НЕСМОТРЯ НА РОСТ КРИТИКИ В АДРЕС ГОСПОДИНА КОКОЙТЫ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ПОСТАВИТЬ ПОБЕДУ ПАРТИИ ВЛАСТИ ПОД СОМНЕНИЕ

НЕСМОТРЯ НА РОСТ КРИТИКИ В АДРЕС ГОСПОДИНА КОКОЙТЫ НЕВОЗМОЖНО БЫЛО ПОСТАВИТЬ ПОБЕДУ ПАРТИИ ВЛАСТИ ПОД СОМНЕНИЕ

Убежден руководитель Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Алексей Власов

- В минувшее воскресенье прошли выборы в парламент Южной Осетии, предварительные результаты которых уже оглашены. Что, по вашему мнению, можно считать их главным результатом?

- Нужно отметить, что эти выборы проходили в достаточно напряженной обстановке - в ожидании провокаций как со стороны Грузии, так и со стороны оппозиции. Наблюдалось определенное внутреннее напряжение, связанное с тем, что далеко не всех в Южной Осетии устраивает та социально-экономическая политика, которую проводит нынешняя власть.
Правда, парламент страны не имеет значительных полномочий, которые бы позволяли оказывать реальное влияние на политику исполнительной власти. Это вполне объяснимо, ведь при чрезвычайном положении, в котором фактически живет эта непризнанная большинством государств республика, исполнительная власть обладает значительно большими полномочиями, нежели остальные ветви власти.
Но было бы большой ошибкой проигнорировать заявление президента республики Кокойты в ходе избирательной кампании о том, что он готов предоставить парламенту часть новых полномочий. Нынешний лидер Южной Осетии подчеркнул, что он настроен на продуктивный диалог с парламентариями. Тем более ни для кого не стала неожиданностью победа на выборах проправительственной партии "Единство", которую можно считать аналогом "Единой России" в этом государстве.

- Какие альтернативные силы принимали участие в выборах?

- Насколько я помню, в парламенте 34 места. Боролись за победу четыре партии - коммунисты, которые выставили чуть более 20 кандидатов, партия "Единство", представившая ровно столько кандидатов, сколько существует мест в парламенте, Республиканская социалистическая партия и Народная партия.
С самого начала шли споры о том, какое количество зарегистрированных избирателей должно принять участие в голосовании, потому что назывались совершенно противоположные цифры от 17 тысяч до 60 тысяч. Оппозиция упрекала власть в завышении количества избирателей и в том, что по избирательному законодательству голосовать можно было и на территории РФ в представительстве Южной Осетии по паспортам этой республики. Это, по мнению оппозиции, тоже открывало возможности для искажений итогов голосования. Но с другой стороны, из четырех партий, по сути дела, только одна политическая сила, и то с определенными оговорками, достаточно последовательно критикует власть, Социалистическая партия, официально называющая себя оппозиционной, во главе которой стоит Вячеслав Гобозов. Критика как раз основана на предложениях, связанных с усилением контроля за исполнительной властью, за теми средствами, которые поступают из российского бюджета на восстановление экономики и социальной сферы Южной Осетии. В тоже время компартия, численность которой не превышает и 1000 человек, очень осторожно критикуя государственную власть, остается фактически проправительственной партией, как и Народная партия Плиева.
Достаточно высокий процент проголосовавших на выборах показывает, что власти удалось сохранить контроль над избирательным процессом, в ходе которого естественно был подключен административный ресурс. Но еще до начала выборов было понятно, что, несмотря на рост критики политики господина Кокойты (об этом можно судить и по неожиданных публикациях в крупнейших российских СМИ, интервью людей которые работали с президентом Южной Осетии, а потом дали уничижительную характеристику его действиям, в том числе в августе 2008 года) невозможно было поставить победу партии власти "Единство" под сомнение. Поэтому интрига хотя и была, я бы сказал, что она во многом создавалась искусственно.

- Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития республики после выборов?

- Вопрос очень сложный, потому что ответ на него нужно искать не только в Цхинвали, но и в Москве. Выиграв с определенными оговорками в августе 2008 года раунд большой геополитической игры на Южном Кавказе, Россия приобрела с экономической и социальной точки зрения проблемный регион, развивающийся к тому же по неопределенному сценарию. Речь идет и о внутренних проблемах, связанных со взаимоотношениями внутри южноосетинской элиты, и о вопросах, связанных с распределением бюджетных средств, инвестиций…
Даже если предположить, что Александр Лукашенко в ближайшее время признает Южную Осетию (во что мне, честно говоря, верится с трудом) все равно остается вопрос о том, что в отличие от Абхазии (обладающей довольно интересными перспективами, с точки зрения развития выгодных экономических проектов, и имеет инфраструктуру, которую можно при желании и соответствующих вложениях достаточно эффективно развивать) у Южной Осетии таких возможностей немного. Здесь основная задача состоит в определении четких стратегических планов, чтобы ясно понять, каково будущее Южной Осетии и с точки зрения тех, кто сегодня проживает в этой республике, и с точки зрения Москвы, которая фактически взяла эту республику под свой патронаж. Когда будет дан четкий ответ на этот вопрос, можно будет сказать, что проект «Южная Осетия» если не состоялся, то, по крайней мере, обрел внятные контуры и очертания своего будущего. Пока, к сожалению, вопросы геополитики заменяют собой вопросы жизни простых людей. Но, полагаю, что реальность такова, что уже в ближайшем будущем этот вопросе встанет со всей очевидностью. Затем выйдет на повестку дня другой вопрос, насколько нынешняя политическая элита Южной Осетии в состоянии решать проблемы, связанные с достойной жизнью своих граждан.

11955 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!