Северная Корея хочет перейти на возобновляемые источники энергии

The Diplomat
Северная Корея хочет перейти на возобновляемые источники энергии

Пхеньян проявляет интерес к использованию возобновляемых источников на фоне энергетического кризиса и экономических проблем, в которых лидер Северной Кореи Ким Чен Ын винит в основном США и санкции ООН.

The Diplomat, до сих пор Северная Корея занималась исключительно разработкой оружия в рамках своей ядерной программы, не вкладывая средства в производство жизненно важной электроэнергии с помощью ядерных технологий. Таким образом, успех северокорейских энергетических проектов, связанных с возобновляемыми источниками, будет зависеть от готовности ключевых союзников, в частности Китая, помогать и оказывать содействие в их развитии. 

Домашняя альтернатива

Ким Чен Ын, придя к власти в 2012 году, поставил задачу развивать альтернативные углю и нефти, источники энергии. Пхеньян начал официально регулировать развитие и использование возобновляемых источников в 2014 году в рамках Закона о возобновляемых источниках энергии, целью которого является увеличение генерации возобновляемых источников до 5 млн киловатт к 2044 году. Горная местность и сильные прибрежные ветра - идеальная среда для генерации ветряной и солнечной энергии, особенно в суровые зимние месяцы, когда большинство плотин ГЭС и рек замерзают.

Пхеньян уже давно использует природные ресурсы для преодоления финансовых затруднений. В 2017 году Северная Корея удовлетворила 55% своих потребностей в электроэнергии за счет гидроэлектростанций и 45% - за счет ископаемого топлива, продемонстрировав, что полагается на возобновляемые источники. Тем не менее Пхеньян по-прежнему предпочитает уголь - самый главный свой экспортный товар и основной источник генерации энергии для экономики. Общий экспорт угля упал после введения дополнительных санкций ООН в 2016 и решения Китая сократить импорт из Северной Кореи в 2017 году на фоне международного давления. Поэтому, скорее всего, КНДР будет больше инвестировать в развитие альтернативных источников, при этом продолжая полагаться на Китай как на спасательный круг своей экономики.

В новогоднем обращении к нации в 2019 году Ким Чен Ын заявил, что большие инвестиции в приливные, ветряные и атомные электростанции могут ускорить решение проблемы нехватки электроэнергии в стране и преодолеть экономические затруднения, спровоцированные санкциями. С тех пор северокорейские СМИ опубликовали более 280 статей, описывающих успехи в освоении технологий производства энергии из природных источников. В частности, Университет имени Ким Ир Сена и Политехнический университет имени Ким Чхэка разрабатывают системы генерации солнечной энергии из собственных материалов для индустриального использования. Информационный сайт Arirang Maeri сообщил, что Научно-технологический центр КНДР установил ”тысячи солнечных панелей на крышах своих зданий вдоль реки Тэдонган с целью создания единой электростанции, работающей на солнечной энергии, для обеспечения электричества и соответственно работы тысяч компьютеров и сетевого оборудования”. Северокорейские СМИ также пишут о том, что Агентство по распределению нагревательного оборудования на солнечной энергии планирует развитие новых технологий и продуктов по всей стране, но пока неизвестно, насколько успешными и далеко идущими будут проекты, учитывая ограниченные финансовые возможности Северной Кореи. 

На мировой арене

Несмотря на заявленные успехи, Северной Кореи все равно необходима иностранная помощь для развития мощностей и отлаживания процесса производства возобновляемой энергии. По сообщениями, в 2017 году Северная Корея импортировала более 466 тыс. солнечных панелей китайской компании Sangle Solar Power, обозначив тем самым нехватку собственных внутренних ресурсов для возобновляемой энергетики. Однако энергетическая зависимость Пхеньяна от Пекина, по всей видимости, со временем снизилась: по китайским таможенным данным, во второй четверти 2017 года экспорт электричества в Северную Корею снизился на 98%. А вот импорт северокорейского электричества в Китай, наоборот, увеличился на 62% в этом году по сравнению с предыдущим, его стоимость составила $12 млн за первые три четверти 2021 года. Несмотря на значительные перемены, Пхеньяну по-прежнему не хватает опыта и технологий, чтобы полностью освоить внутренний потенциал возобновляемых источников, и скорее всего, вмешательство Пекина будет продолжаться. 

Северная Корея, вполне вероятно, и хочет снизить свою серьезную зависимость от Китая, но у нее нет достаточно специалистов, технологий и возможностей, чтобы достичь полной самостоятельности в секторе возобновляемых источников. На сегодняшний день Китай поставляет 85% редкоземельных элементов в мире, которые используются для развития альтернативной энергетики. Как считают многие эксперты, стоимость собственных запасов минеральных ресурсов и редкоземельных металлов Северной Кореи - триллионы долларов, и если бы Пекин помог Пхеньяну с добычей и производством, то обе страны могли бы получить серьезное конкурентное преимущество на глобальном рынке этих материалов. 

Северная Корея также может сыграть важную роль в обострении конкуренции по редкоземельным металлам между Вашингтоном и Пекином. В 2019 году Пхеньян предложил Пекину инвестиционное соглашение по углублению партнерства в сфере возобновляемых источников. Radio Free Asia передает, что Северная Корея представила энергетический проект, гарантирующий китайским компаниям права на добычу редкоземельных элементов в провинции Пхёнан-Пукто в обмен на китайские инвестиции в создание солнечных панелей для соседних провинций. Северокорейские источники подтверждают наличие редкоземельных руд в стране, объемы которых куда больше, чем в Китае. Хотя Пекин официальное заявление не сделал, государственные СМИ писали, ”что легкие редкоземельные элементы не настолько важны со стратегической точки зрения, как китайские тяжелые редкоземельные металлы”. 

С тех пор как в январе 2020 года граница между Северной Кореей и Китаем была закрыта из-за пандемии коронавируса, государственные северокорейские компании накапливают запасы молибдена, надеясь заработать немалые деньги, когда торговля возобновится. По оценкам, стоимость молибденового порошка возросла с $4,6 тыс. до $ 7,7 за тонну. Этот минерал необходим для производства легированной стали и часто используется в качестве полупроводника за счет своих электромагнитных и жаропрочных свойств. Скачок цен может оказать серьезное давление на глобальную цепочку поставок полупроводников и усугубить отношения между Китаем и США. 

Соглашения между Китаем и Северной Кореей редко предаются огласке, и большинство сделок с северокорейскими государственными предприятиями незаконные, поэтому Пхеньяну и Пекину еще предстоит подтвердить или опровергнуть начало работы над новым проектом. Если позволить Северной Кореи продолжать расширять свою возможности и увеличивать экспорт возобновляемой энергии, скорее всего, атмосфера будущих переговоров между Пхеньяном и Вашингтоном будет менее враждебной. Однако подобное послабление почти наверняка означает нарушение санкций и несоблюдение соглашений из-за экспорта определенных технологий, оборудования и материалов, попадающих под действие текущих ограничений. Беспокойство вызывает также и неуверенность в том, что Северная Корея будет вкладывать средства в свою страдающую экономику, а не в развитие ядерного оружия. Хотя администрация Байдена еще не вводила новых санкций против Северной Кореи, она и не исключила ни отдельных лиц, ни предприятия из санкционного списка, что сигнализирует о намерении Вашингтона сохранять текущий подход в отношении Северной Кореи до тех пор, пока не произойдет политический или дипломатический сдвиг между двумя сторонами.

11030 просмотров
Поделиться:
Распечатать: