Владимир Евсеев: Отсутствие Ирана на женевской конференции по Сирии сорвет урегулирование сирийского кризиса

Владимир Евсеев: Отсутствие Ирана на женевской конференции по Сирии сорвет урегулирование сирийского кризиса

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев в интервью "Вестнику Кавказа" рассказал о последних дипломатических ходах в урегулировании сирийского кризиса и предотвращения гражданской войны в стране. По его мнению, отсутствие Ирана за столом переговоров на конференции по Сирии, которая во второй раз пройдет в Женеве и получила кодовое название "Женева-2", станет, по сути, "срывом" этих мирных переговоров. Он считает, что Иран имеет самое большое влияние на ситуацию в Дамаске, поэтому он должен принимать непосредственное участие в решениях конференции. Эти и другие региональные темы эксперт затронул в своем интервью для "Вестника Кавказа".


ВК: Какой может быть итог новой конференции по Сирии "Женева-2"?

В.Евсеев: Я считаю, что надо исходить из скромных результатов. Возможно, удастся привлечь определенные круги оппозиции. Мне бы очень хотелось, чтобы привлечена была не только та оппозиция, которая выступает с прозападных взглядов или поддерживается со стороны Саудовской Аравии и Катара. Очень хорошо, чтобы была оппозиция из самой Сирии, чтобы это были координационные комитеты, какие-то другие структуры. Потому что в этом случае, если на конференции будет присутствовать только одна сторона оппозиции, их решения просто не будут выполняться на территории Сирии. И с этой точки зрения, наверное, определенное объединение оппозиции, которая сейчас безумно раздроблена, могло быть самым большим достижением. Хотя из этого не следует ожидать, что сирийская проблема начнет решаться.

Очень большая проблема заключается в том, что имеется очень много "внешних спонсоров". Наверное, между спонсорами могли быть какие-то договоренности, так называемые "красные линии", пересекать которые нельзя. Например, я считаю, что можно договориться о том, чтобы никто из внешних спонсоров не инициировал доставку на территорию Сирии химического оружия и его использования на территории Сирии. Потому что это будет полным нонсенсом, это полностью подорвет любое доверие к внешним спонсорам в возможности разрешения этого кризиса.

Кроме этого, внешние спонсоры могли бы как-то договориться об ограничении своей финансовой помощи с целью снижения кровопролития в Сирии и больше сконцентрировались на оказании гуманитарной помощи. Причем гуманитарная помощь должна оказываться не только тем беженцем, которых сейчас очень много вне Сирии. Помощь надо оказывать на территории самой Сирии, где очень многие люди страдают от отсутствия предметов первой необходимости, где боевые действия ведутся уже третий год, где люди просто уже устали от бесконечной войны. Этим людям тоже надо помогать, а не смотреть только на оказание помощи, например, на территории Турции или Ливана. Хотя, в то же время, если говорить о внешних странах, наверное, в самой большой помощи сейчас является Иордания, маленькое государство, где находится огромное количество беженцев. 

ВК: Почему Иран пока так и не приглашен на конференцию "Женева-2"?

В.Евсеев: Против Ирана очень жестко выступает Франция. Это официально не заявляется, но такой же позиции придерживается и Великобритания. Некоторые европейские страны считают, что надо пригласить, но просто посадить за стол переговоров без права решающего голоса. Я считаю, что это обесценивает приглашение Ирана за стол переговоров. Иран должен быть подключен к разрешению этой проблемы, потому что сейчас, если смотреть объективно, Иран имеет чрезвычайно сильное влияние на власть в Дамаске. Это поддержка, во-первых, экономическая. Никто больше Ирана не помогает Дамаску.

Россия от этого, к сожалению, самоустранилась. Второе, можно говорить о помощи в доставке различного рода товаров первой необходимости, которые нужны, на территорию Сирии, во многом осуществляется через территорию Ирана. В-третьих, надо говорить о том, что именно Иран оказывает определенную военную помощь. С этой точки зрения, вывод Ирана за скобки переговоров – это, по сути, срыв переговоров в Женеве. Я именно так это расцениваю и считаю, что Иран должен сидеть за столом переговоров и должен быть привлечен к процессу принятия решения.

Хочу напомнить, что именно Иран уже второй раз за последние полгода проводит конференцию, на которой собираются представители различного рода сирийской оппозиции. Эта конференции проводятся в Тегеране. Именно иранский опыт в этом отношении тоже, наверное, надо использовать, потому что Иран тоже пытается каким-то образом объединить оппозицию. Даже с этой точки зрения отсутствие Ирана за столом переговоров не будет носить конструктивный характер, а будет способствовать тех достижений, тех результатов, которые могут быть достигнуты в ходе этих переговоров.

ВК: Как вы можете прокомментировать нынешние отношения между Сирией и Израилем?

В.Евсеев: Меня до последнего времени очень возмущала позиция Израиля. К сожалению, Израиль, который всегда проводил политику невмешательства, по сути, стал помогать одной из сторон, а конкретно – оппозиции. Я имею в виду последние ракетно-бомбовые удары, которые наносились по территории Ливана. Были заявления о том, что на территории Ливана готовится 50-тысячная группировка ополченцев, а именно – "Хезболлы". Заявлялось о том, что химическое оружие может оказаться в руках каких-то сил, например, террористических организаций. Вот эта во многом деструктивная роль Израиля, к счастью, сейчас снизилась. Я думаю, что, наверное, на это повлиял визит премьер-министра Нетаньяху в Сочи к президенту России Владимиру Путину, где были достигнуты определённые договорённости.

Для Израиля очень важно, чтобы на территории Сирии не находились российские зенитно-ракетные комплексы С-300. Напомню, что речь идёт приблизительно о шести дивизионных ракетных комплексах. И Россия готова эти комплексы поставить в Сирию. По-видимому, наверное, из-за того, что Россия затормозила поставку этих комплексов, с Израиля было взято обязательство воздержаться от нанесения ударов по территории Сирии.

С этой точки зрения я могу сказать, что, по-видимому, сейчас позиция Израиля стала более конструктивной, хотя я знаю лично некоторых политических фигур на территории Израиля, которые сейчас продолжают проводить крайне агрессивную политику в отношении Сирии и готовы подтолкнуть страну к активному вмешательству в военные действия на стороне противников Башара Асада. Поэтому я считаю, что то, что произошло, может иметь кратковременный характер. По-видимому, надо и дальше работать с Израилем, чтобы Израиль воздерживался как от нанесения ударов по территории Сирии, так и от помощи оппозиции, благодаря которой нарушается баланс, и это вынуждает другие государства, например, Иран, всё больше вовлекаться в этот конфликт с целью ликвидации этого баланса. Поэтому я считаю, что сейчас Израиль играет более конструктивную роль, чем играл, например, месяц назад.

16700 просмотров







Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!