Черкесы: метаморфоз vs трансформация

Черкесы: метаморфоз vs трансформация

Вчера в Ростове-на-Дону прошла международная конференция "Метаморфоз vs трансформация. Мультидисциплинарный подход к изучению истории адыгов в XIX-XXI вв.".
Северо-Кавказский научный центр высшей школы Южного федерального университета пригласил к участию в конференции ученых и исследователей из России, Грузии, Абхазии и Турции. Они обсудили новые подходы к исследованию макроисторического региона; вопросы историографии и источниковедения адыгской истории; проблему исторической мифологии в теоретическом и практическом измерениях; а также тему: "Адыги в международном контексте: прошлое и современность".

Кандидат социологических наук, доцент кафедры философии и социологии Адыгейского государственного университета Вячеслав Нехай рассказал об исследовании в трех адыгских республиках (в Республике Адыгея, Карачаево-Черкесской Республике и Кабардино-Балкарской Республике) и среди адыгов Краснодарского края в 2010-2011 годах. Респондентам было предложено ответить на вопрос «Является ли глобализация естественным процессом, который развивается независимо от чьей-то воли?». 55% опрошенных заявили, что глобализация проводится в жизнь конкретными силами в своих собственных интересах, 19% определили ее как закономерный и естественный процесс, реализующийся посредством реализации объектных интересов всего человечества. Однако 26% адыгов затруднились дать ответ на этот вопрос, что указывает на отсутствие однозначного понимания сущности глобализации. При этом 2/3 респондентов (65%) придерживаются мнения, что глобализация способствует американизации мира, 21% полагают, что глобализация – это вестернизация и только 14% уверены в том, что глобализация приводит к унификации мирового пространства в мультиполярной форме, без наличия какого-либо ядра и фундаментальной дирекции.
Как следствие, респонденты неоднозначно оценивают и сущность глобализационных процессов. 34% опрошенных испытывают позитивное отношение к глобализации, воспринимая ее как неизбежное явление в жизни человечества. 25% респондентов считают, что глобализационные процессы несут негативные изменения в духовной и материальной жизни населения мира. 9% утверждают, что глобализация представляет собой крайне негативное явление для большинства жителей Земли, поскольку она протекает в интересах Золотого миллиарда, и способствует деградации развивающихся стран. 21% адыгов нейтрально относится к глобализационным трендам, а 11% затруднились дать им оценку, что индицирует либо безразличное отношение опрошенных к глобализации, либо отсутствие представлений о ее сути".

В докладе "«Бои историй» или использование исторических сюжетов и символов в общественно-политическом дискурсе современной Кабардино-Балкарии" Ю.М. Азикова выразила мнение, что "хотя общество провоцирует профессиональных историков становиться официальными творцами исторической памяти, не следует смешивать массовое знание о прошлом и научное представление о прошлом. Достаточно высока вероятность того, что стратегия развития научного знания, вырабатываемая компетентным научным сообществом, будет со временем отрезвляюще действовать на тонкие и грубые попытки конструирования как историй с заинтересованных позиций, так и историй с чрезмерно конфликтным потенциалом".

Касаясь проблем историографии Кавказской войны, К.Ф. Дзамихов сказал, что "выработка целостной интерпретации ее природы и исторического места является трудной задачей. Это связано не только с многосторонним, комплексным характером самого явления, но и с множественностью и часто несовместимостью вариантов его осмысления в исторической науке и историческом сознании. Ряд глубоких работ обзорного и аналитического характера, выполненных ведущими специалистами в этой сфере, позволяет суммировать черты историографического процесса, существенные для решения поставленных в настоящем докладе задач. Вместе с тем попытки предложить какую-либо «новую», «современную», «комплексную» трактовку Кавказской войны в отрыве от историографической традиции будут бесплодными.

Многообразие концептуальных подходов и острая дискуссионность проблематики Кавказской войны объясняется тем, что она представляла собой сложный, многомерный исторический феномен. Его целостная интерпретация в какой-либо отдельной плоскости – истории международных отношений, геополитики, социальной истории народов Северного Кавказа, политической истории России и т.д. и т.п. – невозможна. Значение Кавказской войны для нас, для настоящего и будущего России и народов Северного Кавказа можно определить, только рассматривая ее на фоне всего длительного исторического цикла российско-кавказских отношений от их истоков до сегодняшнего дня. В этом случае обнаруживается, что различные подходы к осмыслению Кавказской войны не столько опровергают, сколько дополняют друг друга".

Говоря о конструировании исторических мифов, Д.В.Маковская заметила, что "существенным основанием для конструирования этноса как большой социальной группы является групповое прошлое или представления о групповом прошлом, значимое для членов этой большой социальной группы. Здесь необходимо различать реальное групповое прошлое от групповых представлений или знаний о групповом прошлом, которые конструируются экспертами в данной области (в данном случае мы не говорим о достоверности экспертных выводов, а только констатируем факт конструирования), превращаясь в обыденное знание о прошлом. При этом различные элементы прошлого являются важнейшей основой групповой идентификации, которая влияет на отношение к «своему» и «чужому» прошлому в рамках межгрупповых отношений. И исторические образы взаимного восприятия этнических субъектов, могут быть как обоснованными, так и имеющие внешнее происхождение. В научной литературе часто встречаются такие термины как «этногенетический» и «этноцентристский» исторический миф, описанные В.Шнирельманом, указавшим, что этнический образ прошлого каждого народа складывается из ключевых исторических моментов, с которыми его представители отождествляют себя и свою судьбу. В центре внимания находятся события, связанные, во-первых, с обретением родины; во-вторых, с формированием и расцветом собственной государственности; в-третьих, с великими завоеваниями; в-четвертых, с катастрофой, прервавшей поступательное движение данного этноса. По его мнению, первый момент легитимирует право на территорию, второй позволяет считаться политическим субъектом и дает право на образование государственности, последние два выступают сильными аргументами для того, чтобы занять достойное место в современном мире. Исследователи выделяют также националистический миф как синоним этногенетического, прочеркивая его агрессивный характер.

Говоря об этнической идентичности в Адыгее в контексте конструирования «черкесского» самосознания, А.В. Баранов заявил, что "общественное мнение в Адыгее по отношению к предстоящей Олимпиаде в основном позитивно. С января по август 2010 года Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований провел анкетный опрос, согласно которому поддержали проведение Олимпиады в Сочи 61,8% респондентов. 25,1% дали нейтральные оценки. Лишь 11,4% высказались против игр. C мнением, что Олимпиада оскорбляет память погибших в Кавказской войне адыгов, согласились 24,5 % опрошенных. 22,3% не указали ответа. 51,3% ответили отрицательно на этот вопрос. Респонденты солидарны в том, что важно использовать адыгскую символику на Олимпиаде, т.к. игры пройдут на «исконной земле адыгов»".

"Интересы всех этнических групп едины в приоритетных ценностях мира, межэтнического согласия, взаимного уважения и признания равного взаимного достоинства. На поддержание таких ценностей, противостояние нетерпимости и этнократизму должна быть направлена как государственная политика, так и деятельность научных и педагогических сообществ, национально-культурных объединений, этнических элит. Приоритетное внимание следует уделить институтам создания общественного мнения (особенно интернете, системе среднего и высшего образования). Давно назрела необходимость организации ряда сайтов и форумов, профессионально продвигающих проект российской гражданской идентичности не в противовес, а в консенсуальном сочетании с этническими и региональными идентичностями", - заявил Баранов.

Участники конференции поддержали инициативу, высказанную редакцией "Вестника Кавказа" о создании нового научного журнала - "Кавказ и Центральная Азия".

9405 просмотров





Популярные