ВОЕННЫЙ ЖУРНАЛИСТ АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: "В АВГУСТЕ ПРОШЛОГО ГОДА В ОСЕТИИ Я ЗАПИСАЛСЯ ДОБРОВОЛЬЦЕМ, НО В РУКАХ ДЕРЖАЛ ТОЛЬКО БЛОКНОТ И ФОТОАППА

Беседовал Олег Кушаты. Специально для ВК
ВОЕННЫЙ ЖУРНАЛИСТ АРКАДИЙ БАБЧЕНКО: "В АВГУСТЕ ПРОШЛОГО ГОДА В ОСЕТИИ Я ЗАПИСАЛСЯ ДОБРОВОЛЬЦЕМ, НО В РУКАХ ДЕРЖАЛ ТОЛЬКО БЛОКНОТ И ФОТОАППА

Среди тех, кто год назад побывал в Южной Осетии в качестве журналиста и предложил нам свои заметки о "пятидневной войне", следует особо выделить военного корреспондента "Новой газеты" Аркадия Бабченко. Его наблюдения легли в основу обстоятельных репортажей о вооруженном конфликте, а затем составили книгу "Маленькая победоносная война". Книга Бабченко была издана в Швеции под названием "Картины с войны", российские издатели на нее пока внимания не обратили. Кажется, что дело здесь не в политической цензуре, а в сложившейся тематической монополии – войну в Южной Осетии нам показывают известные авторы, чьи имена на слуху и могут гарантировать издателям коммерческую выгоду. В минувший год подобных книг о войне в Южной Осетии вышло как в Москве, так и на Западе, в Грузии немало. Большинство из них - чего греха таить - далеки от непредвзятого отношения к трагедии двух соседних кавказских народов.

Аркадий Бабченко подчеркивает, что и в книгах, и в публикациях в СМИ о войне содержится много пропаганды, он же остается сторонником непредвзятого журналистского подхода. С таких позиций и работал над книгой. В дни годовщины вооруженного конфликта на территории Южной Осетии Аркадий Бабченко ответил на вопросы ВК. Мы намерено обошли такие вопросы, как кто виноват, какой народ лучше, кого надо больше винить.

Пятидневная августовская война прошлого года – большая российская и кавказская трагедия. За свой фоторепортаж в "Новой газете" об этой войне Аркадий Бабченко удостоен премии британского Frontline Club в номинации «Особое поощрение». В аннотации говорится, что премия вручена за «выдающееся освещение войны» и «проявленную необыкновенную инициативу».
 
- Аркадий, расскажите о книге. О чем она?

- По сути это расширенный репортаж о войне. Я предлагал рукопись разным издателям, но заинтересовались ею только в Швеции, в издательстве "Эрзац". Я рассказал о том, что я видел в Южной Осетии, проиллюстрировал своими фотографиями. Не стал придумывать какие-то ходы, а словно напел все, что видел, начиная с Владикавказа и заканчивая моментом отъезда из Южной Осетии.

- В книге есть политические оценки?

- Я писал ее спустя месяц после войны. Оценки есть и довольно жесткие. Они касаются моего представления о тех, на ком лежит вина за эту трагедию. У меня есть ощущение, что война началась не спонтанно.

-  Как вы оказались в Южной Осетии в августе прошлого года? В этот жаркий месяц многие были на отдыхе, и вернулись в свои редакции только после начала войны.

- Я приехал во Владикавказ и отправился на пункт сбора добровольцев. Туда уже приехали люди, как я понял, из Волгограда, из других регионов России. Я записался добровольцем и поехал в Южную Осетию. На границе мне задали два вопроса: есть ли паспорт и оружие? Предупредили, что обратно на территорию Северной Осетии с оружием не пустят. Паспорт у меня был, оружия не было, и в руки я его в Южной Осетии не брал. Граница, кстати, была открыта – можно было проехать как частное лицо, журналист… На какое-то время контроль был утерян. Но когда 12 августа мы выезжали из Южной Осетии, уже проверяли тщательно. Я возвращался из вместе с коллегой Орханом Джемалем. Его на границе задержали на три часа.

- В чем причина?

- Я сказал, что въехал в Южную Осетию в качестве добровольца, а Орхан отказался назвать свои каналы, по которым он попал в республику.

- Почему поехали на войну в качестве добровольца?

- Можно было доехать из Владикавказа до Цхинвала на такси за пять тысяч рублей. Но я посчитал, что гораздо интереснее было понаблюдать за жизненными реалиями - как набирали людей, как они туда добирались…

- Вы влились в какое-то подразделение, принимали участие в боях?

- Нет. В Цхинвал мы приехали во второй половине дня 10 августа, когда город уже находился под контролем российских военных. Но дорога до него простреливалась. Добровольцев не пустили, и в тот же день поступило указание из Москвы прекратить отправку добровольцев в Южную Осетию. Прибывшие добровольческие отряды стали называть спасательными, в их задачу теперь входило восстановление инфраструктуры города. Но в итоге дальше Джавы их не пустили. Я поймал такси и поехал по объездной дороге в Цхинвал как журналист.

- В одной руке блокнот, а в другой – оружие?

- Никоим образом! Я уверен, что журналист не имеет права брать в руки оружие ни при каких обстоятельствах. Когда я был среди бойцов батальона "Восток" и попал вместе с ними в бой в одном из грузинских селений, был соблазн взять в руки гранатомет и таким образом защититься. Но я его преодолел. Никогда, повторяю, журналист не должен стрелять!

- А добровольцы ехали тоже без оружия?

- Им сказали, что они его получат на месте. Во Владикавказе никого не вооружали. Уже в Южной Осетии я видел некоторых из них с оружием, видел вооруженных казаков.

- Есть ли в Европе реакция на вашу книгу?

- Трудно сказать. Звонили журналисты, я давал им интервью, но большого резонанса, как мне кажется, не было.

- Как вы это объясняете?

- Издатель мне сказал, что грузинская война августа прошлого года практически в мире неизвестна, в отличие от чеченской. В Европе о ней, по его словам, мало кто знает. В их представлении это локальный конфликт, который имеет значение только для России, Кавказа и Грузии. Однако трагично, что погибли люди…
Фото http://avvas.livejournal.com/3180306.html

49260 просмотров
Поделиться:
Распечатать:
* - запрещенная в России террористическая группировка