Мурад Садыгзаде: "Россия готова учитывать интересы Турции в Ливии"

Мурад Садыгзаде: "Россия готова учитывать интересы Турции в Ливии"

В Анкаре завершилась переговоры между делегациями РФ и Турции, в ходе которых обсуждались параметры прекращения огня в Ливии и урегулирование кризиса в этой стране. По итогам встречи российских и турецких дипломатов министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что вскоре может быть достигнуто соглашение о прекращении огня. В интервью "Вестнику Кавказа" перспективы ливийского урегулирования комментирует президент Российской ближневосточной ассоциации Мурад Садыгзаде.

- По вашей оценке, насколько к настоящему времени России и Турции удалось согласовать позиции по будущему Ливии? 

- Необходимо рассматривать эту ситуацию в более широком контексте, поскольку обсуждается не только Ливия, но и Сирия, и некоторые геополитические моменты. Стоит учитывать, что сейчас на Турцию оказывается сильное давление. На прошлой неделе средиземноморские страны Европы провели совещание на острове Корсика, в ходе которого фактически выдвинули ультиматум Турции с требованием начать диалог с Грецией по вопросам геологоразведки и делимитации Средиземноморья, в противном случае угрожая введением ограничительных мер. Другой блок стран, в который объединены ОАЭ, Саудовская Аравия, Египет, Израиль, тоже противостоит Турции. Получается, что в целом на Турцию оказывается давление со стороны очень важных как региональных, так и глобальных игроков, в том числе со стороны США.

При этом Москва готова сотрудничать в Турцией на взаимовыгодных условиях, готова учитывать ее интересы. Мы это видим на примере Идлиба. Что касается ливийской тематики, то у России и Турции здесь диаметральные позиции. Турция поддерживает Правительство национального согласия (ПНС), руководитель которого вчера, кстати, сообщил о том, что уходит в отставку, а Россия неофициально, неформально поддерживала Халифу Хафтара. Но у России более гибкая позиция по этому вопросу, поскольку она также признает ПСН, которое возглавлял Сарадж. При этом Россия сотрудничала с ОАЭ, а ОАЭ - основная опора Халифы Хафтара. Так или иначе, на территории Ливии столкнулись геополитические и региональные противоречия. Говорить о том, сейчас позиции РФ и Турции могли сблизиться, преждевременно. Мы помним, сколько раз обсуждали то же самое в Сирии. Конфликт интересов разрешается сложно. При этом мы видим, что Турция тоже становится более гибкой, понимает, что в условиях текущей конфронтации с другими участниками как региональными, так и глобальными, Москва - более приоритетный партнер. То есть мы действительно можем расценивать слова министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу как реально позитивные.

- О чем стороны могли договориться?

- Скорее всего, о том, что после отставки Фаиза Сараджа, возможно, начнутся мирные переговоры и будут реализованы определенные соглашения. Всем сторонам сейчас нужны финансы. Буквально месяц назад на территории Ливии во всех зонах, подконтрольных как Хафтару, так и Сараджу, начались протесты местного населения. Пандемия ударила и по Ливии - люди бунтовали, им не хватало основных продуктов, продовольствия, социальные гарантии не обеспечивались. Сейчас как такового государства на территории современной Ливии нет, есть лишь квазигосударственные образования или институты, которые пытаются как-то имитировать деятельность государственных институтов, но у них это не получается. Население недовольно и бунтует. Чтобы успокоить население, необходимы финансы.

Финансы могут прийти в Ливию двумя способами. Один - размораживание активов, но сейчас этого никто особо не готов делать, потому что все еще продолжается конфликт. Второй - возобновление продажи углеводородов. Мне кажется, что Россия и Турция, могли именно на этой почве договориться.

Россия выразила принятие позиции Турции в рамках средиземноморского конфликта, дав понять, что учитывает интересы как Турции, так и Греции. Россия была одна из немногих стран, которая была готова выступить посредником в урегулировании между Турцией и Грецией, в то время как остальные страны, в том числе и Франция, и США, наоборот, занимались подстрекательством, еще большим разжиганием конфликта между этими странами.

То есть мы видим, что для России Турция важна как партнер, особенно на Ближнем Востоке. Если говорить конкретно о Ливии, то, скорее всего, будут какие-то подвижки - к этому располагают обстоятельства, которые сформировались вокруг Турции. В конечном счете, это позитивно и для России, и для Турции.

- Как российско-турецкие контакты по Ливии сказываются на стабильности в регионе?

- Говорить о стабильности региона не приходится. Формируются новые блоки, меняется баланс сил. "Сделка века", о которой говорит президент США Дональд Трамп, по сути, идея создания проамериканских союзных сил на Ближнем Востоке, которые будут противостоять тем, кто находится в "лагере сопротивления" - это Иран, Сирия во главе с Башаром Асадом, теперь Турция. Для США (и для демократов, и для республиканцев), сегодняшняя Турция во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом неудобна. Это непослушный человек и непослушное государство, которое выбилось из колеи ближневосточных союзников. США будут этому противостоять.

Договоренности России и Турции позволят обеспечить интересы двух стран в регионе, позволят улучшить их репутацию как гарантов мира, но говорить о стабильности все-таки не приходится. Растет давление на Катар, еще один очаг нестабильности; последствия пандемии негативно сказываются на экономиках многих стран - даже самые богатые страны Персидского залива сейчас ощущают нехватку финансов и инвестиций, поскольку в целом идет стагнация мировой экономики. Нет денег, значит, нет еды. Нет еды -  начинаются революции, протесты. Это было, кстати, одной из причин той же самой "арабской весны".

12920 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!