Мир степного Казахстана: преемственность через тысячелетия

Крым Алтынбеков за работой - разборкой блоков с археологических раскопок.
Крым Алтынбеков за работой - разборкой блоков с археологических раскопок.

Крым Алтынбеков – художник-реставратор, ученый, основатель Научно-реставрационной лаборатории "Остров Крым" - под его руководством в мастерской работают высококвалифицированные специалисты, имеющие уникальный опыт в области реставрации. Крым Алтынбеков создает новые методы реставрации, ему удалось после серии экспериментов и изучения мирового опыта изобрести метод консервации деградированных археологических органических материалов. Это изобретение сохранило и вернуло к жизни множество уникальных артефактов. Отдельное направление - научная реконструкция археологических объектов, древней одежды, национального костюма, вооружения, конского снаряжения и других компонентов, результаты которой успешно экспонируются на выставках в крупнейших музеях мира – в Германии, Чехии, Венгрии, США, Великобритании, Австрии, Бельгии, Китае, Вьетнаме, России, на Украине, в других странах.

В числе известных широкой аудитории работ "Острова Крым" – знаменитые реконструкции костюма "Золотого человека", "Собирательного образа сакского воина", "Сарматского вождя", "Берельских коней", "Воина по материалам могильника Талды 2", "Сарматской жрицы из комплекса Таксай I" и многие-многие другие.

Мы попросили Крыма Алтынбекова рассказать о работе современного реставратора, а также поделиться видением логики развития цивилизации степной зоны Евразии, реконструкцией которой занимаются современные казахстанские историки и археологи.

- Первый вопрос от неискушенного читателя: зачем вообще нужна ваша лаборатория? Чем она помогает на раскопках?

- Когда археологи раскапывают какой-то объект, то всегда сталкиваются с проблемами изъятия и сохранения артефактов. Самые богатые находки – в прямом и переносном смысле – в нашей, казахстанской археологии всегда делались в курганах, могильниках.

Большинство их, к сожалению, ограблено еще в древности. Но то, что осталось и что крайне интересно для археологов, подвержено воздействию воздуха, воды, тепла. Причем главное воздействие оказывает сам археолог, когда вскрывает пласты грунта, и артефакты, тысячелетия пролежавшие в законсервированном виде, оказываются под разрушительным воздействием внешней среды. И если мы имеем дело с органикой – человеческими останками, тканью, деревом, костью – то все это на глазах превращается после расчистки в труху.

Вот наша задача – спасти эти памятники прямо на месте раскопок. У нас есть свои отработанные технологии по изъятию артефактов, их консервации в полевых условиях, транспортировки в лабораторию. Затем уже в лабораторных условиях мы проводим анализ материала и обрабатываем памятники для их вечной консервации. Эта технология дает колоссальный эффект. Благодаря ей сохранено огромное количество артефактов, свидетельствующих о нашей истории, культуре.

Сарматская жрица. Реконструкция атрибутов и одежды.

- Как реально осуществляется эта работа, из каких этапов она состоит?

- Технология, которую мы применяем в процессе раскопок, состоит из нескольких этапов. Сначала изымаем находки, затем проводим их антисептирование, обеззараживание, потом идет консервация в полевых условиях, затем упаковка и транспортировка к нам в лабораторию.

Здесь проводим дополнительное антисептирование, берем анализы, делаем цифровой рентген, томографию. Все это не спеша, уже понимая, в каком состоянии находится памятник, что надо с ним сделать, уже зная, что не допустим дальнейшего разрушения.

- Немного похоже на работу судебного медика.

- Верно, метод нашей работы немного похож на судмедэкспертизу. Мельчайшие свидетельства жизни и работы людей, которые обнаруживаются в ходе раскопок, для нас – предмет изучения. Кстати, мы тоже широко практикуем рентгеновские снимки, а в последнее время и томограммы. Да и некоторые другие анализы напоминают судебно-медицинскую экспертизу.

- Не слишком ли много внимания вы уделяете останкам того, что почти полностью уничтожается временем? Принято считать, что самые эффектные находки, украшающие витрины великих музеев – это работы из золота и серебра, драгоценных камней, металлическое оружие, бронзовое литье. Нет?

- Разные памятники имеют разную информационную ценность для археолога и историка. Самый большой объем сведений о прошлом несет органика, которая и разрушается сильнее и быстрее всего: это бумага, текстиль, кожа, дерево, кость.

Металлические предметы, украшения, детали упряжи— это может быть бронза, олово, серебро, золото - они тоже очень важны, но менее информационно насыщенны. Поэтому если мы не защитим основной корпус артефактов, который состоит из органики, будет очень сложно определить и осмыслить любой памятник, понять, о чем он говорит. Особенно это касается курганов и могильников.

Для археолога любая найденная вещь имеет значение. Да, многие любители истории часто акцентируют внимание на золотых находках. Золото Трои, сокровища скифских курганов, золотые и серебряные монетные клады… Они эффектны, дороги, красивы, будоражат воображение. Эти вещи хорошо сохраняются, ведь золото — это самый стойкий материал из тех, что используют люди, он почти не подвержен влиянию времени.

Но при этом золото, изделия из него, обладая огромной художественной ценностью, несут куда меньше информации о прошлом, чем уже упомянутая мной органика. Например, в остатках одежды нам значительно важнее знать, как, из чего она сделана, как была окрашена и украшена. Тогда мы многое пониманием из жизни людей, умерших тысячи лет назад. А золото, которым одежда была украшена, сохраняется отлично, но информативно часто не несет ничего.

- С определенного времени основную информацию о прошлом человечества несет с собой письменность. В Степи дело обстоит иначе?

- К сожалению, Степь довольно поздно начала говорить с нами языком письменности. Хотя при открытии легендарного "золотого человека" была обнаружена серебряная чаша, на которой уже были начертаны письмена – сакские письмена. Правда, расшифровать их пока не удалось.

В начале нашей эры появляются тюркское руническое письмо, его памятники рассеяны от Монголии до Южной и Восточной Европы. Оно расшифровано датским ученым Томсеном более 100 лет назад. Поэтому мы уже многое знаем о жизни Степи и ее народов. Но для более раннего периода практически единственным и богатейшим источником информации об этом является археология и изучение материальных остатков цивилизации.

Золотой человек. Реконструкция атрибутов и одежды

Презентация "золотого человека" президенту  Казахстана Нурсултану Назарбаеву

- Как бы вы охарактеризовали эту степную цивилизацию?

- Эта цивилизация редко создавала города, в которых накапливались промышленные навыки и всякого рода систематизированная информация. Люди, тысячелетиями жившие в степи, приспосабливались к ее тяжелым и необычным природным условиям. Эти условия отличаются от стабильного и мягкого климата тех регионов, где возникали городские оседлые культуры. Сильная жара летом и тяжелые морозы зимой заставляли степняков все время двигаться, переходя с летних на зимние становища и обратно, из обезвоженной области в более влажную и плодородную. Все время двигаться – это была не прихоть степняков, тысячелетиями это был вынужденный принцип их выживания. Для этого создавался целый мир специфических предметов: войлочные юрты, повозки, на которых их перевозили, например. Все это создано из недолговечных предметов – кожи, дерева, шерсти, хуже сохраняется, чем камни городов, от юрт не остается руин. Это была особая, экологическая цивилизация, жившая в согласии с природой.

Кстати, кочевники были и великим двигателем торговли – тогда же, в древности. Приручив лошадь и верблюдов, они обеспечили этой торговле возможность движения людей и товаров через весь континент. Кроме того, степь с ее кочевническим населением и проходившая через эту степь – и через этих людей – торговля требовали и понимания языков всех народов, в ней обитавших. Когда-то степь говорила на сакских диалектах, потом их сменил тюркский язык. Во всех концах степи люди всегда понимали друг друга. А вот в городах оазисов, где концентрировались ремесло и администрация, часто в соседних поселениях не понимали друг друга.

 

Стажировка реставраторов из Эрмитажа в научно-реставрационной лаборатории  Алтынбекова

- Как вы понимаете преемственность между тысячелетними традициями Степи и современной жизнью народов, ее населяющих или вышедших из нее?

- В этой великой цивилизации разные народы, сменяя друг друга в степи, неизменно передавали эстафету культурных наработок и достижений, создавая преемственность, которой не меньше 3 тысяч лет. Без этой преемственности, без этой передачи культурных наработок, никто не смог бы выжить в степи. Открывать эти достижения через археологию, материальные находки – великая и интересная задача историков. И мы с нашими технологиями консервации и сохранения артефактов – часть этой работы.

Эта цивилизация, эта культура все время развивалась, впитывала новое, сама переносила достижения, цивилизационную информацию в другие уголки Евразии. Кочевники Степи всегда были мобильны и подвижны, со времен древних арийских миграций. Эти традиции новаторства, готовности к обновлению в сочетании со следованием традиции, являются великим наследием Степи. Как для казахов, так и для других народов.

Нам для того и нужно знать все о материальной культуре людей, населявших степи тысячелетия и столетия назад, чтобы понять и оценить эту преемственность.

6185 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные