошло больше полгода. Какие изменения произошли в регионе за это время? 

Если иметь в виду продвижение прикаспийских стран в реализации положений Конвенции, то изменения пока не столь значительны, как и работа именно в пятистороннем формате.  Или нам о них недостаточно известно. Однако каждая из прикаспийских  стран усиленно нарабатывает свою повестку с выходом на внешние рынки. Понимание этой темы, возможно, получит развитие на экономическом саммите в Туркменистане уже в этом году. Кстати, именно Туркменистан за последние полгода проявлял повышенную активность на внешнеполитическом направлении с целью привлечения инвестиций для строительства инфраструктуры, дальнейшей разработки и транспортировки каспийских углеводородов.   Открывшаяся после подписания Конвенции перспектива реализации проекта Транскаспийского газопровода многократно повысила шансы Ашхабада достичь успеха на переговорах с инвесторами, прежде всего, западными.  Об этом свидетельствует количество и уровень мероприятий, проведенных Туркменистаном с участием американских и европейских партнеров.

Тема «Транскаспийского международного  транспортного маршрута (ТМТМ)»,  призванного связать Китай и Центральную Азию со странами Европы через акваторию Каспийского моря и территории прикаспийских государств, обсуждалась позже и в Баку, как второй ключевой точке этого коридора. То есть, переговоры на этом направлении продолжаются.  И те страны, которые могли бы оппонировать этому проекту, проявляют сдержанность в оценках. В текущих интенсивных реалиях подходы меняются, так как каждый из транснациональных проектов рождает массу производных, и создает дополнительное поле возможностей практически для всех заинтересованных сторон. В целом региональная повестка очень насыщенная. Многие  проекты, связанные с развитием транспортно-энергетического потенциала на Каспии, которые обсуждались на Бакинском, Астраханском, Актауском саммитах, постепенно обретают практическое решение.

В частности, это касается строительства портов в прикаспийских странах, железных дорог, включая фрагменты МТК «Север-Юг», перспективы транспортного коридора «Ляпис – лазурь» и других. Вообще, перечисление всего экономического потенциала региона, включая ТЭК, а тем  более объем происходящих в этой сфере мероприятий, не может быть аккумулирован в одном материале.

Сейчас же важно подчеркнуть, что Туркменистан, Азербайджан, Казахстан ратифицировали Конвенцию. В феврале 2019 года в Баку состоялось 1-е заседание Рабочей группы высокого уровня по вопросам Каспийского моря (РГВУ), следующее заседание должно пройти в апреле в Казахстане. То есть, стороны продолжают работать над процедурными моментами. Эта межгосударственная межведомственная специфика, безусловно, важна и необходима, но пока не обозначено заметных совместных усилий в направлении выработки Стратегии развития Каспийского региона, представленной в открытом доступе, как это например уже успели сделать США и ЕС посредством своих аналитических центров. В практике западных стран в госсекторе чрезвычайно востребован экспертный интеллектуальный потенциал. Прикаспийским странам также важно создавать свой экспертно-информационный пул региона.

На состоявшемся сегодня в Астрахани заседании Каспийского экспертного клуба были озвучены очень полезные предложения, в том числе касающиеся создания каспийской интеграционной структуры, возможно, Организации Каспийского Экономического Сотрудничества. Более того, эксперты предложили подготовить «Белую книгу» — Концепцию развития Каспийского  региона. В Каспийском регионе фокусируются крупные ресурсы, проекты, инвестиции. Интерес к региону будет наращиваться, повестка обновляться. Уже сейчас отдельные положения Конвенции, связанные с вопросами безопасности,  возможно, требуют дополнений. В целом, эффективность каспийского интеграционного процесса зависит, в первую очередь, от усилий РФ. Будет активна Россия на этом направлении, значит, процесс имеет все шансы состояться. Если в Москве спустят Каспий на периферию своих интересов, то региональная конфигурация может серьезно измениться с участием внерегиональных стран.

-  Как известно, подписанная Конвенция о правовом статусе Каспийского моря вынесла вопрос о разграничении дна моря на уровень двух и трёхсторонних договоренностей. На прошедшей в прошлом году встрече президентов Ирана и Азербайджана в Баку стороны договорились о совместной разработке ряд спорных месторождений в Каспийском регионе. Как сегодня продвигается реализация этих важных для ситуации на Каспии договоренностей? Отмечаются ли позитивные процессы в данной сфере в отношениях между Баку и Ашхабадом?

-  Очень сложно комментировать эти вопросы из-за недостатка информации. Информация такого характера, как и реальное понимание положения дел, находятся в компетенции ответственных государственных структур. Главное, что мы наблюдаем – это попытка найти консенсусный путь к решению каспийских противоречий, как на уровне Туркменистана с Азербайджаном по поводу газового месторождения «Сердар-Кяпаз», так и в диалоге Азербайджана с Ираном на предмет нефтяного месторождения «Сардар-Джангал». Подписание Конвенции является определенной чертой, убравшей конфликты в архив. Теперь поиск компромисса осуществляется посредством диалога, возможно долгого и сложного, но без опасных инцидентов на Каспии, которые имели место в прошлом.

Стороны понимают, что сейчас не время развивать конфликты, которые не имеют решения, сейчас время извлекать максимальную пользу на уровне двух-трех-пятистороннего сотрудничества на Каспии. Что мы, по сути, и наблюдаем. То есть, процессы скорее позитивны, даже если принимают такую форму из соображений безопасности. Кроме того, стороны вовлечены в совместные проекты, включая перспективы Транскаспия для  Ашхабада и Баку и МТК «Север-Юг» для Баку и Тегерана.

-  6 марта на территории Ирана произошло знаковое событие — открылась железная дорога Казвин-Решт, часть МТК Север-Юг. А 9 марта в Тегеране министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров обсудил с президентом Ирана строительство заключительного участка Коридора — дороги Решт-Астара. Как Вы оцениваете перспективы реализации этого проекта? И какую роль он сможет сыграть в развитии ситуации в регионе?

— Событие действительно знаковое, поскольку  железная дорога Казвин-Решт является важным фрагментом одного из ключевых региональных проектов МТК «Север-Юг». Реализация этого проекта соединит железнодорожные пути России, Ирана и Азербайджана, что имеет важное и экономическое, и политическое значение, в том числе через призму каспийской региональной интеграции. Баку, как один из инвесторов проекта, заинтересован в скором завершении железной дороги Казвин-Решт-Астара – ключевого участка международного транспортного коридора «Север-Юг», который позволит соединить железнодорожную инфраструктуру каспийских стран.

«Север-Юг» наращивает значение Каспия в качестве будущего центра новой транспортной инфраструктуры, соединяющей Европу и Азию, и, соответственно усиливает геополитические позиции Москвы, Тегерана и Баку. России и Ирану необходимы стратегические экономические щиты, способные минимизировать  давление американских санкций. Азербайджан, в свою очередь, наращивает свое значение в качестве важного логистического узла и выстраивает прочный экономический фундамент связей с ведущими региональными центрами сил, имеющими влияние на урегулирование Карабахского конфликта, в том числе.

- Не так давно в России была учреждена должность специального представителя Президента по вопросам гуманитарного и экономического сотрудничества с государствами Каспийского региона. Как Вы оцениваете существующий уровень каспийского культурно-гуманитарного сотрудничества? И какие проекты в этой сфере могли бы способствовать углублению культурных взаимосвязей стран региона?

-  Любое внимание со стороны России в каспийском направлении очень важно, поскольку вопрос Каспия не должен оставаться на периферии  внешней политики РФ. Особенно после подписания Конвенции, когда формирующаяся в этом регионе повестка требует более активных действий на закрепление результата. Инерционные проявления на данном этапе контрпродуктивны. Но что касается культурно-гуманитарного сотрудничества, то здесь  пока складывается вполне благоприятный фон, которому способствует география, исторические предпосылки, ментальные традиции. И когда заработает удобная логистика, упрощающая взаимопосещение, то соответственно активируется туризм и взаимное культурное обогащение.

Пока  мы не можем посещать  наши  страны на Каспии без излишних стыковок и чрезмерных затрат, это снижает возможности дальнейшего познания региона и понимания каспийской идентичности. Но те проекты, которые здесь закладываются — строительство портов, ожидаемые круизы по Каспию, вектор кольцевой железной дороги – в перспективе будут способствовать не только экономической, но и культурной интеграции региона.

Культурно-гуманитарных проектов можно предложить множество. Другое дело, как их реализовать? Речь не должна идти только о межгосударственных мероприятиях, куда попадает лишь определенный  круг лиц.  Важно подключать  более широкие массы, поддерживать креативные проекты на уровне общественности наших стран. Например, снимать совместное кино – художественные, документальные фильмы. Создавать продюсерские центры, совместные медиахолдинги, поощрять малое и среднее предпринимательство, открывать цифровые банки данных, доступные широкой аудитории, в том числе для деловых, творческих кругов. Возможно, имеет смысл открыть Каспийский Фонд с долевым государственным участием, а также с привлечением средств меценатов для поддержки инновационных, творческих и иных проектов, способствующих сближению народов, проживающих на Каспии. То есть, важно соединить инициативу, креатив и ресурсы.

11555 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!