Клаудиа Чиа: "Китай ждет международного признания режима талибов*"

The Diplomat
Клаудиа Чиа: "Китай ждет международного признания режима талибов*"

Когда летом этого года талибы* взяли под контроль столицу Афганистана, во внешнеполитическом ведомстве КНР заявили, что Пекин готов к сотрудничеству с Афганистаном и намерен сыграть конструктивную роль в восстановлении раздираемой войной страны. О китайских интересах в Афганистане The Diplomat рассказала Клаудиа Чиа, аналитик Института исследований Южной Азии Национального университета Сингапура.

- Как складывается сотрудничество Китая с Афганистаном после вывода американских войск?

- После захвата власти "Талибаном" Китай был первой страной, пообещавшей предоставить Афганистану экстренную гуманитарную помощь в 200 млн юаней. "Талибан", столкнувшись с гуманитарной катастрофой и экономическим кризисом, приветствовал своевременную доставку еды и медицинских товаров. К тому же, Китай недавно профинансировал строительный проект министерства юстиции. Сообщается также, что представители китайских компаний побывали в Афганистане, чтобы оценить перспективы добывающей отрасли. Китай поддерживает прямые контакты с руководством талибов, стороны неоднократно встречались, как на уровне двух стран, так и на международных площадках, чтобы обсудить проекты по восстановлению Афганистана. Пекин активно участвует в многосторонних и двусторонних обсуждениях афганских вопросов с местными правительствами и международными игроками. "Талибан" считает Пекин важным экономически сильным партнером. Китай, в свою очередь, зарекомендовал себя как надежный союзник, благодаря стабильному оказанию помощи. 

- Каким образом Китай помогает правительству талибов и каковы стратегические интересы Пекина в Афганистане?

- В настоящий момент помощь Китая заключается в предоставлении гуманитарной поддержки и поставках вакцин от COVID-19. На дипломатическом фронте Китай пытается получить международную поддержку с целью восстановления инфраструктуры Афганистана, в частности за счет снятия санкций и размораживания иностранных активов. Пекин вместе с другими региональными странами прилагает усилия для того, чтобы убедить западные державы начать диалог с "Талибаном" и представить помощь стране. А интересы Пекина в Афганистане следующие.

Во-первых, Китай хочет обеспечить безопасность своих западных границ и проектов в рамках инициативы ”Один пояс - Один путь” в Центральной Азии и Пакистане. Пекин рассматривает ”три силы зла” - терроризм, сепаратизм и религиозный фундаментализм - как угрозу своей национальной безопасности и открыто призывает "Талибан" разорвать связи с террористическими группировками, в частности с Исламским движением Восточного Туркестана и ИГИЛ (запрещены в РФ). Китай хочет, чтобы "Талибан" боролся с террористами для предотвращения трансграничных пересечений и распространения радикализма в Синьцзяне. 

Во-вторых, Китаю необходима благоприятная парадигма региональной безопасности для защиты своих экономических интересов. С 2013 года Китай вкладывает значительные средства в Центральную Азию и Пакистан в рамках проекта экономический коридор Китай - Центральная Азия - Западная Азия; а также Китай -Пакистан. Инвестиции в регион, где расположен Афганистан, усиливают уязвимость Пекина в случае конфликта. Китай переживает из-за возможных атак боевиков на своих специалистов и инфраструктуру. Стабильный Афганистан снизит риски безопасности, улучшит инвестиционный климат и даст возможность Пекину продвигать свои экономические интересы. 

- Каковы интересы Китая в развитии месторождений лития и меди в Афганистане?

- Китай проявляет интерес в полезных ископаемых Афганистана с 2000-х годов, но в прошлом инициативы сталкивались со множеством препятствий. Месторождение меди Мес Айнак, которое было сдано в аренду Китайской металлургической группе на 30 лет в 2008 году - один из ярких примеров неудачи. Проект был приостановлен из-за проблем безопасности и опасений по поводу сохранения древнего буддистского комплекса, расположенного в регионе добычи. Проект находится в подвешенном состоянии по сей день. Нетронутые ресурсы Афганистана привлекают Китай, внутренний спрос которого на энергию и товары первой необходимости продолжает расти. Тем не менее Китай понимает, что любой проект по добыче будет работать на перспективу и для его осуществления необходимы в первую очередь гарантии безопасности и инфраструктура.

Несмотря на заявления "Талибана" о том, что он готов обеспечить безопасность китайским инвесторам, угрозы сохраняются, поскольку в стране много военизированных группировок, которые представляют опасность для интересов Пекина. В начале октября Исламское государство вилаят Хорасан (организация запрещена в РФ) совершило теракт в мечете в Кундузе, обозначив его как возмездие за тесное сотрудничество "Талибана" с Пекином, что, по мнению террористов, стало предательством по отношению к уйгурам. Пока безопасность китайских проектов и специалистов не будет гарантирована, китайские компании вряд ли придут в Афганистан. 

- Что может предложить "Талибан" для защиты китайский инвестиций? 

- Во-первых, "Талибан" должен доказать, что разорвал связи с террористическими организациями. Во-вторых, наркоторговля должна быть пресечена, что довольно сложно, поскольку талибы зависят от прибыли, получаемой с реализации наркотических средств. 

"Талибан" может последовать примеру Пакистана и создать специальные силы безопасности для защиты китайских объектов и специалистов. Другой вариант - Пекин может нанять китайские охранные фирмы, которые уже присутствуют в регионе. Если частные охранные компании войдут в Афганистан, интересно будет поразмышлять над их связями с китайским правительством и тем фактом, что их присутствие в какой-то степени будет означать военное вмешательство Пекина. 

Нужно реально оценивать желание Пекина инвестировать в Афганистан. Еще до пандемии COVID-19 финансирование Китаем зарубежных проектов, в том числе и в рамках инициативы ”Один пояс - один путь” замедлилось. Более того, оценивая предыдущие успешные проекты Пекина в Афганистане, мы видим, что большинство из них не были крупномасштабными и не несли риски, как, например, строительство домов или прокладка оптико-волоконных линий связи. Более крупные и длительные проекты обычно оканчивались неудачей из-за нестабильной ситуации с точки зрения безопасности, что подточило уверенность инвесторов. 

- Каковы, по вашему мнению, могут быть последствия китайского присутствия в Афганистане?

- Китай по-прежнему ждет международного дипломатического признания "Талибана", и его следующий шаг будет определяться, исходя из реакции иностранных игроков. Очевидно, что Китай не собирается в одиночку нести бремя восстановления Афганистана. В краткосрочной перспективе Пекин продолжит предоставлять гуманитарную помощь, участвовать в проектах с незначительным риском и поддерживать дружеские отношения с "Талибаном".

В долгосрочной перспективе, в случае предоставления гарантий безопасности, расширение присутствия в Афганистане посредством коммерческих проектов даст возможность Пекину более открыто отстаивать свои экономические интересы. С точки зрения региональной динамики пока неизвестно, будет ли Китай относиться к Центральной Азии и Афганистану исключительно как к ресурсным государствам или как к партнёрам, с которыми можно создать блок против западных держав. 

Пристального внимания также заслуживает и ось Афганистан – Китай - Пакистан. Ранее Пекин старался сгладить разногласия между Кабулом и Исламабадом, а Пакистан помогал наладить контакты России и Китая с "Талибаном". Вероятно, возникнет более тесное стратегическое партнерство между Китаем, Пакистаном, Афганистаном, Россией и Ираном с точки зрения борьбы с терроризмом и незаконным наркотрафиком. 

Поскольку США направили внимание на Индо-Тихоокеанский регион, американское присутствие в Афганистане и соседних ему странах будет снижаться. Влияние Вашингтона будет ощущаться только через сотрудничество с региональными государствами по вопросам стабилизации Афганистана. 

Несмотря на разногласия между Китаем и США, обе страны не хотят, чтобы Афганистан стал горячей точкой, где процветают терроризм и насилие. Пандемия COVID-19 ограничила распространение терроризма и насилия, поскольку страны закрыли свои границы. Но когда они будут, наконец, открыты, появятся новые угрозы безопасности, связанные с боевиками. Таким образом, всеобщая цель в отношении Афганистана, скорее всего, приведет к сотрудничеству между США и Китаем по таким вопросам, как восстановление страны, а также борьба с терроризмом и укрепление безопасности.

*"Талибан – движение, запрещенное в РФ

19980 просмотров
Поделиться:
Распечатать: