Нагорный Карабах: взгляд изнутри на проблему неурегулированного конфликта

Нагорный Карабах: взгляд изнутри на проблему неурегулированного конфликта

Карабахская война 1992-1994 годов не принесла желаемых результатов для тех, кто развязывал ее, сталкивая соседние народы. Оккупированный Карабах так не стал общим домом для воссоединения разрозненного армянства или офшорной зоной для крупного армянского бизнеса. Сегодня ни кем не признанная "НКР" (в том числе и Арменией) пребывает в социально-экономическом кризисе и люди боятся возобновления боевых действий.

Узнать, что на самом деле происходит на территории непризнанной республики сложно, так там действует особый информационный режим: оппозиционных изданий нет, работают исключительно местные СМИ, подконтрольные режиму. В самопровозглашенном Карабахе многое держится на пропаганде: местное телевидение рассказывает о приросте населения, приводя в пример материалы последних переписей, и говоря о том, что численность "НКР" уверенно приближается к 200 тыс. человек. Эксперты отмечают, что реальная численность населения "НКР" едва ли превышает 50 тыс. человек, с учетом служащих Вооруженных сил Армении. Но даже эта цифра вызывает сомнения, поскольку многие не постоянно проживают на этой территории.

Люди здесь живут, в основном, на деньги, пересылаемые родственниками, которым удалось перебраться в Россию или другие страны и получить там гражданство. Те, кому удалось закрепиться в других странах, перевозят туда родителей. Молодежь бежит с этих территорий не столько из-за отсутствия рабочих мест (промышленности практически нет, а сельское хозяйство в горной местности требует серьезных дотаций, которых не предвидится ввиду бюджетного дефицита), но и из-за отсутствия веры в будущее: многие понимают, что рано или поздно "НКР" вернется в состав Азербайджана.

Население оккупированного Карабаха покидало регион тремя волнами: в 1995-1999 годах, в 2008-2012 годах и в 2016-2017 годах.

Нынешнее население самопровозглашенного Карабаха представлено преимущественно военными с их семьями и людьми старшего возраста, не имеющими возможности уехать. Правда, с момента начала войны в Сирии в Карабахе ожидался рост численности населения за счет беженцев армянского происхождения из САР. Существовала программа по упрощенному предоставлению вида на жительство в "НКР", но демографического бума не случилось.

Зарплата в 113 тыс. местных драм, которая в пересчете на российскую валюту не превышает 15 тыс. рублей, считается высокой. У самопровозглашенного Карабаха три источника доходов.

Первый - дотации диаспоры, которая, однако, неохотно жертвует средства на поддержание режима. Наиболее смелые предприниматели открывают мелкие и средние производства консервированной продукции, которая реализуется мелкими партиями за пределами Карабаха, предварительно сменив свои товарные знаки на этикетки Республики Армения.

Второй – "туризм", который выполняет идеологическую функцию, привлекая внимание диаспоры за счет удревления истории. Экскурсоводы и гиды с трепетом рассказывают об истории и архитектуре Карабаха, старательно не упоминая фрагменты тюркского культурного наследия и церковной истории Кавказской Албании, которые сохранились как в самом регионе, так и за его пределами на территории Азербайджана в городах Шеки, Габала и Барда. В холодное время года туристам в "НКР" делать нечего, а в теплое – пребывание не этих землях просто опасно: возрастает число перестрелок на границе, а территория непризнанной республики не такая большая, чтобы чувствовать себя в безопасности. Отдых в страхе – весьма экзотический вид туризма.

Третий – добыча полезных ископаемых, в том числе золота, которое приносит немалые доходы. Однако вся добыча в самопровозглашенной республике принадлежит исключительно частным компаниям. Хотя добывающие компании остаются самыми крупным налогоплательщиком, налоги – единственное, что достается оккупированному Карабаху от добытого золота. Все, кто добывает карабахское золото, медь и прочие металлы, платит небольшие налоги в бюджет, а остальное вывозит за границу. Природные богатства фактически отданы на откуп частным собственникам, за которыми порой стоят высокопоставленные государственные деятели. Говорят, что один из золотоносных рудников в Кельбаджаре якобы принадлежит действующему главе так называемой "НКР" Бако Саакяну и его родственникам.

Самопровозглашенный режим фактически идет по пути Армении, где основную прибыль от добычи минералов получают частные лица, а уровень жизни людей остается низким. Ответов на вопросы о том, сколько этих благ, кто ими распоряжается, кто получает прибыль, остаются без ответа. Даже если они затрагиваются в ходе выборных кампаний, вряд ли местные парламентарии когда-нибудь выступят с инициативой о частичной национализации добывающих компаний и месторождений и создании золотого запаса. Владельцы акций этих компаний не станут требовать их национализации. Вместо этого, предприимчивые армянские чиновники, в том числе из числа карабахской "элиты" предпочитают кредитовать население, сковывая его долговой нагрузкой. По логике, в воюющей "НКР" не должно быть коммерческих банков, должно быть одно государственное финансовое учреждение, которое работает не на обеспечение сверхприбылей для частных лиц, а на повышение благосостояния граждан. При этом в самопровозглашенном Карабахе более 15 банков.

На 2020 год в самопровозглашенной республике назначены выборы нового главы оккупационного режима. Уже известны имена основных кандидатов: бывший премьер "НКР" Араик Арутюнян, главный дипломат режима Масис Маилян и два бывших военных деятеля Самвел Бабаян и Виталий Баласанян. Очевидно, что к выборам появятся новые кандидаты, которые создадут видимость предвыборной гонки, а основная борьба развернется между Арутюняном и Маиляном. Но кто бы ни стал новым главой режима, он не будет обсуждать вопросы благосостояния населения самопровозглашенной республики. За последние 20 лет в сознание людей внедрена порочная мысль о том, что пока не решен карабахский вопрос, надо довольствоваться малым, не предъявлять требований и не говорить о кардинальных переменах. Но как показывает опыт, ни один из деятелей оккупационного режима не спешит искать точки соприкосновения с азербайджанской стороной, довольствуясь непризнанным статусом. Правда, общественность Карабаха иначе смотрит на проблему неурегулированного конфликта, осознавая необходимость компромиссов.

Если попытаться дать оценку общественным настроениям в "НКР", то их можно охарактеризовать одним словом – безнадега. Она характерна и для военных, которые проводят время в окопах без какой-либо надежды в скором времени покинуть свои посты. В последнее время многие из числа тех, кто ежедневно находится на линии соприкосновения, склонны думать, что в случае начала новой войны, она распространиться за пределы Карабаха и заденет непосредственно территорию самой Армении.

Но чего ожидать от карабахской "элиты", которая, за последние 20 лет обзавелась собственным бизнесом, автопарками и особняками? Скорее всего, продолжения бессрочной борьбы за мифические идеалы. Так и живут люди от мероприятия к мероприятию, от "праздника" к "празднику", превращая жизнь в череду ритуальных актов и добровольно отказываясь от права планировать свое будущее. Потому что средства на будущее уже распределены.

Отсутствие веры в будущее обусловлено, главным образом, тем, что боевые действия могут возобновиться в любой момент. Азербайджан никогда не смирится с потерей этих земель, и очевидно, что решением многих проблем может стать не углубление конфронтации, а установление мира, которое будет способствовать реализации экономических проектов на этой земле. Нахождение в составе Азербайджанский Республики - единственный путь к благополучию и процветанию этих территорий, что понимают все здравомыслящие люди, за исключением верхушки сепаратистского и режима и тех, кто играет в геополитические игры.

7865 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!