Майкл Кугельман: "Самое сложное – понять, что приводит к радикализму на идеологическом уровне"

Майкл Кугельман: "Самое сложное – понять, что приводит к радикализму на идеологическом уровне"

США и их союзники нанесли авиаудары по позициям боевиков "Исламского государства" ("ИГ") неподалеку от одного из крупнейших городов Сирии — Алеппо. В Вашингтоне намереваются укреплять международную коалицию для борьбы с "ИГ". По словам Барака Обамы, уже более 40 стран, включая пять арабских государств, поддерживают стратегию США по борьбе с исламистами.
Эксперт по странам Южной Азии и Юго-Восточной из Международного научного центра им. Вудро Вильсона в Вашингтоне Майкл Кугельман считает, что успех такой кампании будет кратковременным.

- Как вы думаете, кампания против "Исламского государства" в Сирии может решить проблему и привести к долгожданному миру на Ближнем Востоке или она контрпродуктивна?

- В краткосрочном плане она принесет результат. Скорее всего, убьют, ранят, уменьшат число боевиков "ИГ", но, к сожалению, подобные группировки успешно манипулируют идеей, что все беды от Соединенных Штатов, они хотят уничтожить и навредить мусульманам. Поэтому мысль о том, что США применят военную силу против этой группировки, может просто сделать эту группировку еще более радикальной. В итоге в "ИГ" могут  сделать вывод, что бороться нужно и за пределами Ближнего Востока, например, в США. Поэтому меня очень беспокоит эта военная кампания.

- Что же в таком случае следует делать? Как нужно поступать с такими террористическими группировками, где бы они не находились – на Ближнем Востоке, в Африке, в Афганистане?

- Нужна стратегия. Все зависит от конкретной группировки, конкретного региона или страны, где она действует. Говоря о различиях между вооруженными группировками, я считаю некоторые из них менее радикально настроенными, чем другие. Группировки подобные афганским талибам - это антиоккупационные повстанческие группировки, по моему мнению. Я думаю, что они действительно хотят, чтобы иностранцы ушли из Афганистана, и не более того. Не думаю, что они разделяют такие же захватнические, радикальные, джихадистские взгляды, как более радикальные группировки, например, "Аль-Каида" и "Исламское государство". И мне кажется, такие группировки как "Талибан" можно заставить покинуть поле боя через переговоры, урегулирование, если они захотят это сделать и будут готовы к этому, если они продемонстрируют желание сложить оружие и подчиниться государственной конституции.
Проблема в более радикальных группировках в мире – "Аль-Каида", "Исламское государство". Здесь главное понять, откуда они берут ресурсы, деньги, оружие. Например, многие пакистанские вооруженные группировки, такие как пакистанский "Талибан" и другие, достают оружие из разных стран. По всей видимости, государства Залива, например, Саудовская Аравия, каким-то образом вовлечены в поддержку этих группировок. Нужно перекрыть эти финансовые потоки и каналы поставки вооружений. Вот, с чего надо начинать. Многие из этих группировок существуют за счет продажи наркотиков; с этим тоже нужно бороться.
Самое трудное – это понять, каким образом эти группировки становятся радикальными, откуда идет идеология, которая движет ими. Это самый важный фактор. Убийство боевиков на поле боя проблему не решит. Нужно проследить до глубоких корней, что приводит к радикализму людей на идеологическом уровне.

- В недавней статье в "Уолл Стрит Джорнал" вы назвали четыре основные угрозы мировой безопасности ("Аль-Каида", "Лашкар-э-Тайба", пакистанский "Талибан", киберпреступники), которые опаснее, чем "Исламское государство". Среди них, как вы думаете, какая на сегодняшний день является самой опасной для мира?

- Эти четыре группировки я рассматривал их как наиболее опасные для Соединенных Штатов. Я согласен, что "ИГ" - очень большая угроза. Но я бы сказал, что киберпреступность -  самая опасная угроза. Первые три – это вооруженные группировки, которые пытались или совершили теракты на территории США. А киберпреступники опасны для всего мира. Киберпреступления не всегда связаны со взрывами зданий и убийством людей, но они поражают наиболее уязвимые объекты. И учитывая большую вероятность, что в ближайшем будущем киберпреступления будут нацелены на ядерные объекты и центры управления полетами, они действительно начнут приводить к смерти людей и катастрофам. На самом деле кибератаки происходят постоянно.

Большинство же вооруженных группировок в настоящее время являются локальными, за исключением "Аль-Каиды", настроенной на совершение терактов в США и по всему миру.

Считаю, что "ИГ" могло бы стать самой большой мировой террористической угрозой, если оно продолжит расти, если многие из боевиков, которые пришли туда из Европы и США, решат покинуть Ближний Восток и вернуться в свои страны, чтобы совершать там теракты. В таком случае, это будет огромная проблема. Но в настоящее время, я не вижу признаков того, чтобы это было такой угрозой.

10345 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!