Метаморфозы "Рустави-2". Состоявшиеся и грядущие

Метаморфозы "Рустави-2". Состоявшиеся и грядущие

Решение Европейского суда по правам человека, согласно которому рейтинговый телеканал "Рустави-2" возвращается в собственность одного из бывших его владельцев, бизнесмена Кибара Халваши, закрывает без всякого преувеличения целую эпоху в истории Грузии. "Рустави-2" со дня создания был ярким явлением не только в медиаполе страны, но и в общественно-политической жизни, нередко создавая повестку дня.

Сотрудники "Рустави-2" говорят о том, что не сдадутся и продолжат борьбу за независимое существование. Новый-старый владелец Кибар Халваши говорит о том, что не собирается вмешиваться в редакционную политику, но на должность гендиректора "Рустави-2" Ники Гварамия назначит своего адвоката Паату Салия. Ника Гварамия говорит, что уступать кабинет не намерен в силу особенностей своего контракта, а если придется все-таки, то за 5 миллионов долларов – такая сумма прописана в контракте. Оппозиция кричит о продолжении борьбы за независимую прессу, о кознях властей, о том, что закон не всегда тождественен справедливости (привет от кого из великих диктаторов?), о ноже в спину демократии и т.п. Власть как обычно молчит, а если и говорит, то скупо о верховенстве закона и необходимости следовать ему.

А так налицо трагедия и парадокс. Трагедия в том, что на 25 год своего существования талантливый телеканал, великолепные профессиональные журналисты превратились в медиаперсонал, обслуживающий интересы бывшей власти – "Национального движения". В партийное СМИ, не гнушающееся в последнее время дезинформации, передергиваний, шельмования. Только бы обдать ушатом грязи власть. Высмеять вполне себе достойные проекты и действия. Пусть и немногочисленные. И превозносить "Национальное движение". И быть всегда открытым и доступным для бывшего президента страны Михаила Саакашвили, в какой бы точке земного шара он не находился.

Трагедия еще и в том, что именно несомненный лидер свободной грузинской прессы стал вызывать недоуменные вопросы – где начинается свобода слова, и где - вседозволенность? В деятельности "Рустави-2" последнего периода свобода слова и вседозволенность  в виде беззастенчивого передергивания в угоду конкретным целям оказались так тесно переплетенными, что самый рейтинговый телеканал страны окончательно сформировался в партийный орган, а сами его сотрудники формальными и неформальными участниками акций и перфомансов "Национального движения".

Власть никогда не любила "Рустави-2" - профессиональный и почти всегда трезво оппозиционный. И по-своему пыталась расправиться с ним. В президентство Эдуарда Шеварднадзе, телекомпанию неоднократно осаждали фискальные службы, и как-то от финансовой расправы ее спасли акции общественности. Следующий грузинский лидер Михаил Саакашвили в затеянную революцию роз активно поддержанный телеканалом, придя к власти, неожиданно столкнулся с оппозиционностью казалось бы дружественного и союзного с ним СМИ. Он поступил тоньше прежних властей – путем разнообразных комбинаций, не всегда в полной степени соответствующих закону, телеканал оказался в собственности лиц, абсолютно лояльных и преданных грузинскому президенту и правящей партии. Но именно в этих комбинациях и осталась заложенной мина замедленного действия.

"Грузинская мечта" - третья разновидность власти, с которой пришлось иметь дело "Рустави-2". Уже фактически будучи партийным органом, не афишируя, правда, этой очевидной при этом трансформации, лидер грузинских СМИ категорически не принял новый режим, с первого же дня заняв остро критическую позицию. Стало понятно, что очередной клинч с властями неизбежен. Довольно быстро ощутив давление, в том числе и финансовое телеканал стал вести на первый взгляд более взвешенную политику, но при пристальном рассмотрении – еще более циничную. Если на начальном этапе противостояния "Грузинская мечта" использовалась острыми на язык "руставцами" и их политическими боссами в качестве боксерской груши, то в дальнейшем в "Рустави-2" "вспомнили" о плюрализме мнений. То или иное событие в общественно-политической жизни Грузии стало преподноситься в эфире по незамысловатой схеме: факт - комментарий журналиста или представителя оппозиции – комментарий представителя власти – уничтожающее позицию власти резюме либо журналиста "Рустави-2" либо еще одного представителя оппозиции. И тогда в дело были вброшены почти все бывшие владельцы телеканала и юристы, выявившие различные отклонения от закона в период чехарды переоформлений телекомпании от одного собственника другому.

Решение местных судейских инстанций вернуть "Рустави-2" Кибару Халваши в действие после ряда апелляций не вступило и дело дошло до Страсбургского суда. Все это время "Рустави-2" развивался в одну сторону – бескомпромиссное обслуживание интересов "Национального движения". Теряя в рейтинге из-за подобной однобокости, телеканал по-прежнему оставался, пожалуй, самым рейтинговым в Грузии. "Чистый" профессионализм журналистской команды никуда не делся, а попытки властей сформировать эффективную альтернативу главному, по определению лидера правящей "Грузинской мечты" Бидзины Иванишвили, "злу современной Грузии", обернулись ничем.

Парадокс ситуации в том, что судьбоносные перемены с "Рустави-2" произошли после вопиющего скандала с Москвой. Враждебная, как считает команда "Рустави-2", Россия не стал предпринимать никаких действий, поставив себя над ситуацией. А судебная инстанция "любимого Запада" по сути положила конец нынешней жизни телеканала. Пусть владелец и обещает не вмешиваться в редакционную политику.

Сегодня "Рустави-2" демонстрирует смирение и уважение к закону. Большинство передач посвящено ближайшему будущему, ведущие один за другим рефреном повторяют, что ждут встречи с новым генеральным директором и устраивать саботаж, то есть не подчиняться решению Европейского суда по правам человека не намерены. Все это немного напоминает панихиду, которая может на самом деле являться таковой. У телекомпании как оказалось, крупные долги, и захочет руководство выплачивать их, обеспечить работу телеканала в существующем формате или пойдет на реорганизацию или вовсе объявит себя банкротом – вопрос открытый. Пока понятно только то, что в прежнем виде – в своем последнем виде – "Рустави-2", вероятно, прекратит существование. Но продолжит при этом жить, а его крепкий коллектив профессионалов вернется к профессиональному выполнению обязанностей, свободных от партийного диктата или партийной преданности.

4695 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!