Алексей Фененко: "Для России важно сохранение позитивных отношений с Азербайджаном"

Алексей Фененко: "Для России важно сохранение позитивных отношений с Азербайджаном"

 Накануне в Баку состоялось заседание круглого стола "Россия-Азербайджан: 25-летие дипломатических отношений. Стратегия партнерства", организованное "Политологическим центром "Север-Юг" по развитию информационных и научных связей со странами Кавказского региона" и его представительство в Баку. На полях этого события "Вестник Кавказа" побеседовал с экспертом МГИМО МИД РФ Алексеем Фененко об итогах совместного 25-летнего пути, пройденного Россией и Азербайджаном.

 - По вашей оценке, каковы основные итоги 25-летия российско-азербайджанских дипломатических отношений?

 - Я думаю, в первую очередь важно само сохранение позитивных отношений с Азербайджаном. Достаточно вспомнить начало 90-ых годов, когда активно на Западе, многие в России, да и в Азербайджане говорили об опасности российско-азербайджанского конфликта. Казалось, что и чеченская война, и нагорно-карабахская война, и создание ГУАМ уведут нас по той дороге, по которой пошли российско-грузинские и российско-украинские отношения. К счастью, этого не произошло, отношения удалось нормализовать и выстроить не просто конструктивный диалог, но стратегическое партнерство. Сейчас мы уже говорим, что Азербайджан может стать сначала приоритетным партнером Евразийского Союза, а затем, возможно, его членом. Ни с Украиной, ни с Молдавией, ни с Грузией мы пока об этом говорить не можем. Формирование вектора партнерских отношений между нашими странами резко ослабило создание антироссийского блока на территории бывшего СССР.

Также важно, что позиция России по карабахскому урегулированию стала более взвешенной, чем в середине 1990-х годов. Заметьте, в апреле прошлого года Россия однозначно не поддержала армянскую сторону и заняла сбалансированную позицию, одной из первой призвав к прекращению огня обе стороны. Москва добилась не только прекращения огня, но и переговоров в Санкт-Петербурге, на которых был разработан план демилитаризации районов по формуле "5+2", и Россия на саммите ОДКБ в Ереване очень четко сказала, что гарантии безопасности не распространяются на Карабах – они действуют только для Армении. Такая взвешенная российская позиция во многом способствует урегулированию конфликта, хотя, безусловно, в Ереване противники России будут играть на росте антироссийских настроений.

Еще я бы упомянул снижение напряженности в каспийском вопросе. Сегодня былых трений между Россией и Азербайджаном по разделу шельфа нет, у Азербайджана остались спорные вопросы лишь с Туркменией и Ираном. А само снижение градуса спора между каспийскими государствами способствует окончательному определению статуса Каспийского моря.

 - По вашей оценке, что еще предстоит сделать России и Азербайджану в перспективе?

- Нам предстоит создать полноценную систему стратегического партнерства на том уровне, который хотели бы видеть обе стороны. Карабахская проблема здесь только одна из целого ряда. Для нашего партнерства важна и нормализация непростых российско-турецких отношений, она идет ему только на пользу, и стабильное военно-техническое сотрудничество, и взаимодействие России со странами Запада, и достижение договоренностей по экспорту каспийских энергоносителей. Если мы сохраним текущий уровень отношений, у нас будет потенциал для превращения Азербайджана в стратегического партнера для России.

 - Как вы видите российско-азербайджанское энергетическое сотрудничество?

- На мой взгляд, оно будет продолжением российско-турецкого газового сотрудничества. Когда в 2014 году проект "Южный поток" по дну Черного моря до Балкана закончился неудачей и Болгария заняла четкую прозападную линию, Россия и Турция переориентировались навстречу друг другу. Если и далее Россия и Турция пойдут по пути газового партнерства и создания транзитного центра, то тогда изменится и статус нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, и сама идея конкуренции России с другими странами за экспорт энергоносителей – ведь мы их поведем через общий хаб на территории Турции. Само по себе это будет содействовать большему росту сотрудничества, а не напряженности.

- На ваш взгляд, возможны ли какие-либо усовершенствования в текущем формате нагорно-карабахского урегулирования?

- Когда осенью 2010 года произошло первое значительное осложнение на линии огня в Карабахе, в Казани состоялась встреча президентов Азербайджана, Армении и России, и на уровне МИД были проведены консультации на тему того, возможно ли привлечь к урегулированию Турцию. Тогда российско-турецкие партнерские отношения были очень серьезными. Также говорили о возможности привлечь к урегулированию Иран. В 2011 году это осталось на уровне разговоров, а в 2012 году прекратились и разговоры. Но сам факт, что это обсуждалось, что можно было пойти по такому пути, я думаю, показателен. Можно, конечно, сказать, что казанский формат не состоялся или провалился, но можно сказать и иначе: что тогда появилась идея, которую мы постепенно подтягиваем под основное содержание.

- Спустя год после апрельских боев за Карабах, на ваш взгляд, есть ли вероятность возобновления активных военных действий в зоне нагорно-карабахского конфликта?

- Я думаю, в ближайшие месяцы полномасштабной войны все-таки не будет. Стороны все еще надеются достичь компромисса на переговорах. Но она может возобновиться, если стороны окажутся полностью разочарованными в переговорном процессе.

4405 просмотров


Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные