Пятый Каспийский саммит в Актау: взгляд из России

Пятый Каспийский саммит в Актау: взгляд из России

В Актау накануне завершился Пятый Каспийский саммит, по итогам которого главы каспийских государств подписали Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря – документ, который разрабатывался на протяжении последних 22 лет.

В связи с этим событием "Вестник Кавказа" поговорил с российскими экспертами и узнал у них, каковы основные итоги этого исторического саммита и какие изменения ждут теперь Каспийский регион.

Заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов напомнил, что подписание Конвенции по правовому статусу Каспия завершает собой очень длительную предметную работу, которую страны вели буквально с 1992 года. "Достаточно эффективно функционировала специальная рабочая группа по Каспию, в которой участвовали высокопоставленные представители стран. Как правило, у России был посол на этом направлении от министерства иностранных дел, подключались все заинтересованные министерства и ведомства. Это была очень большая политическая, юридическая, экономическая и финансовая работа, направленная на то, чтобы создать основу для цивилизованного и взаимовыгодного сотрудничества на Каспии в тех условиях, которые возникли после развала Советского Союза и образования на каспийском пространстве вместо двух государств, СССР и Ирана, нескольких государств с различными подходами и точками зрения", - поведал он.

"Значение того, что сейчас произошло, очень велико. Это очень поучительный пример для всех регионов, для решения других сложных региональных и международных проблем, что упорная работа по сближению позиций, по выработке компромиссной формулы может давать такие хорошие результаты, как то, что мы видим сейчас по Каспию", - подчеркнул эксперт.

По словам Бакланова, сейчас можно говорить о достижении очень четкой договоренности по ряду наиболее принципиальных вопросов. "Первый принципиальный вопрос заключается в том, какова природа Каспия. Неслучайно в советское время на наших атласах везде была формулировка "Каспийское море (озеро)". Тогда исходили из того, что это не море, а озеро, соответственно, все правовые, торгово-экономические и прочие реалии, которые относятся к конвенциям различного рода на морских пространствах, не подходят для Каспия. После 1992 года возникла новая ситуация, и нужно было подтвердить и разъяснить, какова же природа отношений между государствами, которые имеют выход на Каспий. В настоящее время эта природа ясна. Оказалось, что ряд вопросов у нас трактуется так, как они трактуются на морских пространствах, а часть трактуется специфически с учетом того, что это все-таки действительно озеро, оно не имеет выхода в мировой океан. Отражением этого является принципиальная договоренность о том, что акторами и теми, кто решают каспийские дела, являются только прикаспийские государства. Это одно из главных сейчас достижений той договоренности, которая на данный момент достигнута и имеется", - обратил внимание заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов.

Эксперт отметил, что удалось урегулировать очень большой пакет вопросов, связанных с разграничением деятельности в приграничной экономической зоне. "Расписано, сколько морских миль кто имеет, какова линия прохождения той зоны, которая образуется посередине Каспия, а также какова природа деятельности на срединной части, которая ни к какому из прикаспийских государств не относится. Часть вопросов требует дополнительного решения, но сейчас есть доброкачественная, согласованная и подписанная на самом высоком уровне основа для движения дальше. В целом это очень большое достижение и нашей дипломатии, и дипломатии прикаспийских стран. Это свидетельствует о том, что особые отношения, которые у нас есть с Азербайджаном, с Ираном, со странами СНГ, имеющими выход на Каспий, дают по данному направлению очень позитивный результат, имеющий большое значение для стабилизации ситуации в регионе и в мире в целом", - заявил он.

Теперь, после подписания конвенции, сообщил Андрей Бакланов, надо продолжать работу с экономическими ведомствами. "На подходе ряд очень важных стратегических по своему значению проектов, в частности требует дальнейшего развития проект Север-Юг по Каспию. Кроме того, Шелковый путь имеет ряд возможных ответвлений в прикаспийской зоне, поэтому сейчас необходимо, имея за спиной уже такие принципиальные договоренности по природе Каспия, продвигаться дальше, наращивая конкретное торговое, экономические и финансовое сотрудничество прикаспийских стран и государств, стремящихся участвовать в крупных проектах, которые включали бы и каспийскую зону", - рассказал эксперт.

Заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов выразил надежду, что после саммита регион станет более процветающим, потому что ряд вещей некоторым образом сдерживались, поскольку ожидалось прояснение того, в какой окончательной форме соглашения будут достигнуты. "А сейчас это налицо, поэтому есть возможность быстрее продвинуть те проекты, которые готовились и готовятся в финансово-экономической или инвестиционной сфере, в вопросах развития транспортной инфраструктуры. Я думаю, что значение подписанного документа очень велико. Он будет подгонять наших соотечественников, чтобы действовать более конкретно, успешно и обеспечивать этим благоприятную ситуацию для повышения жизненного уровня наших народов", - заключил Андрей Бакланов.

Заместитель декана факультета мировой экономики и международных отношений НИУ ВШЭ Андрей Суздальцев в первую очередь акцентировал внимание на том, что подписание Конвенции о правовом статусе Каспия стало долгожданным событием.

"Конечно, мы не ожидали этого успеха. Больше 20 лет шла дискуссия и было такое ощущение, что противоречия неразрешимы. Но так сложились звезды и международная ситуация, особенно что касается Ирана, который сейчас снова оказался под санкциями, что стало понятно - больше откладывать на потом нельзя. Поэтому главы государств при помощи экспертного сообщества и российской дипломатии пришли к компромиссному формату. Статус моря оказался очень своеобразным: это не море и не озеро. В вопросах безопасности, допустим, статус принимает озерный характер. То есть это пространство предназначено только для стран Каспия, поэтому никаких иностранных баз и кораблей там принципиально быть не может. Это очень важно", - рассказал эксперт.

Он также добавил, что это особенно выгодно для России и Ирана. "Понятно, что если на Каспии не будет кораблей США или НАТО, то нам, конечно, нужно там лишь минимальное присутствие. Для нас это большая экономия. В Иране тоже вздохнули с облегчением, поскольку теперь север для них безопасен и союзен. Были найдены компромиссы и в вопросах использования ресурсов. Да, есть территориальные воды, есть экономические зоны, которые используются всеми странами. Там плавают и рыбаки, и торговые суда, и грузовой флот и военно-морские силы. Это тоже всех устроило", - объяснил Андрей Суздальцев. 

В то же время он указал на то, что пока больших изменений в регионе ждать не стоит. "Но обратите внимание, что строятся порты. Россия строит глубоководный порт в Каспийске. В Актау большой порт, осваивается также побережье Туркменистана, где появилась гигантская курортная зона. Традиционно же самым активным пользователем морских просторов Каспия является Азербайджан, у которого здесь колоссальная сеть по выводу каспийских энергоносителей на мировые рынки. То есть это решение о статусе резко активизирует не только политические контакты, но и усиливает инвестиционный климат региона. А на волне этих инвестиций продолжится развитие прикаспийских государств, где, в частности, повысится качество и уровень жизни населения", - заключил заместитель декана факультета мировой экономики и международных отношений НИУ ВШЭ.

9030 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!