Семь мифов о российских выборах

Евгений Минченко
Евгений Минченко
Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко разработал концепцию о семи мифах нелегитимности российской власти и выборов, которую представил журналистам. «У нас много мифов вокруг этих выборов. Мой основной бизнес не политтехнологи, а лоббизм. Очень часто табачные компании стимулируют антитабачные кампании, сдвигая акцент на те моменты, которые неважны – например, продавать или не продавать табачные изделия детям, вместо того, чтобы сосредоточиться на намного более важных вопросах – например, проблеме неувеличения акцизов. Поскольку все обсуждают это, про акцизы все забывают. Мне кажется, история с обсуждением легитимности нынешних выборов очень напоминает такую кампанию. Я выбрал семь мифов, которые присутствуют и в СМИ, и в блогосфере, относительно легитимности нынешней власти», - заявил Минченко.

Миф первый
Длительное пребывание у власти – это основание для признания власти нелегитимной. Мы можем посмотреть примеры Премьер-министр Канады Жан Кретьен - 20 лет, федеральный Канцлер ФРГ Гульмут Коль –16 лет. Олаф Гримсон – президент Исландии с 1996 года, в 2000 году его полномочия были продлены, так как не было желающих соревноваться в президентской гонке, выборы не проводились, в 2004 году он поборолся с оппонентом, в 2008 снова его полномочия были продлены без проведения избирательной кампании, в 2012 будут новые выборы и Гримсон не исключает своего участия в них. Та же самая история с Кретьеном и Колем, хотя надо понимать, что это немного другая схема – парламентская демократия.

Миф второй
Факт элитного сговора, под которым понимается пресловутая рокировка Путин-Медведев - это основание для признания власти нелегитимной. К сожалению, так устроена политика, что элитные сговоры происходят. Яркий пример – это история Тони Блэра и Гордона Брауна. В свое время при выдвижении кандидата в премьер-министры они договорились, что сначала будет Блэр, а потом Браун. Владимир Путин привел этот пример: когда Тона Блэр ушел после скандала с поста премьер-министра, выборы не проводились. Три года еще проработал Гордон Браун, а выборы не проводились, хотя люди, которые голосовали за лейбористов на парламентских выборах, голосовали за Блэра как премьер-министра. С другой стороны, когда они выборы все-таки провели, лейбористы с треском проиграли. На мой взгляд, это показатель того, что общественность имеет возможность проявить свое отношение к подобного рода сговорам. У нас реакция была Болотная площадь и Сахарова.

Миф третий
Жесткий отсев нежелательных кандидатов в Российской Федерации. Действительно, у нас Григорий Явлинский с рейтингом в 1,5% не смог принять участие в выборах, но хочу обратить внимание, что в данный момент проходит президентская избирательная кампания во Франции. Там очень специфичная система, по которой кандидат должен заручиться поддержкой 500 демократически избранных чиновников. Несмотря на то, что таковых во Франции 50 тысяч Марин Ле Пен, у которой 17% рейтинга, пока не может собрать эти подписи. Причем это не Явлинский, у которого 1,5%, это человек, у которого есть реальные шансы выйти во второй тур. Надеюсь, Марин Ле Пен удастся решить эту проблему, как произошло с ее отцом Жан Мари Ле Пеном, когда после жесткого давления общественности партия власти вынуждена была дать команду собрать для него недостающие подписи. Различные технологии отсева нежелательных кандидатов существуют. Яркий пример – импичмент Роландасу Паксасу в Литве: уже после того, как он расстался со своим постом, выяснилось, что суд признал его невиновным, однако в президентское кресло он не вернулся. Другой пример – история со Стросс-Каном, который лидировал в рейтингах в кандидаты в президенты, но по известным нам причинам, не смог принять участия в избирательной кампании. Бидзина Иванишвили не лишился грузинского гражданства, но пока не допускается к избирательной кампании.

Миф четвертый
Доминирование одной партии или одного кандидата в средствах массовой информации. Я думаю, проблемы с доступом к СМИ есть везде. Очевидно, что в Соединенных Штатах очевидно доминирование кандидатов от двух ключевых партий над остальными. Но с другой стороны, если взять эти выборы, такого бенефиса, какой был у Михаила Прохорова на телевизионных каналах РФ, не было уже давно ни у кого из кандидатов.

Миф пятый
Владимир Путин уклонился от участия в дебатах, поэтому выборы нелегитимны – у избирателей не было возможности посмотреть на него. Берем пример других стран. США, прошлые выборы – 23 кандидата. Например, Ральф Найдер был зарегистрирован в 48 штатах из 51, однако избранный Барак Обама дебатировал исключительно с Джоном Маккейном. При этом правила дебатов предполагают, что к ним привлекаются кандидаты с более 15% электората. Франция, 2002 год – Ширак и Ле Пен. Во Франции перед первым туром, как правило, дебаты не проводятся. Есть традиция проведения дебатов между первым и вторым туром. Жак Ширак, выйдя во второй тур с Ле Пеном, отказался с ним дебатировать. Михаил Саакашвили, которого у нас часто пытаются представить как кристального демократа, дважды участвуя в выборах президента, ни с кем не дебатировал.

Миф Шестой(очень распространенный)
Российское законодательство создает комфортные условия для фальсификаций. Предполагаемый рецепт – надо переписать законы «как в любой демократической стране». Проблема не в законах. У нас очень жесткое избирательное законодательство. Говорят: «Давайте, у нас не будет досрочного голосования». Соединенные Штаты Америки – по статистике до 30% избирателей голосуют досрочно. Если мы посмотрим варианты допуска наблюдателей на избирательные участки в других странах, то во Франции вы можете быть назначенным только членом избирательной комиссии, чтобы наблюдать за выборами, в США очень часто не допускают наблюдателей на участки, особенно иностранных. Поэтому, с точки зрения допуска наблюдателей на избирательные участки, российское государство – одно из наиболее либеральных.

Миф седьмой
Акции массового недовольства являются причиной для пересмотра результатов выборов. Яркий пример – попытка «кактусовой» революции в Мексике в 2006 году. По сравнению с тем, что было у нас, до миллиона человек вышло на улицы. При этом сработал феномен «А я не знаю, почему голосовали за этого кандидата, никто из моих знакомых не голосовал». Специфика Мексики была в том, что Обрадор был мэром Мехико, и у него была доминирующая поддержка в столице и в прилегающих к ней южных штатах, и там люди не знали людей, которые голосовали за Кальдерона. Тем не менее, там эти акции протеста закончились ничем.

Что делать?
Чтобы выборы были более честными и прозрачными, нужна независимая судебная власть, представленность оппозиции в парламенте и в региональной власти. Я думаю, если выборы губернаторов начнутся, они позволят распределить административный ресурс между различными партиями. Наличие внутриэлитных конфликтов, наличие устойчивой традиции политической конкуренции, которую нам еще только придется выработать, потому что это, к сожалению, не вырабатывается в течение 20 лет, независимые СМИ, реально работающий федерализм, и те предложения, которые сделаны Дмитрием Медведевым, на мой взгляд, адекватны: либерализация регистрации политических партий, переход к прямым выборам губернаторов.

17055 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!