Возрождение отношений между США и Турцией?

Возрождение отношений между США и Турцией?

В прошлое воскресенье Турция провела свой самый важный референдум в истории. Мечта президента Эрдогана об исполнительной власти, кажется, сбылась - 51% избирателей поддержал его. У нового президента, избрание которого состоится в 2019 году, будут беспрецедентные полномочия. Однако оппозиционные партии немедленно оспорили результаты, а международные наблюдатели выразили озабоченность. Президент Эрдоган отвергает эти критические замечания: ”Мы продолжим наш путь. Мы провели самые демократические выборы, которых никогда не было на Западе”. О перспективах турецко-американских отношений рассказывает National Interest в статье Making U.S.-Turkey Relations Great Again?

Красочная риторика Эрдогана и его уверенность могут быть связаны с тем, что после того, как результаты референдума были объявлены, но официально не подтверждены, президент США Дональд Трамп был первым западным лидером, который поздравил Эрдогана с победой и сорок пять минут обсуждал с ним региональные проблемы, в том числе ситуации в Сирии и Ираке. Трамп поблагодарил Эрдогана за поддержку американского ракетного удара по Сирии, нанесенного неделей ранее в ответ на химическую атаку сирийских правительственных сил в отношении гражданских лиц.

Разговор вызвал дебаты в Вашингтоне, так как, по мнению многих наблюдателей, правительству США необходимо признать возражения и озабоченность оппозиции результатами референдума в Турции. Представитель Госдепартамента Марк Тонер сказал: ”Мы обращаемся к правительству Турции с просьбой защитить основные права и свободы всех граждан страны”. Хотя смешанные послания не новы для США и Турции, фундаментальный характер и тон администрации Трампа по отношению к Анкаре до этого был иным. 

Пока рано говорить о новом подходе, но после визита госсекретаря Тиллерсона в Турцию, телефонного звонка Трампа и заявленного Эрдоганом визита в Вашингтон в середине мая существует явная необходимость в последовательных действиях. Кто будет иметь наибольшее влияние в принятии решений, пока не ясно. Вице-президент Майк Пенс взял на себя ведущую роль в отношениях между США и Японией, а Джаред Кушнер сосредоточил свое внимание на мире на Ближнем Востоке и возникает реальный вопрос, кто в Белом доме будет взаимодействовать с Эрдоганом.

Отношения между Турцией и Соединенными Штатами всегда отражали исторический момент времени. Начиная с первой поездки президента Обамы в Турцию в 2009 году, в ходе которой он назвал отношения ”образцовым партнерством”, и заканчивая спадом после неудавшейся прошлогодней попытки государственного переворота, когда Анкара потребовала экстрадиции Фетхуллаха Гюлена, живущего в США с 1990-х годов, ″американские горки″ продолжались до самого конца срока администрации Обамы и снова пришли в движение при Трампе.

Даже в самые трудные времена география и ценность Турции всегда были слишком велики, чтобы Америка их игнорировала. Ирак, Иран и Сирия - только некоторые из соседей Турции. Анкара находится в центре одного из самых изменчивых и стратегически важных театров американской внешней политики и всегда представляла бастион стабильности. Несмотря на недавние внутренние проблемы, Турция по-прежнему является самым важным региональным союзником Америки.

Со своей стороны, Турция рассматривает администрацию Трампа как новый старт и прекрасную возможность для укрепления двустороннего сотрудничества. Анкара возлагала большие надежды на более активное участие администрации, после многих лет невмешательства. Эрдоган выразил готовность сотрудничать с администрацией Трампа, чтобы проводить более ”ориентированную на действия” политику США на Ближнем Востоке, и выразил разочарование стратегией невмешательства Обамы, которая не предусматривала военные действия в Сирии и Ираке. Главные жалобы Эрдогана к администрации Обамы сводились к отсутствию поддержки Турции в борьбе с террористическими организациями на Ближнем Востоке, в частности, с Рабочей партией Курдистана.

Турция не согласна с поддержкой, оказываемой США ”Демократическому союзу” и Отрядам народной самообороны в Сирии, которые Соединенные Штаты считают важным фактором в борьбе с ИГИЛ (запрещена в России). Это разногласие между двумя союзниками по НАТО повлияло и на другие вопросы в Сирии, где до недавнего времени Россия и Иран главенствовали, поддерживая Асада. После бомбардировки сирийской военной базы на прошлой неделе Турция ожидает еще больше решительных от США.

Реальный вопрос - уровень готовности США к вовлечению. Что администрация Трампа будет делать с новым энтузиазмом Турции в отношении американского подхода и непредвиденными последствиями, которые неизбежно последуют. Учитывая, что Трамп еще не имеет последовательного внешнеполитического подхода или каких-либо объявленных конкретных планов по Сирии и Ираку, Турция неизбежно будет снова разочарована. Непредсказуемый характер внешней политики США и персонализация отношений между США и Турцией не сулят ничего хорошего для долгосрочного успеха, хотя краткосрочная перспектива представляется весьма вероятной.

Как единственный член по НАТО с мусульманским большинством Турция, на территории которой размещено более трех миллионов сирийских беженцев, остается стратегическим союзником в коалиции против ИГИЛ. Что бы ни случилось после Асада или ИГИЛ, это будет зависеть как от Анкары, так и от Вашингтона.

Недавние трения между Турцией и Европейским союзом еще более укрепили отношения Турции с Америкой, но ее взгляд на Запад становится все более детализированным. Турция давно рассматривает Запад как единый действующий субъект, который может быть обвинен во внутренних конфликтах, но теперь Эрдоган начинает отделять Соединенные Штаты от остальной части Запада, поскольку находит политику президента Трампа более подходящей.

Трамп и Эрдоган разделяют мнение, что должны управлять своими странами как предприятиями. Они являются прагматичными, стремящимися к ориентированной на результат политике. Во внешней политике Трампа и Эрдогана приоритеты безопасности и стабильности в регионе преобладают над ценностями и демократией. Оба лидера сделали акцент на важность личных отношений, которая была подчеркнута поздравительным звонком на этой неделе. В то же время внутриполитически как США, так и Турция поляризованы. Внешняя политика обеих стран, в том числе более активная роль в Сирии, будет зависеть от внутренних проблем и критики.

Дальнейшая неопределенность в отношениях между США и Турцией гарантирована, но президенты Трамп и Эрдоган видят друг друга в качестве готовых к сотрудничеству партнеров с одинаковыми врагами, возможностями и общими приоритетами. В преддверии майской встречи оба лидера будут стремиться найти общий язык.

Несмотря на то, что отношения между ЕС и Турцией нуждаются в реанимации, ЕС не может быть заменен, особенно на внутренних и экономических фронтах, на которые опирается турецкий бизнес. Трамп и Эрдоган должны закрепить ориентированное на безопасность партнерство для решения неотложных задач, опираясь при этом на свои экономики и общества.

5900 просмотров

Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные