Генерал Сулькевич: от Крыма до Баку

Генерал Сулькевич: от Крыма до Баку

Русского генерала литовско-татарского происхождения Матвея Сулькевича хорошо знают в Крыму и в Азербайджане.

Масей Александрович (Мухаммед бек) Сулькевич родился 20 июля 1865 в поместье Кемейши (Виленская губерния) в дворянской семье польско-литовских татар. Этот субэтнос, также известный под названием липки, начал формироваться, когда в 1397 пленные крымские татары были переселены в окрестности Вильнюса, Тракая, Каунаса, Минска и Гродно князем Витовтом (годы правления 1392-1430). Позднее хан Тохтамыш, потерпев поражение от войск Тамерлана, нашел в Великом княжестве Литовском приют со своей семьей и многочисленной свитой. Князь Свидригайло (1430-1432) включил в состав своей армии 3000 татар и ногаев, что было значительной цифрой для средневекового войска. Число представителей нового субэтноса постоянно пополнялось за счет выходцев из Золотой орды и Крыма. Татары участвовали в Грюнвальдской битве (1410), а также в походе на Вену в 1683. Несмотря на то, что татары говорили на местном языке, они сохраняли и собственный; для письма использовали арабский алфавит; пользовались свободой вероисповедания и военными привилегиями.

Жизненный путь Масея Сулькевича во многом был определен с рождения - ему предстояло стать военным, пойдя по стопам отца – полковника гусарского полка Александра Сулькевича. Начав образование в Воронежском кадетском корпусе и Михайловской артиллерийской школе, Сулькевич завершил его в 1894 году, окончив Академию генерального штаба Российской империи. Он участвовал в русско-китайской (1900-1901) и в русско-японской (1904-1905) войнах. В ходе русско-японской войны он познакомился с Самед-беком Мехмандаровым и Али- Агой Шихлинским, вместе с которыми ему, впоследствии предстояло работать вместе в Азербайджанской Демократической республике. Уже в 1910 году Сулькевич был удостоен звания генерала-майора, а в 1915- генерал-лейтенанта.

Он участвовал в Первой мировой войне - сначала в качестве начальника штаба корпуса, а впоследствии как командир 3-й пехотной дивизии и 37-го пехотного корпуса на Северном фронте. Сулькевич преуспел и как военный теоретик - его статьи о военном деле были опубликованы в двухтомнике, широко известном среди офицеров не только Российской империи, но и Европы. Необходимо также отметить участие Сулькевича в публикации книги "Исследование о происхождении и состоянии литовских татар" профессора Петербургского университета Мухлинского - в 1902 году Сулькевич полностью оплатил издание труда и написал к нему вступление.

В 1917 году в стране наступил хаос. Навыки и преданность высокопоставленных военных, служивших при старой власти, стали не нужны новому правительству. Перед этими людьми встал нелегкий выбор - покинуть страну, которую они защищали, либо попытаться найти приложение своим силам в изменившейся ситуации. Сулькевич выбрал второе. Ему удалось найти те места, где мог быть полезен, попытавшись наладить мирное существование граждан среди моря гражданской войны, террора, мародерства, голода.

В октябре 1917 года Сулькевич был выдвинут на пост командира 1 мусульманского корпуса, формирование которого планировалось временным правительством. После назначения, генерал-лейтенант немедленно приступил к созданию корпуса, который должен был состоять из трех дивизий. Вскоре воинское формирование было отправлено на помощь крымским татарам, ведшим борьбу с большевиками в Крыму. Прибыть к месту назначения ему помешал тот факт, что Крым в то время находился под контролем немецкой армии - корпус был разоружен весной 1918 года дивизией генерала Коша. Сам Сулькевич прибыл в Крым для ведения переговоров. Его сопровождала группа офицеров из числа польско-литовских татар. Сулькевичу удалось договориться с немецким руководством о разрешении на создание независимого крымского правительства, в котором он сам стал премьер-министром, взяв на себя, при этом, функции министров обороны и внутренних дел.

В условиях хаоса в стране Сулькевич сделал все, чтобы не допустить его там, где он сам мог влиять на события. Он приступил к налаживанию мирной, насколько это было возможно в тех неспокойных условиях, жизни в Крыму. Это выражалось в том числе и в к активном законотворчестве - он принял акт о крымском гражданстве, законы о запрете на продажу иностранцам земельных участков, принадлежавших гражданам Крыма, о реэмиграции. Последний закон был направлен на то, чтобы любой человек родившийся в Крыму и любой мусульманин, предки которого некогда жили на полуострове, но были выселены в Турцию или Россию, мог вернуться на историческую родину и беспрепятственно получить гражданство. Кроме того, человек любого вероисповедания и гражданства, имел возможность стать гражданином Крыма, если он собственным трудом содержал себя и свою семью, вел себя высоконравственно, был приписан к сословиям и обществам, работал в государственном или общественном учреждении и прожил на территории Крыма не меньше трех лет.

Примечательно, что в качестве основного государственного языка Крымского края устанавливался русский (с правом использовать в этом качестве также татарский и немецкий). Несмотря на территориальные претензии Украины, Сулькевич показывал, что Крым сохраняет тесную связь с Россией, и препятствия их единству временны. Эта позиция вызвала блокаду Крыма Украиной - все товары, которые предназначались для Крыма, украинское правительство, возглавлявшееся гетманом Скоропадским, изымало. Несмотря на это, Крымский край во главе с Сулькевичем выдержал нехватки продовольствия и отстоял свою независимость от Украины, вынудив ее значительно ослабить блокаду.

Сулькевич стремился наладить не только внутреннюю, но и внешнюю сторону жизни новорожденного государства - он устанавливал и развивал контакты с политиками и политическими движениями в Татарстане, Азербайджане (тут пригодилась дружба с Мехмандаровым), Германии, Турции. Установлению связей с Турцией способствовало то, что послом в Стамбуле Сулькевич назначил Сябри Айвазова, бывшего редактора газеты крымских татар "Миллят" ("Нация") – эта новость была воспринята в Турции с энтузиазмом. Однако шаги по установлению межгосударственных связей вызвали настороженность и недовольство Берлина.

Уже в июле Сулькевич направил в Германию делегацию, в попытке заручиться поддержкой в создании нового государства и его признания, однако попытка провалилась. По независящим от премьер-министра причинам, правительству Сулькевича было не суждено продержаться долго - когда осенью 1918 года немцы ушли из Крыма, англо-французские войска заняли его. Сулькевич 15 ноября 1918 года передал контроль над полуостровом сотрудничавшему с Антантой правительству Соломона Крыма и вынужден был покинуть полуостров.

По свидетельству командующего Добровольческой армией Антона Деникина, 4 ноября Мамед бек Сулькевич телеграфировал ему о необходимости ввода войск в Крым: "Из-за отсутствия вооруженной силы (немцы запрещали создание любых вооруженных сил в Крыму - прим. автора) не было никаких опор для борьбы. Вновь могли повториться взрывы и жестокость большевиков. Ситуация требовала немедленной помощи флота союзников и добровольцев. Мой кабинет слагает полномочия, сдает свое место коалиционному правительству кадетов, социалистов и татар...". Деникин не мог немедленно помочь Сулькевичу, и тот попросту передал власть. Ради блага крымчан он легко и добровольно готов был расстался с постом премьер-министра, передав управление тем, кто, по его мнению, мог обеспечить безопасность населения лучше, чем его правительство. Жажда власти и славы не были свойственны характеру генерал-лейтенанта.

Весной 1919 года Сулькевич приехал в Баку по приглашению боевых товарищей - военного министра АДР Самед-бека Мехмандарова и Али-аги Шихлинского, и вскоре был назначен сначала командиром первой мусульманской пехотной дивизии, а потом и начальником Генерального штаба вооруженных сил Азербайджана. Примечательно, что именно в связи с началом службы в армии АДР Сулькевич принял имя Мухаммед. В сферу компетенции Сулькевича входили как военно-тактические, так и практические вопросы, что соответствовало богатству и разносторонности его воинского опыта и интересов. Он отвечал за коммуникации - а именно, за состояние железных дорог и шоссе, телеграф, создание экстренных запасов провианта, разработку и осуществление планов мобилизации, организацию добровольческого движения, а так же создание подразделений сил правопорядка в некоторых областях страны. Кроме того, генерал-лейтенант принимал непосредственное участие в разработке на основе традиционной тюркской и мусульманской традиции военной формы для различных видов войск, а так же всевозможной армейской символики - знамен, нашивок. Кроме того, Сулькевич сыграл важную роль в заключении 16 июня 1919 года оборонительного военного союза между Грузией и Азербайджанской Демократической республикой.

Жена Сулькевича Марьям также активно участвовала в общественной жизни - она работала в школе для девушек и была деятельной участницей Благотворительной организации бакинских мусульманок.

24 апреля 1920 года в Азербайджан прибыла польская дипломатическая делегация во главе с Титусом Филипповичем. Вскоре, 27-28 апреля азербайджанское правительство было свергнуто Красной армией. Город оказался под властью большевиков, которые, среди многих других, арестовали и Сулькевича, и делегацию польских дипломатов. Последние дни своей жизни генерал-лейтенант провел в Баиловской тюрьме. По воспоминаниям сокамерников (большинство из которых были поляками из той самой делегации), Сулькевич, хотя и понимал, что его судьба предопределена, сохранял стоическое спокойствие.

Бывший заведующий отделом общих дел дипломатического департамента МИД АДР Мечислав Станиславович Рудзинский вспоминал: “28 апреля 1920 года в Азербайджане свершился большевистский переворот. Я был арестован вместе с членами польской делегации. Через несколько дней всех нас отвезли в бакинскую чрезвычайную комиссию. Спустя некоторое время сюда привезли и генерала Мамед бека Сулькевича. Настроение у него было очень плохое. Думал, что расстреляют. Приговора ждал спокойно. Мы сидели в одной камере и все время делились мыслями. Первый день мы спали на полу, подушку нам заменяла газета. Позднее устроили полки. Через несколько недель после переворота рано утром вошли чекисты, разбудили некоторых и велели собрать вещи. Чекисты торопились, арестованным не говорили о том, куда их ведут. Я спал недалеко от Мамед бека Сулькевича. Он успел пожать руку некоторым из нас. Он был уверен, что идет на расстрел. Хотя у самих не было уверенности остаться в живых, тем не менее, утешали его. Должен отметить, что держался он с достоинством, мужественно. Через несколько дней в газетах прочитали о расстреле лиц, обвиненных в "контрреволюционной деятельности". В этом списке была и фамилия генерал-лейтенанта Мамед бека Сулькевича”.

Сидевший вместе с Сулькевичем Мехмед Али бек рассказывалт: «Генералу приказали идти за чекистами. Мы поняли, что настало его время смерти. Мы не осмеливались посмотреть ему в глаза, не могли найти нужных слов. Генерал Сулькевич опередил нас, сказав, тихим, но уверенным голосом, слова, которые я никогда не забуду: «Счастлив, что умираю солдатом мусульманской армии. Прощайте!»
Сулькевич был расстрелян во дворе тюрьмы по обвинению в контрреволюционной деятельности 15 июля. Он запомнился современникам как настоящий воин, всегда стремившийся сражаться на передовой, даже после достижения высоких чинов, человек необыкновенно широкой души, благородства и щедрости. Сулькевич чрезвычайно ответственно относившийся к вверенным ему жизням, всегда стремился быть там, где мог принести наибольшую пользу народу своей страны. Генерал был честным и прямым человеком, никогда не отступавшим от своих взглядов (он был убежденным монархистом) и не шедшим на неприемлемые для его совести компромиссы. По понятным причинам, Сулькевичу в литературе советской эпохи уделялось мало внимания. Однако масштаб его личности оставляет большой простор для дальнейшего изучения.

15245 просмотров



Вестник Кавказа

на YouTube

Подписаться



Популярные