Человечество заключило "сделку с будущим"

Человечество заключило "сделку с будущим"

Сегодня во французской столице прошла торжественная церемония подписания Парижского соглашения по борьбе с изменением климата.

Документ предусматривает в качестве общей цели 196 стран мира сдерживание повышения средней температуры на Земле в пределах 2 градусов Цельсия к 2100 году от уровня доиндустриальной эпохи, а также приложение усилий по сдерживанию этого показателя в пределах 1,5 градусов Цельсия.

Парижское соглашение по климату вступит в силу на 30-й день после того, как его ратифицируют не менее 55 стран, на которые в совокупности приходится, как минимум, 55 % выбросов парниковых газов.

Свои подписи под ним поставили представители 175 государство. Первым это сделал президент Франции Франсуа Олланд.

От лица России документ подписал вице-премьер Александр Хлопонин.

Выступая на открытии этой церемонии, генсек ООН Пан Ги Мун подчеркнул важность сегодняшнего события, назвав подписываемое соглашение "сделкой с будущим".

"Я призываю все страны быстро присоединиться к соглашению, чтобы оно вступило в силу как можно скорее. Возможность ограничить рост глобальной температуры на уровне менее двух градусов, и уж тем более 1,5 градуса, быстро уходит. Эпоха потребления без последствий закончилась. Мы должны активизировать усилия по снижению зависимости наших экономик от углеводородного сырья", - цитирует его ТАСС.

Пан Ги Мун признался, что настал день, ради которого он работал "с самого первого дня на посту генерального секретаря", когда объявил проблему изменения климата своим приоритетом. "Сегодня вы подписываете сделку с будущим", - заявил генсек ООН, добавив в этой связи, что от действий, которые мировые лидеры предпримут сегодня, зависят будущие поколения.

"Предстоящее сегодня подписание Парижского соглашения подавляющим большинством стран-членов ООН - безусловно, знаменательный и важный шаг на пути достижении международным сообществом целей по противодействию глобальному изменению климата", - отметил в свою очередь Александр Хлопонин.

"Россия приветствует подписание Парижского соглашения, мы готовы к тесному взаимодействию со всеми партнерами в рамках совместной работы по преодолению глобальных последствий изменения климата", - подчеркнул он.

Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" отметил, что пока сложно оценивать, насколько это соглашение может поспособствовать борьбе с глобальными изменениями климата. "Я бы сказал, что здесь есть две проблемы. Первая заключается в том, что существует множество разных точек зрения на счет того, насколько велико антропогенное воздействие на климат, насколько значимы другие факторы, сугубо природные. Поэтому здесь сразу возникает вопрос, как считать именно антропогенное воздействие, соответственно, как оценивать эффективность мер по снижению антропогенного риска. Это реальная проблема, и я не совсем понимаю, как ее в перспективе планирует ООН решать", - сказал он. 

"Вторая сложность уже более практического свойства - это то, что все-таки соглашение не носит обязывающий характер. В этом смысле это шаг назад от Киотского соглашения, поскольку развивающимся и развитым странам не удалось договориться по повторению Киото. Те договоренности, которые были зафиксированы в Париже - это выбор из тех плохих вариантов, которые оставались у переговорщиков, потому что я не могу это назвать каким-то большим продвижение вперед. Однако все же хорошо, что удалось о чем-то договориться.", - добавил эксперт. 

"Поэтому все упование ООН заключается в том, что каждая конкретная страна будет исполнять те обязательства, которые она уже на себя добровольно взяла и будет постепенно эти обязательства ужесточать, Но если в отношении развитых стран, прежде всего, стран Европы, это правило, этот механизм такой экологической ответственности действует, потому что там очень сильное экологическое лобби, то о развивающихся странах этого никак нельзя сказать, поскольку, например, важность экологических вопросов для Китая, для Индии носит по-прежнему более отвлеченный характер. Они по-прежнему нацелены на экономический рост, в том числе на промышленно ориентированный рост, то есть, с высоким потреблением энергии и других ресурсов, что не способствует принятию каких-либо жестких эффективных ограничений по выбросам парникового газа. Поэтому я, честно говоря, очень скептически отношусь к тому, что в ближайшей перспективе, по крайней мере, 10-15 лет Китай, Индия и другие ключевые страны будут предпринимать со своей стороны какие-то решительные шаги в отношении снижения антропогенных выбросов ", - считает Белогорьев. 

При этом он обратил внимание на тот факт, что "вклад развитых стран уменьшается в долевых отношениях, поскольку их доля в мировой экономики снижается, поэтому только усилиями развитых стран вопрос не решить, тем более что до сих пор не ясна политика США". "Хотя в марте была встреча президента США и премьер-министра Канады, на которой были озвучены достаточно амбициозные цифры по взаимному сокращению выбросов, в Соединенных Штатах это по-прежнему тема достаточно острой политической дискуссии. И далеко не факт, что новый президент, имя которого большинство еще не знает будет столь же ориентирован на экологическую и климатическую политику, как ориентирован Барак Обама. Поэтому вопрос США еще не снят с повестки дня, он по-прежнему не до конца ясен, а США - это все-таки больше четверти мировой экономики. Причем это страна с активно развивающейся добычей углеводорода, на которую приходится существенная часть выбросов, на  которых существенная часть выбросов парниковых газов", – напомнил эксперт. 

"Что касается России, то в силу того провала в экономике и промышленности, который у нас был еще в 90-е годы, Парижские соглашения практически никак нас не ограничивают в развитии даже ресурсоемких и энергоемких отраслей экономики, поскольку мы явно не достигнем уровня 90-го года. И каких-то новых обязательств по сокращению выбросов, я думаю, что российское правительство брать не будет. Поэтому никаких рисков, связанных с Парижским соглашением, Россия не несет, поэтому относится к нему крайне спокойно", - предположил заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов. 

По его оценке, на сегодняшний день вполне реально добиться снижения зависимости от углеводородов с целью улучшения экологической ситуации. "При наличии политической воли возможно все. Вопрос в государственной политике. Современное государство имеет массу разных механизмов стимулирования снижения потребления любых товаров и услуг, если это необходимо. Что касается потребления углеводородов, то это несколько более сложный вопрос, поскольку все-таки это кровь экономики, а энергетика в целом и нефтегазовый комплекс в частности весьма инвестиционны, причем инвестиционны не только в части производства, но и в части потребления. То есть, для того, чтобы заместить нефтепродукты, допустим, в транспорте, а транспорт - это 60% реального потребления нефтепродуктов в мире, необходимы достаточно нетривиальные успехи в деле развития инфраструктуры электромобилей, и вообще развития альтернативных двигателей, развитие всевозможных smart, умных сетей, перестройки управления энергопотреблением", - сказал эксперт. 

"Поэтому говорить о том, что какой-то перелом в потреблении нефтепродуктов произойдет в ближайшие 10 лет, не приходится. Возможно, в отдельных странах, в отдельных штатах США, например, в Калифорнии, то есть, в наиболее развитых, в наиболее экологически ориентированных, относительно небольших по площади и масштабам частях развитого мира, это возможно. Но в целом даже в развитых странах это вопрос 20-30 лет. То есть, развитие, если и получится в ближайшие годы, то в виде гибридного транспорта, который сможет потреблять как электроэнергию, так и бензин и гибридное топливо. Переход только на электоромобили - это все-таки дело за 2050 год, скорее всего. Причем это будет не на аккумуляторах, а на водородном топливе, что более реалистично. Они естественно, будут набирать обороты, но сказать, что завтра все пересядут на автомобили Tesla - это, по меньшей мере, неправда", – считает он. 

"Что касается газа, то здесь ситуация еще более сложная, двоякая ситуация. С одной стороны, когда он замещает уголь или, допустим, нефтепродукты на транспорте, то это приводит к снижению выбросов парниковых газов, к увеличению экологичности энергетики. То есть, это скорее плюс для экологической климатической политики. Но с другой стороны, если происходит резкий рост спроса на газ, то это, конечно, приводит к увеличению всевозможных выбросов, что мы и наблюдаем в развивающихся странах.  В развитых странах спрос и так стагнируется. Рост есть только в США, в силу очень низких цен, но и там он низкие пределы своего роста. Я не думаю, что будут предприниматься новые шаги по искусственному снижению потребления газа в развитых странах. В развивающихся этого точно не будет, по крайней мере, в связи с климатической политикой. В развитых странах это будет регулироваться за счет изменения потребительских привычек, в перестройке экономики в пользу менее ресурсоемких отраслей. То есть, просто за счет структурных изменений в экономике, а не путем политики. Весь вопрос заключается в рынке нефтепродуктов, а он целиком фактически зависит от того, например, насколько быстро ДВС будут замещаться на активные электродвигатели ", - заключил Алексей Белогорьев. 

12375 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!