Вильфрид Фурман: "Коронакризис может привести к кризису в зоне евро и ЕС"

Вильфрид Фурман: "Коронакризис может привести к кризису в зоне евро и ЕС"

Число жертв коронавируса в ФРГ достигло 8,5 тысяч, свыше 181 тысячи человек заразилось. Такие данные приводит институт Роберта Коха, который ведет статистику заболеваемости в Германии. Больше всего случаев заражения зафиксировано в Баварии, Северном Рейне-Вестфалии и Баден-Вюртемберге. О социально-экономических последствиях пандемии "Вестнику Кавказа"рассказал  немецкий профессор макроэкономики из Потсдама Вильфрид Фурман.

- Сегодня повсеместно идет политический спор об экономических издержках пандемии. Насколько он уместен?

- Это неизбежно, потому что общий карантинный режим связан с растущими рисками социального взрыва. Карантин приводит к очень высоким социальным и экономическим издержкам каждый день, что ведет к обнищанию людей, коллапсу системы здравоохранения. Предпринимаемые меры выглядят недостаточно продуманными. Вначале было трудно понять, почему закрываются парикмахерские, обувные, мебельные магазины или школы в северной Германии, например, в Киле и Ростоке, если лишь на юге страны - в Баварии - был обнаружен вирус, попавший в этот регион из Китая, Австрии или Италии. Введение карантина в определенных регионах федеративно структурированной Германии было бы более уместным. Это позволило бы ограничиться меньшими затратами, чем при централизованном общефедеральном карантинном режиме. Но пресса и политики призывали к единым правилам, хотя преимущество федеральной структуры как раз и заключается не в единообразных, а в региональных решениях. Точно так же границы всегда являются политически настраиваемыми защитными барьерами. Но внутренние границы ЕС оставались открытыми для пассажиров и движения товаров.

Давление со стороны политиков и бизнес кругов с призывом ослабить карантин усиливается по мере увеличения продолжительности запрета на контакты. Например, председатель одной партии после четырех недель объявил об окончании поддержки мер правительства, потому что ограничения основных прав уже не оправданы.

В то же время доверие многих людей к централизованной политике, а также к статистике с каждым днем снижается, и сторонники теорий заговора получают поддержку. Все больше и больше политиков и граждан требуют восстановления свобод, существовавших до карантинного режима и связанных с ним ограничений. Люди требуют неограниченной свободы передвижения, работы, собраний и путешествий. А это требует возобновления всех приостановленных или запрещенных видов экономической и социальной деятельности.

Во всем мире сейчас проводят параллели с демонстрациями граждан во многих штатах США против общей изоляции за право на постоянную работу без ограничений. Все больше людей (около 20-50% населения) опасаются за свое экономическое будущее. В некоторых странах ситуация обостряется до такой степени, что, например, правительство Южно-Африканской Республики опасается голодных бунтов. Ситуация в бедных кварталах Рио столь же невыносима. Число ежедневных смертей колоссально и продолжает увеличиваться, тесты практически не проводятся, а система здравоохранения частично рухнула. Ужасные условия и великая безнадежность преобладают во многих развивающихся странах.

- Как будет выходить из изоляции Германия?

- В Германии политики, особенно премьер-министры федеральных земель, все больше и больше высказывают идеи об ослаблении карантина, создавая тем самым политическое давление на центральные власти. Канцлер Германии раскритиковала эту "оргию разговоров об ослаблении режима" (цитата Меркель от 20 апреля 2018 г.), и в то же время почувствовала, что теряет способность централизованно координировать процесс. Сегодня ответственность за все послабления лежит на федеральных землях, и в отдельных федеральных землях каждый день появляются новые послабления. Поэтому процесс идет скачкообразно, а не постепенно.

В то же время случаи заражения, подтвержденные тестами, сильно различаются по регионам: в инфекционных центрах, где гораздо больше беззаботных молодых людей, они намного выше, чем в сельских районах и на севере.

Экономические соображения также набирают силу в различных регионах - давление со стороны сотрудников сферы туризма, транспорта, владельцев ресторанов и пабов, сферы культуры, автомобильной и спортивной индустрии увеличивается с каждым днем. При таком региональном разнообразии централизованное смягчение карантинных мер не подходит для Германии. Централизованная общенациональная блокировка 23 марта 2020 года также была большой ошибкой, которая привело к росту социальных и экономических издержек.

- Значит, государство и политики все больше отыгрывают назад?

- Да, но проблемы остаются. Призывы к ответственному поведению становятся все менее эффективным. Чтобы иметь возможность оценить риск, каждый округ должен ежедневно публиковать данные о количестве проведенных тестов, числе инфицированных, числе тех, кто был выписан и выздоровел, числе смертельных случаев. Однако это не предусмотрено. Ранее данные о подтвержденных новых случаях инфицирования вирусом были также не очень значимыми, так как не указывалось количество проведенных тестов. Между тем, количество тестов является таким же "политическим" корректирующим фактором.

Политики видят защиту от инфекции в надлежащем соблюдении правил дистанцирования и гигиены. Тем не менее это не соответствует реалиям сегодняшней жизни и не контролируется должным образом; несоблюдение правил не подвергается фактическим санкциям. Эти меры носят, скорее, бутафорский характер.

Остается разрыв между теми, кто входит в группу риска и теми, кто в нее не входит. Жители домов престарелых и реабилитационных центров желают видеть посетителей, но одновременно вынуждены бояться своих посетителей и опекунов.

Казалось бы, новые нормы должны предполагать большее соблюдение гигиены и большую личную ответственность. Но в действительности все обстоит иначе - все больше и больше молодых людей все меньше и меньше соблюдают эти правила. Они вызывающе не осведомлены и безрассудно рискуют, причем жизнями третьих лиц. Растущее международное конкурентное давление, а также желание путешествовать и получать удовольствия подталкивают нас к старому образу жизни. Нам придется привыкнуть к более глубокому разделению между молодыми и пожилыми людьми, к прогрессивному типу социализации детей и пожилых людей, а также к дальнейшему усилению ориентации на рынок труда родительского поколения.

- И все же, прогноз в целом позитивный?

- Естественно! Надежды связаны с тем, что летом укрепляется иммунная система, а также с расширением медицинских знаний о лечении вируса. Сюда входят тесты на антитела и их использование, знания, полученные в результате исследований умерших от коронавируса, о том, что многие инфицированные умерли не от пневмонии, а от легочной эмболии. В этом случае лекарства от тромбоза или для разжижения крови могут быть полезны в случае очень болезненного течения вирусного заболевания, и его уже можно вводить профилактически, но с риском кровотечения. И все еще есть реальная надежда на вакцину.

Экономические трудности становятся все более очевидными. Компаниям и домашним хозяйствам предоставляется обширная финансовая помощь. Все финансируется за счет кредитов, так что коэффициент задолженности Германии вырастет с 60% до 100-120%. Напомню, что в условиях финансового кризиса 2008 года он вырос до 80%. Германия извлекает выгоду из политики "черного нуля" (под политикой "черного нуля" понимается стратегическая цель кабинета Ангелы Меркель максимально снизить уровень внешней задолженности страны, что успешно выполнялось на протяжении последнего десятилетия - прим. ред.) в форме премии за низкий риск на международных финансовых рынках. Другие страны - Италия, Испания и Греция - с их экспансивной фискальной политикой ранее не делали этого, поэтому сейчас они хотели бы финансировать свои программы через Европейский центральный банк и заемные средства ЕС. Здесь прорисовывается непоследовательность и фрагментация еврозоны - в финансовой политике, а также в национальных механизмах и поведении людей. Возможно, в зоне евро станут необходимыми параллельные валюты.

В то же время налоговые поступления и отчисления в фонды социального страхования и резервы сокращаются очень резко. Придется влезать в долги, сокращать объемы предоставляемых общественных благ, переходить на онлайн-услуги.

Попытка поддержать частный макроэкономический спрос возможна только в течение ограниченного времени. Немецкие программы действуют как программы стимулирования во всех других странах ЕС через спрос Германии на импортные товары. Но под лозунгом "солидарности" они требуют большей (безусловной) помощи и трансфертов, так что коронавирусный кризис в целом может привести к кризису в зоне евро и ЕС.

Финансовая помощь, предусмотренная правительством Германии, преимущественно (как и во Франции) предлагается в качестве активных государственных инвестиций – это шаг в направлении государственной экономики. В то же время выдвигается контролируемая ЕС промышленная политика с финансируемыми кредитами программами поддержки, а также с корпоративными слияниями (например, в авиации и в железнодорожной сфере), которые подталкивают инвестиции к политически желательному типу экологической и геополитической ориентации.

Возможности нового политического контроля в результате кризиса, вероятно, слишком заманчивы. Кризис коронавируса, еврозоны и климата "сливаются" воедино и подпитывают новые теории заговора на фоне многочисленных изменений в системах производства, потребления и оплаты.

16970 просмотров



Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!