Закроет ли Иран Ормузский пролив?

Закроет ли Иран Ормузский пролив?

По мере того как Иран и Соединенные Штаты приближаются к неизбежной конфронтации, иранские политические и военные лидеры вновь заговорили о перспективе закрытия стратегически важного Ормузского пролива – важнейшей артерии, через которую проходит 30% мирового объема добываемой нефти. Его закрытие, даже на короткий период, в значительной степени повлияет на мировую экономику и в более долгосрочной перспективе вызовет серьезные эффекты в политике.

Как пишет Middle East Monitor в статье Is Iran serious about closing the Strait of Hormuz?, уже не впервые иранские лидеры угрожают закрыть пролив в качестве защитной меры против возможной агрессии США. Последний раз эта идея была озвучена в январе 2012 года, когда администрация Барака Обамы наложила ряд санкций против Исламской Республики. Но насколько серьезна иранская угроза с военной, стратегической и политической точек зрения? В частности, попытается ли ИРИ закрыть пролив из-за тактической и оперативной необходимости во время короткого военного противостояния или это закрытие предусматривается в рамках более широкой стратегии во время менее серьезного, но более долгосрочного конфликта с США? Скорее всего, иранские политические и военные лидеры разработали несколько стратегий, предусматривающих разные варианты возможного конфликта с США, и закрытие Ормузского пролива имеет центральное значение для всех них.

Единое видение

Такая мера по сдерживанию давления на Тегеран, предложенная президентом Хасаном Рухани, которого обычно критикуют сторонники жесткой линии и консерваторы, была с энтузиазмом воспринята командующими Корпусом стражей Исламской революции (КСИР). Командующий КСИР генерал-майор Мохаммад-Али Джафари высоко оценил Рухани за то, что тот дал отпор американцам в ответ на их угрозы прекратить поставки иранской нефти в рамках нового режима санкций. Командующий силами "Кудс" генерал-майор Кассем Сулеймани, похвалил иранского президента, заявив, что это тот ”Руани, которого мы все знали, знаем и хотим знать”.  Схожесть риторики командиров КСИР с заявленными позициями президента поражает в контексте реальных различий между доктринами национальной безопасности Революционной гвардии и иранского правительства.

Сближение позиций разворачивается на фоне укрепления поддержки иранского президента со стороны консерваторов. Поскольку иранская экономика испытывает давление ввиду надвигающихся суровых санкций и по мере того, как их потенциальные политические последствия становятся все более явными, весь иранский истеблишмент сплачивается вокруг правительства. Подобное единство демонстрирует, насколько серьезно Исламская Республика и ее сторонники рассматривают угрозу, исходящую от администрации Трампа. Помимо того, что США решили уничтожить знаменательную ядерную сделку 2015 года, госсекретарь США Майк Помпео недавно представил ультиматум Ирану, призвав страну к полной капитуляции.

Излишне говорить, что фантазия правительства Трампа превратить Иран в вассала никогда не будет реализована. Исламская Республика вряд ли согласится подписать новое ядерное соглашение на условиях Трампа, не говоря уже о переговорах по вопросам региональной политики и баллистических ракет. Речь идет о серьезной конфронтации с возможным военным участием. Именно в этом контексте угроза запретить судоходство в Ормузском проливе приобретает огромное значение.

Последнее возможное средство?

Любая попытка Ирана закрыть Ормузский пролив вызовет военный ответ со стороны Соединенных Штатов. Американские военные командиры неоднократно заявляли о своей решимости сохранить открытым водный маршрут, чтобы обеспечить ”свободу судоходства” и ”поток торговли”. Исходя из этого неизбежного сценария, иранские политики и военные командиры надеются удержать США от реализации сокрушительных санкций, связанных с нефтью, угрожая возможностью развязывания войны после закрытия пролива Ираном.  Эта стратегия сдерживания четко проявляется в позиции консервативного вице-спикера парламента Али Мотахари, который заявил сегодня, что угрозы Ирана закрыть пролив приведут к положительным результатам. Иными словами, иранские лидеры ожидают, что подобные угрозы окажут желаемое влияние на стратегическую позицию Вашингтона. Есть свидетельства того, что жесткая риторика Тегерана действительно влияет на позицию администрации Трампа: появились сообщения о том, что США смягчают свои требования к странам в отношении прекращения импорта иранской нефти к 4 ноября.

Но ввиду неоднозначной позиции администрации Трампа - и, в частности, стиля меркантильного лидерства самого президента - ничто не может считаться само собой разумеющимся. КСИР явно полагает, что его тактика ведения военных действий на море с применением специальных видов оружия и за счет уникальных военно-морских возможностей, в том числе быстроходных судов, достаточна, чтобы не только закрыть пролив, но, что не менее важно, успешно противостоять американским военно-морским объектам в течение достаточно длительного периода времени. 

На первый взгляд разница между военно-морским флотом КСИР и американскими военно-морскими активами в Персидском заливе ошеломляет: Иран располагает небольшими быстроходными кораблями, а США - мощными эсминцами и авианосцами.  Но то, чего не хватает военно-морскому флоту КСИР в масштабах и технологиях, он компенсирует сложной, асимметричной тактикой и "непоколебимой преданностью идеалам". Эта небольшая военно-морская сила неоднократно одерживала верх над британскими и американскими военно-морскими силами в Персидском заливе. В то время как профессиональные дипломаты в иранском министерстве иностранных дел переживают за потенциальные последствия закрытия Ормузского пролива, вряд ли можно сомневаться в желании Исламской Республики начать конфронтацию, когда США настроены на удушение экономики страны. 

4100 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные