Хайко Лангнер: «Карабахский конфликт – головная боль Москвы»

Беседовал Орхан Саттаров, руководитель европейского бюро "Вестника Кавказа"
Хайко Лангнер: «Карабахский конфликт – головная боль Москвы»

Подписание сразу тремя постсоветскими республиками Соглашения об ассоциации с Евросоюзом законодательно оформило стремление Украины, Грузии и Молдавии интегрироваться в объединенную Европу. Для создаваемого Россией, Казахстаном и Белоруссией Евразийского союза это означает потерю трех его потенциальных членов. На фоне этих событий все чаще звучат разговоры о приглашении в Евразийский союз традиционно внеблокового Азербайджана – страны, однозначно отказавшейся от ассоциации с ЕС и являющейся абсолютным экономическим лидером на Южном Кавказе (на долю Баку приходится 85% совокупного ВВП трех южнокавказских республик). Есть ли у Азербайджана евразийская перспектива, и, если да, то какая она? На этот и другие вопросы "Вестника Кавказа" отвечает берлинский политолог Хайко Лангнер – один из редких немецких экспертов, разбирающихся в тонкостях южнокавказской политики.
Продолжение. Начало см. «Хайко Лангнер: "Азербайджан – естественный адресат для приглашения в ЕАЭС

- Окажется ли Россия на этом фоне в состоянии разрешить нагорно-карабахский конфликт?

- Россия, безо всяких сомнений, обладает возможностями и реальной силой, чтобы при наличии соответствующей воли разрешить конфликт. То, что именно Россия обладает решающим словом среди стран-сопредседателей МГ ОБСЕ и занимала до сих пор фактически ветирующую позицию – «секрет Полишинеля». Естественно, Москва не станет полностью сдавать армян в угоду Азербайджану, поскольку это не соответствует, в первую очередь, российским же интересам. Ведь Россия не просто хочет сделать из Азербайджана своего стратегического партнера, но и также не хочет терять Армению в этом качестве. Лишь в этом случае концепция Евразийского союза может быть реализована в регионе. В контексте нагорно-карабахского конфликта это означает, что Азербайджан в определенной степени приобретет, а Армения – опять же, в определенной степени, потеряет. Азербайджанскому правительству это досконально известно, а значит, оно попытается максимально возможно взвинтить цену, чтобы получить обратно под свой контроль как можно больше территорий. В то же время, оно сформирует собственные задачи-минимумы, без достижения которых серьезные переговоры с Россией будут невозможны.
Баку четко понимает, как и почему Грузия потеряла Абхазию и Южную Осетию, а Украина лишилась Крыма. Кстати, в этом контексте не станет сюрпризом, если в ближайшее время Молдова окончательно потеряет Приднестровье. Хотя Москва и не обладает более той силой, чтобы предотвратить разворот некоторых бывших советских республик в сторону ЕС и НАТО, но она всегда может потребовать за это очень болезненную цену.
Впрочем, в случае с Азербайджаном ситуация иная. Вступив в Движение неприсоединения в 2011 году, Баку фактически отказался от членства в НАТО, в значительной степени пойдя навстречу российским интересам. С азербайджанской точки зрения, ход теперь за Москвой в карабахском конфликте.

- И как же может, на ваш взгляд, выглядеть разрешение конфликта между Арменией и Азербайджаном в контексте евразийской интеграции?

- Этот вопрос, вероятно, станет причиной для головной боли в Кремле, поскольку разрешение конфликта очень сложное, хотя и не невозможное. Решение конфликта должно пониматься, в первую очередь, как процесс, требующий согласия обеих его сторон. У меня есть определенные представления о том, как оно может выглядеть, и здесь стоит выделить некоторые фундаментальные элементы.
Во-первых, армянское население Нагорного Карабаха, бесспорно, обладает правом на свободное и безопасное проживание в регионе. Это хоть и не включает претензий на независимость, но предусматривает полное самоуправление во внутренних вопросах и жесткие гарантии безопасности.
Во-вторых, азербайджанские вынужденные переселенцы из семи районов, оккупированных в данный момент армянскими войсками и лежащих за пределами Нагорного Карабаха, равно как и бывшее азербайджанское население Нагорного Карабаха, имеют право на безопасное возвращение в прошлые места проживания. Семь районов за пределами Нагорного Карабаха при этом не могут быть составной частью переговоров по политическому статусу Нагорного Карабаха, поскольку до войны они не относились к автономному региону – именно потому, что там проживали только азербайджанцы. Армянская сторона неоднократно заявляла, что она не имеет претензий на эти районы. В таком случае, должен быть возможен возврат этих территорий Азербайджану, при сохранении безопасного коридора, соединяющего Нагорный Карабах и Армению.
Вопрос о конечном политическом статусе Нагорного Карабаха следует разрешить лишь после долгого переходного этапа, демократическим путем и при участии в процессе обеих общин. Возможно, это может привести к появлению своеобразной конфедеративной автономии с очень высокой степенью, де-факто независимостью Нагорного Карабаха. Возврата к советскому автономному статусу более не будет. Альтернативой может стать согласованный обмен территориями и утверждение новых государственных границ. Число путей урегулирования конфликта, однако, очень ограничено, и все они будут требовать компромиссного подхода. Таким образом, Армения должна сдвинуться с мертвой точки, иначе миру между двумя странами не бывать.

- Какие экономические и политические плюсы и минусы несет в себе гипотетическое членство Азербайджана в Евразийском союзе?

- Если членство в Евразийском союзе приведет к восстановлению в максимальной степени территориальной целостности Азербайджана, то это, безусловно, будет огромным политическим дивидендом. В таком случае, президент Ильхам Алиев сможет добиться того, чего не удавалось даже Гейдару Алиеву. Успешное разрешение проблемы номер один азербайджанского государства будет связано с высоким уровнем поддержки населением дальнейшего президентства Ильхама Алиева.
Вопрос экономической выгоды требует беспристрастного рассмотрения. То, что Азербайджан, в отличие от Грузии, Украины и Молдовы отказался от подписания ассоциативного договора с ЕС, вовсе не случайно. Азербайджан, как и другие упомянутые страны, уже много лет принимает участие в программе «европейского соседства». Причина отказа Баку от подписания договора об ассоциации с ЕС заключается в том, что после объективного анализа азербайджанское правительство пришло к выводу, что экономические выгоды от такого шага чересчур низкие. Это очень реалистичная оценка, которую я разделяю. Договор об ассоциации – это соглашение между неравными партнерами. Азербайджанское правительство своевременно распознало это.
Евразийский союз, напротив, предлагает значительно лучшие возможности для сбыта продуктов потребления и индустрии, которые на европейском рынке были бы неконкурентоспособны в виду различных причин. Слабое место Евразийского союза - это, прежде всего, технологическое отставание и необходимость модернизации экономики входящих в него стран. Как Россия, так и Казахстан являются чистыми поставщиками сырья. Эту проблему можно решить, если реинвестировать средства, полученные от экспорта сырья в диверсификацию национальной экономики. Большие государственные концерны вроде «Газпрома» и SOCAR являются несущими опорами и моторами этой модели экономического развития, нацеленной в большей степени на повышение внутреннего спроса и покупательской способности населения.
Возможные опасения Азербайджана по поводу гипотетической утраты суверенитета в случае вступления страны в ЕАЭС вполне понятны, но, частично, преувеличены. К примеру, Казахстан, несмотря на свое членство в Евразийском и Таможенном союзах, остался независимым государством и может успешно развивать свои отношения с Европой (в частности, Германией) и Китаем. Помимо этого, Баку вполне может попытаться получить для себя особенные условия членства в ЕАЭС с учетом объективных интересов страны. Наконец, Азербайджан мог бы заключить и ассоциативный договор с ЕАЭС в качестве первого этапа на пути к полному членству в организации. Я думаю, что Россия могла бы проявить гибкость и согласиться с различными вариантами, потому что, в конечном счете, она хочет заполучить Азербайджан в качестве стратегического партнера.
Однако сокращение суверенитета и фактический неоколониальный статус Азербайджан не примет. Кремлю следует это понимать и пытаться гармонично реализовывать свои гегемонистские устремления в консенсусе со своими партнерами – так, как это делают США с государствами ЕС на протяжении десятилетий. Это означает, что тесные связи с большой державой должны нести в себе политические и экономические выгоды для меньших партнеров, и при этом они должны иметь кислород, чтобы свободно дышать. Любовь «русского медведя» многие страны в прошлом нашли чересчур удушающей. Но теперь это можно поправить.

Комментарий редакции «Вестника Кавказа»
Сохранение статус-кво в нагорно-карабахском конфликте остается главным препятствием восстановления инфраструктуры 20% азербайджанской земли, развития экономики нагорного и равнинного Карабаха, что очевидно необходимо для повышения уровня жизни проживающих там армян, курдов, азербайджанцев.
О том, что армяне, проживающие в Карабахе, - граждане Азербайджана, неоднократно заявляли представители высшего руководства этой страны. Азербайджан -  в отличие от Армении - не мононациональное государство, и там наряду с представителями других национальностей проживают армяне.
Сегодня многонациональный Азербайджан - единственная страна, кровно заинтересованная и реально способная восстановить экономику всей оккупированной территории, разоренной радикальными националистами и вандалами. Баку сейчас способен сделать то, чего Еревану не удается уже в течение 20 лет.
Сравнительный анализ экономик Армении и Азербайджана, позволяет говорить о том, что только в составе Азербайджана население Нагорного Карабаха, в частности армяне, может выйти из экономического кризиса и начать жить нормальной жизнью.

15410 просмотров
Поделиться:
Распечатать:
* - запрещенная в России террористическая группировка