Смена власти в Армении и нагорно-карабахское урегулирование

Смена власти в Армении и нагорно-карабахское урегулирование

Массовые протесты в Армении, которые начались еще в марте этого года, завершились уходом Сержа Саргсяна с поста премьер-министра. Временное правительство во главе с Кареном Карапетяном все еще остается у власти, но после провала избрания премьер министром лидера протестов Никола Пашиняна в Армении с новой силой продолжаются акции протестов. Правящая Республиканская партия понимает, что процесс, так или иначе, приведет к внеочередным парламентским выборам, и будет лучше для них самим организовать выборы, а не отдавать и этот процесс "народному кандидату".

Если и не на этой неделе, но в краткосрочной перспективе в Армении начинает формироваться новая элита, которая определит новый состав парламента и правительства. В период до объявления внеочередных выборов и непосредственно избирательной гонки стоит ожидать ожесточенной борьбы между политическими партиями и блоками, так как после ухода Сержа Саргсяна отношения между главными политическими акторами обнулились и политическая история Армении входит в качественно новую фазу.

В геополитическом срезе процессы, происходящие в Армении, непредсказуемы и шаги основных геополитических центров относительно страны и региона будут носить тактический характер. Главными вопросами, которые представляют интерес для экспертного сообщества, являются дальнейшая геополитическая ориентация Армении и влияние смены власти на процесс урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта.

Геополитическая ориентация Еревана долгие годы считается пророссийской: Армения полноправный член ЕАЭС, Таможенного союза и ОДКБ, государственные концерны России являются монополистами в сферах энергетики, транспорта, трудовые мигранты ежегодно посылают в Армению сотни миллионов долларов. По причине закрытых границ с Турцией и Азербайджаном (причина в неурегулированности нагорно-карабахского конфликта), Армения как страна, не имеющая выхода к мировому океану, располагает выходами только на Грузию и Иран. Санкционная политика в отношении Ирана и низкий уровень кооперационных связей в южном направлении делает выход на Иран не столь эффективным. Главными торговыми партнерами Армении являются Россия и ЕС, выходы на которые осуществляются через Грузию. Уязвимость экономики Армении исходит именно из транспортной изоляции, так как большая часть товарооборота с Россией зависит от погодных условий на перевалах на грузино-российской границе. С другой стороны, фактор безопасности в Армении всегда оценивался выше, чем экономический. Именно этим фактором обосновывал Серж Саргсян свое решение о вступлении в ЕАЭС и Таможенный союз в сентябре 2013 года.

Следует напомнить, что нынешний лидер протестного движения Армении Никол Пашинян был автором законодательной инициативы о выходе Армении из ЕАЭС в 2017 году, которая была заблокирована тогда республиканским большинством. Наряду с российским направлением армянская внешняя политика наращивала отношения с ЕС и США. Был подписан новый договор с ЕС, в Армении действует самая большая дипломатическая миссия США на всем постсоветском пространстве, две армянские партии: Республиканская партия и партия Наследие являются членами Европейской Народной партии.

Таким образом, лидер протестов и наиболее вероятный кандидат на пост премьера Армении Никол Пашинян не имеет "своей истории" в отношениях с Россией и заявления, сделанные о неизбежности союза с Россией, членства в ЕАЭС и ОДКБ, носят тактический характер и могут быть изменены после выборов и формирования нового правительства. Представители Республиканской партии напомнили Пашиняну его прошлогодние высказывания, стараясь показать населению отсутствие последовательности во взглядах кандидата в премьер министры.

Трещина во взаимоотношениях с Арменией может сказаться на всем периметре региональной политики России. Учитывая сложности во взаимоотношениях между США и РФ, а также, присутствие "ястребов" в правительстве США, постепенный вывод Армении из орбиты России может быть рассмотрен в качестве одной из мер по ослаблению влияния России в регионе. Стоит напомнить заявление посла США в Армении о возможных многомиллиардных американских инвестициях в сферу альтернативной энергетики при условии либерализации энергетического сектора Армении, где монополистами остаются российские государственные концерны.

Ход урегулирования армяно-азербайджанского конфликта и внутриармянские процессы на протяжении 25 лет были "сообщающимися сосудами". Отставка первого президента Армении Левона Тер-Петросяна, передача власти в Армении руководителю карабахских сепаратистов Роберту Кочаряну, а далее Сержу Саргсяну, который также принимал участие в карабахских событиях; расстрел парламента в 1999 году, когда были убиты спикер парламента и премьер Армении; захват здания ППС Полиции Армении в июле 2016 года и арест группы "Сасна Црер", отставка правительства Овика Абрамяна осенью 2016 года - все это вехи в истории Армении, на которые имел влияние процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Переговорный процесс интенсифицировался после встреч президентов Азербайджана Ильхама Алиева и Армении Сержа Саргсяна в октябре 2017 года и министров иностранных дел в январе в 2018 года. После январской встречи был взят тайм-аут по причине завершения перехода от президентской формы правления к парламентской в Армении и внеочередных президентских выборов в апреле в Азербайджане. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ, министр иностранных дел России отмечали новые идеи, которые обсуждаются за столом переговоров и должны были быть рассмотрены после выборов.

Для ведения переговоров необходимо участие двух легитимных сторон. На сегодня в Армении продолжается период неопределенности, логическим завершением которого будет или продолжение противостояния, или же объявление внеочередных парламентских выборов. Таким образом, процесс урегулирования не может идти вперед без участия одной из сторон, и в краткосрочной перспективе не стоит ждать появления в Армении, наделенных полномочиями вести переговоры. С другой стороны, существует небезосновательная обеспокоенность в том, что сформированное после внеочередных парламентских выборов правительство в Армении начнет вести переговоры без учета существующих наработок, предложив свою повестку.

Несомненно, в период определения нового кандидата на пост премьер-министра и возможной избирательной кампании следует ожидать громких популистских, максималистских по содержанию обещаний со стороны политических партий и лидеров относительно урегулирования конфликта. Военные, в свою очередь, в основном участники карабахского движения, также могут внести свою лепту в этот процесс, стараясь посредством провокаций на линии соприкосновения вооруженных сил Армении и Азербайджана на оккупированных территориях в Нагорном Карабахе скорректировать волеизъявление армянского избирателя. Такие провокации приведут к ответным действиям азербайджанской армии.

Таким образом, во-первых, смена власти в Армении и процесс окончательного формирования нового правительства негативно повлияет на интенсивность процесса урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В этом контексте важна активность международных посредников, в особенности, сопредседателей Минской группы ОБСЕ - России, США и Франции. Но и здесь возникает вопрос, продолжат ли сопредседатели скоординированную линию, как это было в прежние времена, в частности после эскалации в апреле 2016 года, или же конкуренция и противоречия в регионе и в мире повлияют и на эту платформу.

Во-вторых, провокации на линии соприкосновения были всегда, однако в нынешних реалиях Армении они будут восприниматься более эмоционально и могут привести к непредсказуемым последствиям. В течение всего периода политического кризиса в Армении официальная позиция Азербайджана исходила из того, чтобы в Армении сформировалась власть, трезво оценивающая реалии региона, так как страна не может развиваться с закрытыми границами на западе и востоке, которые к тому же являются самыми протяженными и составляют 75% всех рубежей страны. Любые провокации на линии соприкосновения с армянской стороны получат жесткий ответ.

В-третьих, в краткосрочной и среднесрочной перспективе геополитический расклад в регионе Южного Кавказа будет подвержен стремлению заинтересованных сторон изменить баланс сил в регионе в контексте нарастания противоречий в форматах Россия-США, Иран-США.

28110 просмотров






Популярные