Фарид Шафиев: "Баку ожидает результатов карабахского урегулирования уже в этом году"

Фарид Шафиев: "Баку ожидает результатов карабахского урегулирования уже в этом году"

В феврале президент Азербайджана Ильхам Алиев назначил Фарида Шафиева председателем правления Центра анализа международных отношений, который был создан на базе ранее упраздненного Центра стратегических исследований при президенте. Спустя два месяца Фарид Шафиев дал интервью "Вестнику Кавказа". Это первое его интервью российским СМИ в новой должности. 

- Как бы вы охарактеризовали состояние современной системы международных отношений, и как ваш центр будет работать на этом направлении?

- Если говорить о периодизации новейшей истории, то, как известно, во время холодной войны мир был двуполярным, после развала Советского Союза стал однополярным, а где-то после событий 11 сентября 2001 года возобновилось противостояние России и США, причем с появлением новых центров притяжения. Я бы даже говорил и о смешении теорий о мультиполярном мире и о столкновении цивилизаций. Мы видим разломы, конфликты на Ближнем Востоке, исламо-христианское противостояние, хотя, конечно, надо осторожнее трактовать религиозные мотивы, поскольку они на самом деле гораздо сложнее. На Ближнем Востоке помимо религиозных есть еще множество других факторов. Словом, мир становится сложным, мультиполярным. Одновременно намечается несколько других тенденций. Вспомним социал-дарвинизм. Идет борьба за ресурсы: ресурсы уменьшаются, население Земли увеличивается, происходят демографические изменения, где-то население стареет, а где-то растет за счет мигрантов. Естественно, мы как Центр анализа международных отношений все учитываем.

Одна из задач нашего центра – анализ ситуации вокруг армяно-азербайджанского конфликта. Вторая – анализ ситуации в регионе: в странах бывшего СССР, на Ближнем Востоке, в Иране. Мы анализируем вызовы, угрозы и опасности, которые могут возникнуть или уже возникают, будем искать пути, как с ними бороться, как на них отвечать.

Важнейшая функция аналитических центров - поиск позитивных тенденций, анализ того, какие проекты могут принести дивиденды. Сейчас Азербайджан продвигает несколько проектов, связанных с энергетикой, транспортом. Президент Ильхам Алиев собирается посетить Китай, конференцию по инициативе "Один пояс – один путь". Кроме того, Азербайджан в этом году будет принимать конференцию Движения неприсоединения, имеющего определенные перспективы.

- Одна из острых проблем международных отношений – использование силы в форме интервенции при участии военных блоков или коалиций. Азербайджан - активный член Движения неприсоединения и даже будет председательствовать в этой организации до 2022 года. Какие направления в международных отношениях, на ваш взгляд, Азербайджану стоит активнее развивать?

- Для нас статус неприсоединения, который определился за последние 20-25 лет, имеет принципиальное значение. Азербайджан рассматривал участие в различных проектах, но остановился на том, что не будет вступать в какие-либо блоки. Хотя в будущем ситуация может измениться. Наш центр как раз должен проанализировать, какие блоки могут принести пользу, какие нет. Пока же формула неприсоединения останется характерной чертой нашей внешней политики.

Если говорить о том, на чем сегодня предстоит сконцентрироваться Азербайджану, то это экономический блок (энергетика и транспорт), это то, что приносит доходы, то, что укрепляет нашу независимость. Причем в этом контексте можно говорить не только об экономических проектах, но и о политических, о новых контактах, открывающих возможности добрососедского сотрудничества. Азербайджан всегда старался развивать отношения со своими соседями, но это не означает, что у нас нет проблем. Между соседями всегда возникают какие-то проблемы, и основная наша цель именно в том, чтобы их решить. Вспомните, раньше многие скептически относились к тому, что можно добиться подписания Конвенции по статусу Каспия, урегулировать юридические вопросы. Однако эта конвенция подписана. Такие вопросы можно решать мирно. На это и должны быть направлены все силы Азербайджана. И мы как аналитический центр, как мозговой центр будем в этом непосредственно участвовать. Основная наша цель – урегулирование конфликта с Арменией. Это отдельный блок вопросов, и мы будем вплотную этим заниматься.

- Недавно прошла встреча президента Азербайджана и премьер-министра Армении. Одна из тем, которая была затронута, - необходимость гуманитарных мер для снятия напряженности. Как такие меры могут способствовать урегулированию конфликта?

- Да, это снижает напряженность. Есть понятие народной дипломатии, когда переговоры ведутся между представителями гражданского общества, журналистами, учеными. Гуманитарная миссия имеет несколько иное значение - обмен военнопленными, разрядка ситуации на линии фронта. То есть гуманитарное измерение в деле урегулирования конфликта имеет два направления. Одно – акции в духе Женевских конвенций о военных конфликтах. Второе – народная дипломатия. Но эти направления могут оказаться успешными, если будет достигнут прогресс по основным направлениям. Гуманитарному измерению нужен кислород, который можно получить от субстантивного прогресса в урегулировании. Если же такого прогресса не будет, то и гуманитарные акции, и народная дипломатия в конечном счете задохнутся. Поэтому главная цель – субстантивные переговоры. И необходимо добиться результатов уже в этом году.

- Как, на ваш взгляд, Армении следует проводить политику с учетом того, что военный путь для нее будет проигрышным?

- Как представитель азербайджанской стороны, я не могу говорить о том, как Армения должна себя вести. Могу лишь сказать, каким нам видится решение проблемы. Военный путь неприемлем, конфликт должен быть урегулирован мирным путем, но также неприемлемо сохранение статус-кво, признание результатов военного конфликта на определенном этапе. Если это признать, то, по логике, можно попытаться изменить военным путем и сегодняшнее положение. Кстати, в 2016 году Азербайджан был близок к этому, но остановился, проявив добрую волю, чтобы решить конфликт мирным путем. Поэтому сегодня мы пребываем в ожидании.

После смены власти в Ереване эксперты выражали надежду на прогресс в урегулировании, однако сегодня эти надежды улетучиваются. Мы видим непоследовательность в заявлениях армянских руководителей: они говорят о гуманитарных акциях, о подготовке диалога к миру, но при этом звучат заявления о "новой войне за новые территории". Причем объяснение, что это делается для внутреннего потребления, уже не может служить оправданием, поскольку мы подошли к черте, когда необходимо делать конкретные шаги.

Армения должна принять такие решения, чтобы направить конфликт в мирное русло. Азербайджан за последние полгода сделал много шагов, в частности, по деэскалации на линии соприкосновения. Но это не может продолжаться бесконечно, статус-кво не может сохраняться. Об этом говорят все партнеры по переговорам. Поэтому ждем прогресса.

Я даже не стану говорить о том, что с экономической точки зрения перспективы у Армении достаточно темные. Это и так ясно. В Армении есть националистические силы, которые заявляют: "Мы готовы дальше голодать, но земли не отдадим". Это пещерная идеология. Пора посмотреть на мир другими глазами: мир развивается; опыт интеграции, добрососедских отношений в Европе и других регионах мира показывает, что открывается гораздо больше возможностей. Конечно, и в интеграционных процессах порой возникают трудности, но решать проблемы мирным путем гораздо лучше.

- В армянских СМИ и даже среди высокопоставленных лиц бытует мнение, что азербайджанская и армянская общины не могут существовать вместе. Как вы относитесь к такой позиции?

- Это ошибочное мнение. Конфликт с исторической точки зрения относительно недавний, ему около ста лет. Первые столкновения начались в 1905 году. Что такое сто лет для истории? Это очень мало. До этого азербайджанцы и армяне жили достаточно мирно. Общины жили и должны жить в мире. Идея разделения не решает проблемы, поскольку территории должны быть возвращены.

Как показывает европейский опыт Первой мировой войны, недовольство результатом противостояния вызывает желание реванша. Так, через 30 лет после Первой мировой началась Вторая мировая война. Зато уже после Второй мировой войны был другой подход, поскольку сохранялась неприкосновенность границ, отстаивались права меньшинств. На этой основе Европа после Второй мировой стала быстро развиваться. Да, был сложный косовский прецедент, но он не получил развития в Европе. Европейцы и сейчас думают, как выйти из этого тупика. Ясно, что разделение, строительство стен, заградительные преграды между общинами дают плохой результат. Надо добиться того, чтобы между общинами шел диалог, обмен товарами, идеями… Именно в этом я вижу будущее региона.

- В прошлом году в Баку прошли встречи начальников генштабов США и России, были и другие международные встречи. Почему в таких случаях выбор падает на Баку?

- Уже в 1990-е у Баку был определенный статус на этом направлении, и плюс наше географическое положение. Сбалансированная внешняя политика – одна из характерных черт Азербайджана. Мы можем предложить площадку для переговоров не только между Россией и США, но думаем и о других проектах. Например, на Ближнем Востоке мы видим тяжелую ситуацию противостояния суннизма и шиизма, а в Азербайджане всегда обе общины жили мирно - у нас даже не принято спрашивать, к какой религии ты принадлежишь. Сегодня на Ближнем Востоке необходим диалог между двумя этими религиозными общинами. Причем речь идет не о религиозном диалоге, не о теологических диспутах, потому что эти вопросы быстро решить невозможно, а именно о межобщинном диалоге на социальные и политические темы. Баку может стать площадкой для такого диалога.

- Какую роль для экономики Азербайджана играют транспортные и энергетически проекты, в которых участвует Баку?

- Мы надеемся на доходы. Надеемся, что Азербайджан станет одним из поставщиков, и при этом ни с кем не конкурируя. У Азербайджана есть определенная ниша, рынок, на который мы нацелены. Проект "Южного газового коридора" принесет большую пользу и транзитным странам, и странам-продавцам, и странам-покупателям, которые получат новый источник ресурсов.

Одна страна не может монополизировать европейский рынок. Европа к этому подошла достаточно давно. Стратегически у нее есть несколько крупных поставщиков – это и Россия, это и Северная Африка, а также британский проект получения ресурсов из Северного моря, проект по СПГ. У Европы будут различные поставщики, и одним из них станет Азербайджан. Для нас это взаимовыгодный проект, одно из приоритетных направлений энергетической политики Азербайджана.

- Как вы оцениваете нынешнее состояние отношений между Азербайджаном и Россией? Какие тренды будут определяющими в ближайшем будущем?

- В целом у нас очень хорошие, стратегические отношения, но есть один фактор – армяно-азербайджанский конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Если этот фактор убрать, то отношения Баку и Москвы выйдут на новый уровень, мы еще больше углубим отношения, расширим, откроем новые перспективы. Хотя и сегодня достаточно высок уровень отношений между президентами, между нашими государственными структурами, да и просто между людьми, что тоже очень важно. Заставить два народа дружить не получается - должно быть взаимное влечение, и оно есть. Исторически мы жили в одном государстве, уже сложились определенные отношения. Сегодня все положительное надо развивать, вопросы истории оценивать трезво. Каждому народу есть что вынести из истории, но смотреть надо в будущее.

- Ваш центр нацелен на сотрудничество с российскими мозговыми центрами?

- Да, у нас есть проекты, мысли, идеи. Но пока только у нас еще идет процесс формирования центра. Когда все организационно-финансовые вопросы будут урегулированы, мы будем говорить о развитии сотрудничества.

23010 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!