Трубы в фарватере единых правил ВТО

Никита Кричевский: «ВТО в трубной отрасли – толчок для вмешательства государства с целью строительства новых трубных заводов в восточной части"
Никита Кричевский: «ВТО в трубной отрасли – толчок для вмешательства государства с целью строительства новых трубных заводов в восточной части"
После вступления России в ВТО споры об эффективности этого шага для российской экономики не прекратились. Причем не слишком понятной ситуация остается не только для обывателей, опасающихся роста цен, но и для прямых участников рынка, которым отныне идется играть по новым правилам. Эксперты полагают, что в новых условиях может выиграть российский топливно-энергетический комплекс. ТЭК может получить преимущества вследствие снижения пошлин на трубы, используемые как для строительства нефте- и газопроводов, так и для бурения и эксплуатации скважин. Расширит ли вступление России в ВТО возможности компаний ТЭК? Будет ли он способствовать повышению конкуренции в сфере производства трубной продукции? На эти и другие вопросы отвечают отраслевые эксперты. 

По мнению старшего эксперта Института экономики переходного периода Сергея Жаворонкова, «обычно металлургия называется в числе секторов, которые очевидно выигрывают от вступления в ВТО, но ситуация там не столь проста. Если мы посмотрим на рынок труб для нефтяной промышленности, то мы выясним, что сейчас где-то 2/3 потребностей отечественных нефтяных компаний удовлетворяются российскими производителями. Их всего, по большому счету, три: ТМК, ОМК и ЧТПЗ. Где-то меньше трети трубной продукции мы импортируем. Это связано с тем, что часть труб, необходимых для нефтяной промышленности, в России просто не производятся, не научились пока еще, а часть просто выгодно ввозить, даже несмотря на наличие 15-20% таможенной пошлины. В силу вступления России в ВТО пошлины будут существенно снижены, и у наших металлургов возникнет серьезная конкурентная проблема, прежде всего связанная с украинскими конкурентами. Сейчас мы квотируем доступ украинских труб в Россию. Вне квот, которые являются, по сути, политическим моментом и вытекают из межправительственных соглашений России и Украины, мы вводим запретительные пошлины до 38%. Соответственно, эти возможности у нас в связи со вступлением в ВТО существенно сократятся для подобного рода протекционизма, и конкуренция для российских производителей труб существенно ужесточится, усилится. Можно сказать, что от этого выиграет потребитель, то есть нефтяная промышленность. Наверное, так и есть. Но, если мы говорим о металлургии, то ее владельцам есть о чем задуматься в связи с ужесточением предстоящей конкуренции».

Как полагает доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский, «ВТО в трубной отрасли –  толчок для вмешательства государства с целью строительства новых трубных заводов в восточной части. Об этом-то никто не говорит, хотя Япония не спит. А не поговорить ли с японцами по поводу возможного участия японской стороны в строительстве металлургического завода, например, на одном из четырех Курильских островов? А почему бы нет? И пусть Япония думает (мы же предложили) о мирном договоре и о спорных территориях. Мы сегодня движемся в фарватере единых правил, установленных ВТО. А мне представляется, что присутствие государства в трубной отрасли должно быть ориентировано, прежде всего, на создание новых капитальных мощностей и на модернизацию ныне действующих, опять же в соответствии с требованиями потребителей. Вопрос: где деньги? Ответ: мы, как Кощей над златом, чахнем над почти пятью триллионами рублей резервов. Почему мы их вкладываем в американские гособлигации под полтора процента годовых вместо того, чтобы развивать российскую промышленность и инфраструктуру, прежде всего, в Сибири и на Дальнем Востоке, ведь не зря же было создано министерство? Это вопрос, который так или иначе будет занимать все больше места в дискуссии о путях дальнейшего социально-экономического развития страны в любом случае, потому что все объективные обстоятельства говорят о том, что у нас иных вариантов постепенно не остается.
Вы сегодня на Западе не возьмете дешевую ликвидность – ее там просто нет. Там свои проблемы. В то же время мы имеем значительные средства, которые сегодня лежат мертвым грузом и не расходуются на экономику. Возникает вопрос: будет ли инфляция, как говорят отдельные либералы? У меня к ним сразу несколько контраргументов. Во-первых, у нас сегодня в Европе и США денежная эмиссия идет огромными темпами, и тем не менее никакой инфляции нет, там, наоборот, дефицит. А во-вторых, мы направляем эти средства не на потребительский рынок, что, конечно же, может привести к определенному росту потребительских цен, а мы отправляем на создание капитальной стоимости. Это принципиальная разница. И это, кстати, созвучно, если уж мы говорим о трубной отрасли, с одним из первых положений президентского указа о создании и модернизации 25 миллионов новых рабочих мест.
Где их брать? Вот, пожалуйста. Это один из первых указов президента Путина. Причем речь идет не о создании, как ошибочно трактуют этот пункт в прессе, а о модернизации в основном, но и о создании тоже, потому что 25 миллионов мы в любом случае не создадим. Не будем говорить о ситуации на трудовом рынке в стране, но о модернизации речь шла в значительной степени. Как один из вариантов решения этой проблемы, кстати говоря, подсказка правительству, - трубный рынок».

5820 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!