Грузинское кино в новую эпоху

Грузинское кино в новую эпоху
Одним из феноменов культуры советского периода было грузинского кино. Маленькая республика добилась удивительных успехов в киноиндустрии. Фильмы грузинских режиссеров два раза премировались на Каннском кинофестивале. Об истоках прошлого успеха и современном состоянии кинематографа в Грузии, с «ВК» беседовал кинорежиссер, народный артист Грузии, лауреат премии имени Шота Руставели Мераб Кокочашвили.

- Феномен грузинского кино прошлого века, в первую очередь, связан с целой плеядой замечательных творцов. Я перечислю лишь несколько имен: Резо Чхеидзе, Тенгиз Абуладзе, Отар Иоселиани, братья Эльдар и Георгий Шенгелая, Лана Гогоберидзе, Мишико Кобахидзе. Второй фактор возникновения феномена, как это ни парадоксально, тоталитарный режим, существовавший в те времена в СССР, в том числе в Грузии. Режим притеснял художника и требовал от него лояльности к определенной идеологии. Однако перечисленные мной личности доказали свою индивидуальность и выразили собственные ценности путем сопротивления и творческого прорыва. Но самое главное, это привнесение в искусство национальных мотивов, национальной сущности, а также проявление свободы личности. Все это, разумеется, противостояло идеологии, требовавшей коллективизма, единомыслия и одинаковости во всем. Тем не менее творчество этой плеяды художников – борьба за свободу и индивидуализм. И еще одна деталь: конечно, чиновники, которые в те времена руководили грузинской киноиндустрией, были советскими бюрократами, но в то же время они были сынами своего народа и патриотами. Они душой болели за грузинское искусство. В том числе за кино. 

- Каковы основные этапы развития грузинского киноискусства? Какие фильмы положили начало новым направлениям грузинского кино.

- Чтобы хронологически правильно описать этапы, необходимо вспомнить 1920-е годы. Именно тогда были заложены творческие основы грузинского кино. Тогда творили Николоз Шенгелая (отец Эльдара и Георгия Шенгелая, – прим. «ВК») Михаил Калатозишвили (Михаил Калатозов, - прим. «ВК») Котэ Микаберидзе и Михаил Чиаурели. Традиции, заложенные еще в немом кино, возродились в конце 1950-х - начале 1960-х. Позднее на сцену вышли Нана Мчедлидзе и Ираклий Квирикадзе. 
Что касается фильмов, определивших эпоху то, в первую очередь я бы назвал следующие: «Лурджа Магданы» Резо Чхеидзе, «Мольба» Тенгиза Абуладзе, «Гиоргобистве» Отара Иоселиани, замечательный фильм Эльдара Шенгелая «Необыкновенная выставка» и, конечно же, его «Чудаки» - фильм, заложивший основу эзоповому языку в кинематографе. 
(Безусловно столь же этапным в развитии грузинского кино стал фильм самого Мераба Кокочашвили «Большая зеленая долина», снятый режиссером в 1967 году, – «ВК») 
Затем, уже вначале 1980-х годов, - «Голубые горы» Эльдара Шенгелая как художественная прелюдия к краху коммунизма, «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, великолепные короткометражки Михаила Кобахидзе. 

- Каково современное состояние грузинского кино? Есть ли интересные работы, свидетельствующие о возрождении традиций?

- До 1990-х годов грузинское кино развивалось в соответствии с принципами и общей атмосферой огромного пространства СССР. После распада Советского союза наш кинематограф стал частью всемирной системы киноиндустрии. Это совершенно новая для нас система, несовместимая с прежней. Причем Грузия – маленькая страна, где живет всего 4,5 миллионов человек. Поэтому нам будет очень трудно, да и невозможно создать самоокупаемую кинопродукцию. Необходимо интегрироваться в глобальную систему киноиндустрии, а ведь это сложнейшая задача с учетом острейшей конкуренции и других (в том числе, финансовых) факторов. Уточню, что речь идет о переходе на качественно иную систему производства. Впрочем, некоторые шаги в этом направлении все-таки были сделаны. Например, перенята французская модель поддержки киноискусства. Был даже утвержден специальный закон, в соответствии с которым государство создает определенные гарантии, выделяет средства, но с другой стороны, предоставляется полная свобода частным инвесторам. Маленькой стране необходимо привлекать инвестиции со всего мира – иначе невозможно спасти и развивать кино. Мы сейчас находимся в сложнейшем процессе трансформации. Государство пока выделяет не очень большие средства, а инвесторы не спешат вкладывать деньги, поскольку не уверены в коммерческой успешности проектов. Хорошее кино стоит больших денег. Так что процесс идет трудно. Но как раз в части коммерческой продукции есть обнадеживающие симптомы, то есть интересные работы молодых режиссеров. Будем надеяться, что в течение нескольких лет произойдет интеграция грузинского кинематографа в мировую систему кинопроизводства. 
Часто называют фильм «13» Гелы Баблуани, - действительно интересная работа, но этот фильм создан не в Грузии, а во Франции и США. Я бы сказал, что это негрузинский фильм, снятый грузинским режиссером. Что касается жанрового кино, созданного в самой Грузии, в первую очередь я бы вспомнил «Сезон» Давида Борчхадзе. Но это лишь первые шаги. 
Не могу не упомянуть о фестивалях. Когда в Каннах добился успеха фильм Абуладзе «Покаяние» или «Лурджа Магданы» Резо Чхеидзе - это было великое событие для грузинского кино. Впрочем, фестиваль фестивалю рознь. О подлинном возрождении грузинского кино можно будет говорить лишь после того как наши фильмы вновь добьются успеха в Каннах или Берлине. Пока мы наблюдаем лишь первые симптомы возрождения. К счастью, у нас есть самое главное – школа. Именно в ее лоне только и возможно возрождение грузинского киноискусства.

22760 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные