МЭА: начался беспрецедентный энергетический кризис

Ольга Калгашкина, Андрей Петров, специально для "Вестника Кавказа"
МЭА: начался беспрецедентный энергетический кризис

Нынешний мировой энергетический кризис будет масштабнее и длительнее, чем нефтяные кризисы прошлого века, сообщил глава Международного энергетического агентства (МЭА) Фатих Бироль в интервью изданию Spiegel.

 "У нас было два энергетических кризиса в середине 1970-х и несколько лет спустя. Но тогда все было связано с нефтью. Теперь у нас есть нефтяной кризис, газовый кризис и кризис электроэнергии одновременно", - отметил он.

По его словам, до спецоперации "Россия была краеугольным камнем глобальной энергетической системы: крупнейшим в мире экспортером нефти, крупнейшим в мире экспортером газа, ведущим поставщиком угля".

"Этот энергетический кризис намного масштабнее нефтяных кризисов 1970-х и 1980-х годов. И, вероятно, продлится дольше", - заявил глава МЭА.

По словам Бирола, "могут быть и сюрпризы, которые облегчат ситуацию на нефтяных рынках". Он видит три варианта "сюрпризов": снижение спроса на нефть со стороны Китая из-за ослабевания экономики страны; наращивание поставок нефти Ираном в случае согласования иранской ядерной сделки; повышение нефтедобычи Саудовской Аравией и другими ближневосточными производителями. "Но, как я уже сказал, каждое из этих событий было бы сюрпризом. Мы не должны полагаться на это", - подчеркнул глава МЭА.

Как отметил в беседе с корреспондентом "Вестника Кавказа" заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев, пока что на рынке достаточно предложения нефти и газа. "Видимо, МЭА воспринимает как кризис резкий рост цен одновременно на все основные энергоносители. Прямо скажем, жесткого дефицита ни нефти, ни газа сейчас нет. Баланс цен везде напряженный, особенно по нефти и сжиженному природному газу, и предложение не без труда покрывает спрос, но все-таки дефицита не будет, по крайней мере, в этом году. Сравнивать наши дни с тем, что происходило во времена нефтяного шока 1970-х годов, я бы не стал", - сказал он. 
  
"Если говорить о России, то "ценовой кризис" нам как стране-экспортеру выгоден. Одновременно внутренний рынок РФ защищен демпфером и всевозможными пошлинами. В основном мы защищены от какой бы то ни было волатильности внешних рынков, поэтому на нас цены мало сказываются. В текущей ситуации, когда часть покупателей отказывается от российского экспорта, высокие цены будут нам только на пользу, поскольку даже при наших скидках доходы продолжат расти. Сейчас мы продаем тот же баррель нефти дороже, чем это было в прошлом году", - обратил внимание Алексей Белогорьев. 
  
"Помимо России выгоду от текущей ситуации получат все страны-экспортеры энергоресурсов, включая участников ОПЕК+ и Норвегию. А основной удар придется, конечно, по странам, наиболее зависящим от импорта: Европа и Северо-Восточной Азии, которые фактически ничего не добывают, но вынуждены все закупать по рыночным ценам. У США двойственная позиция: с одной стороны, это очень крупный покупатель, из-за чего цены на бензин на американских АЗС очень быстро реагируют на изменение мировых цен; с другой стороны, это и очень крупный поставщик. Сейчас у поставщиков газа в США появилась экспортная альтернатива в виде СПГ. Тем не менее, пока американские экспортеры будут зарабатывать больше денег, внутри страны потребителям придется платить за топливо все больше и больше, что будет повышать инфляцию", - сообщил экономист. 
  
"Таким образом, под кризисом стоит понимать именно резкий рост затрат потребителей. При этом высокие цены на традиционные энергоресурсы поддерживают привлекательность альтернативной энергетики. Сейчас золотое время для возобновляемой энергетики и производства биогаза, поскольку с ростом цен на нефть и газ "зеленые" проекты стали окупаться намного быстрее, чем это было раньше", - заключил заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов.

5770 просмотров
Поделиться:
Распечатать:

РЕКЛАМА