Фаррух-Ага Гаибов и "Илья Муромец"

Фаррух-Ага Гаибов и "Илья Муромец"

Азербайджанские исследователи считают свою военную историю невозделанным участком – во времена СССР им запрещали выходить за строго очерченные рамки, предписывая уделять внимание только истории советской армии. Только сейчас становятся известны имена азербайджанцев, которые сражались за Российскую империю. Так на фронтах Первой мировой войны билось больше трех тысяч рядовых, около двухсот офицеров и высших военачальников – азербайджанцев. Одним из них был проживший всего четверть века Фаррух Гаибов.

Отец Фарруха Мамед Керим Ага в 1870-х служил юнкером в четвертом взводе мусульман Лейб-гвардии Кавказского эскадрона Собственного Его Императорского Величества Конвоя (подробнее о Конвое см. "ВК" Принц Кули-Мирза на императорской службе).
Вскоре после рождения сына (2 октября 1891 года) Мамед Керим Ага умер, и мальчика воспитывал дядя – известный в то время в Азербайджане общественный деятель Самед Ага Гаибов.

Фаррух окончил пять классов русско-азербайджанской школы, и по совету Али-Ага Шихлинского, прозванного "богом артиллерии" (См. "ВК" "Треугольник Шихлинского»: семья, армия, наука", поступил в Тифлисский кадетский корпус, а затем в Константиновское артиллерийское училище.
Уже там учителя отмечали точный глазомер Фарруха, его храбрость и умелое ведение орудийной стрельбы.

Окончив училище, Гаибов отправился служить в артиллерийскую бригаду в урочище Джелаус недалеко от Карса, где был назначен офицером батареи. С началом Первой мировой Фарруха перебросили на Западный фронт и прикомандировали к эскадре воздушных кораблей. Там он впервые увидел биплан "Илья Муромец". К началу войны, в августе 1914 года, Императорский военно-воздушный флот располагал всего четырьмя такими самолетами, но уже к Новому году император распорядился о создании эскадры, ставшей первым в мире соединением бомбардировщиков. Единственным летчиком, способным летать на «Муромцах» был Игорь Сикорский, остальные с недоверием относились к самой идее тяжелой авиации. Одним из тех, что с восторгом принял новые машины, был Гаибов. Он быстро научился, и в качестве артиллерийского офицера начал совершать боевые вылеты, нанося мощный урон неприятельским лагерям, складам, сообщениям и станциям.

На Фарруха возложили обязанности бомбометания, стрельбы из пулемета, фотографирования с воздуха позиций противника. В первый же свой вылет Гаибов разрушил очень важный в стратегическом отношении мост через Неман, чем сильно задержал перевозку немецких войск и грузов.

12 сентября 1916 года группа русских самолетов, в том числе «Илья Муромец» Гаибова, совершила налет на тылы немецких позиций, где были расположены штаб 89-ой германской дивизии, узел узкоколейной железной дороги с артиллерийскими и интендантскими складами и аэродром. Точными бомбовыми ударами были взорваны различные пункты, вызваны пожары на вражеском складе, разбомблены транспортные средства, железнодорожные станции, автомобили. Но вскоре навстречу русской эскадре вылетели немецкие "Альбатросы". Завязался воздушный бой. Немцы, считавшие «Илью Муромца» наиболее опасным, ворвались в строй и отделили бомбардировщик от других самолетов. Целый час его экипаж бился с четырьмя немецкими самолетами. Пулемет Фарруха нанес "Альбатросам" существенные потери, но одному из немецких самолетов все же удалось вызвать пожар на «Илье Муромце», и он, объятый пламенем, упал вниз. Весь его экипаж сгорел.

По принятой среди летчиков традиции, немцы похоронили экипаж самолета с воинскими почестями.
Русское командование признало, что 25-летний Гаибов в решительный момент боя произвел сильное расстройство в неприятельской авиации, что повлияло на успех всей операции, за что первому азербайджанскому летчику-артиллеристу был пожалован орденом Святого Георгия 4-й степени. Посмертно.

8815 просмотров






Популярные