Виктор Садовничий: "У нас нет другой скрепы, только менталитет и язык"

Виктор Садовничий: "У нас нет другой скрепы, только менталитет и язык"

В интервью "Вестнику Кавказа" ректор МГУ им. Ломоносова Виктор Садовничий рассказал значении русского языка на постсоветском пространстве, выразив мнение, что мы пока не успели полностью осознать действие "мягкой силы", которую несет российское образование.

- Насколько распространение российского образования и русского языка способствует интеграции на постсоветском пространстве?

- Мы будем понимать друг друга до тех пор, пока будем говорить на одном языке. Это наша скрепа. У нас нет другой скрепы, только менталитет и язык. Считаю, что это большая проблема, и она многоплановая. Она недавно обсуждалась на совещании в правительстве, которое вела [зампред правительства] Ольга Юрьевна Голодец. Но мы вносим свой вклад через филиалы, причем неплохой. Сейчас 3 тысячи [студентов] учатся в наших филиалах. Это ведь будущая элита, она получает дипломы Московского университета, учится на русском языке. И я надеюсь, что они любят нашу страну, потому что мы их так учим, мы все отдаем, что у нас есть, в смысле наших возможностей учить. Это трудно переоценить. Я думаю, это еще не нашло должной оценки, такая «мягкая сила» как работа филиалов.
Причем эти филиалы не коммерческие. Некоторые филиалы ведь, ставят пред собой задачу зарабатывать, а у нас коммерческой составляющей нет. Считаю, что это выдающееся явление. Сейчас мы откроем еще два филиала в Ереване и, возможно, в Киргизии. Это то, что сейчас нужно. Это правильная миссия Московского университета.

- На том же историческом факультете буквально недавно появился первый студент из Киргизии за несколько лет. Будет ли возвращаться та схема, которая была в советское время, когда из республик приезжали нацкадры?

- У нас три государства имеют возможность ребята поступать – Белоруссия, Киргизия и, по-моему, Таджикистан. Но, к сожалению, школы и уровень подготовки в этих странах не всегда достаточен для того, чтобы поступить на общих основаниях. Есть такие "штучные" люди, которые хорошо учатся в русской школе, знают русский язык и хорошо знают предметы.
Есть еще один путь – квоты, но они очень незначительные. Думаю, что они должны быть расширены, но они должны быть обеспечены государственной поддержкой. То есть это нужно обсуждать на межгосударственном уровне.
Хотя, конечно, в 1991-1992 годах, когда мы объявили, что берем любого гражданина мира, это было направлено на бывшие республики Советского Союза, это был колоссальный интерес. Это был колоссальный шаг, когда ребята в те годы поступали, не замечая, что распался Советский Союз. Но потом меня Счетная палата поправила, что это иностранцы, и уже нельзя так. И тем самым сузился поток из этих стран.
Но главное все-таки, это русский язык в этих государствах и уровень подготовки для того, чтобы поступать независимо в МГУ. Я бы считал, что надо расширить эту возможность для государств. Например, на Украине много желающих, очень много, и они, кстати, подготовлены и язык знают. Но они считаются у нас формально как иностранцы.

- На какой стадии находится проект открытия филиала МГУ в Армении?

- Мы открыли пять филиалов Московского университета в пяти странах. Это [Украина] Севастополь, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Азербайджан. Сейчас на очень высокой стадии проработки находится вопрос об открытии в Ереване филиала Московского университета. Мы провели все необходимые встречи и всю необходимую работу с министерствами, с комиссиями, выезжали несколько раз в Ереван, смотрели кампус будущий. Сейчас вопрос находится в стадии принятия решения президентом Армении, решения об открытии филиала, а именно о подписании специального документа – распоряжения или указа. Это правило, которое у нас есть для всех филиалов. Давайте подождем начала декабря.
Там будут информатико-математический факультет, что-то связанное с экономикой и управлением. И - это наше правило - должен быть русский язык, те есть филологический факультет.

- На какое количество студентов вы рассчитываете?

- Начать мы хотим приём примерно с пятидесяти студентов. Мы всегда мы очень осторожно начинаем. А потом, пройдет пять лет, и это уже будет 400, я уверен, или 500.

- Как работают другие филиалы на постсоветском пространстве?

- Филиалы всех (кроме севастопольского) открыты по просьбам президентов этих стран, и они лично курируют их работу. Вышли соответствующие распоряжения президентов, указы. Мы чувствуем эту поддержку этих государств, они заинтересованы в элите, ведь выпускники получают диплом Московского университета. Естественно, что они опекают эти филиалы, всё, что нужно, делается. Работать туда выезжают преподаватели Московского университета. Бывает так, что в один филиал в год надо выехать 200 преподавателям, а они же ведут еще работу и в МГУ, и нелегко для МГУ. Но мы понимаем ответственность, задачи и делаем это.
Что касается Севастополя, здесь ситуация сложнее. Здесь нет поддержки со стороны государства - Украины. Это филиал работает на средства Московского университета. Он открыт в трудные 1990-е. Он решал проблему детей Черноморского флота, нашей базы и русскоязычных крымских ребят. Но он стал общим университетом. Туда поступают со всех уголков Украины, России и других близлежащих стран. Поэтому филиал работает неплохо.

15435 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные