Россия может сохранить влияние в Ливии с помощью новаторских подходов

Абдель Хамид Дбейба и Михаил Мишустин. Москва, апрель 2021 года
Абдель Хамид Дбейба и Михаил Мишустин. Москва, апрель 2021 года

15 апреля премьер-министр Ливии Абдул Хамид Дбейба впервые посетил Москву, где обсудил вопросы внутриливийского диалога и инвестиций в энергетический сектор с высокопоставленными российскими официальными лицами, включая премьер-министра Михаила Мишустина, министра обороны Сергея Шойгу и секретаря Совета безопасности Николая Патрушева.

Британский аналитический центр Объединенный королевский институт по исследованию вопросов безопасности и обороны (Royal United Services Institution, RUSI) пишет, что после встречи с Дбейбой Шойгу назвал ливийский народ дружественным России и призвал к возобновлению полномасштабного сотрудничества между министерствами обороны России и Ливии. Дбейба пообещал навести новые мосты с Москвой и подчеркнул ее способность играть ключевую роль в экономике Ливии.

На первый взгляд, радушный характер встречи Дбейбы с российскими официальными лицами вызывает удивление. В своей время Россия оказала серьезную материальную поддержку наступлению лидера Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара против базирующегося в Триполи Правительства национального согласия, которое предшествовало Правительству национального единства (ПНЕ) под руководством Дбейбы. Но с момента создания ПНЕ 9 марта Россия поддерживает временное правительство, а также планы Ливии по проведению общенациональных выборов в декабре 2021 года. При этом Москва не оборвала связи с Халифой Хафтаром. Такая уравновешенная стратегия позволяет влиянию России в Ливии оставаться невосприимчивым к политическим изменениям на местах и может привести к выгодным контрактам для российских государственных компаний.

Как и другие международные игроки в Ливии, МИД России немедленно подтвердил легитимность ПНЕ. 15 марта поверенный в делах России в Ливии Джамшед Болтаев провел переговоры с членами ливийского парламента и объявил о планах вновь открыть российское посольство в Триполи, что примечательно, поскольку Россия переместила свой дипломатический офис в Тунис в октябре 2013 года после того, как посольство в Триполи подверглось нападению протестующих. Министр иностранных дел Сергей Лавров также заявил о поддержке Россией парламентских выборов в Ливии в декабре 2021 года и желании способствовать политической инклюзивности в стране. Дипломатические жесты были подкреплены отправкой 4 апреля в Ливию 100 тыс. доз вакцины ”Спутник V”. Российский препарат стал первым, доставленным в Ливию, и Дбейба выразил признательность Москве, назвав партию ”первой каплей дождя”.

Из-за свержения Муаммара Каддафи в 2011 году Россия потеряла $4 млрд в контрактах на поставку оружия и сотни миллионов долларов доходов от разведки газа, отказалась от контракта на национальную железную дорогу стоимостью $3 млрд, который исполнялся РЖД. С 2017 года Россия предпринимает подготовительные шаги, чтобы занять прочную позицию в процессе восстановления Ливии. ”Роснефть” подписала контракт с Национальной нефтяной корпорацией Ливии по отгрузке нефти в феврале 2017 года, а в октябре 2018 года министр экономики и промышленности Ливии Насер Шаглан провел переговоры с российскими официальными лицами о возрождении железнодорожного проекта ”Бенгази-Сирт”.

В долгосрочной перспективе влиянию России в Ливии угрожает конкуренция со стороны внешних заинтересованных сторон и ограничение мягкой силы. Организованный ОАЭ уход Хафтара с Московской мирной конференции в январе 2020 года и блокирование назначения связанного с Москвой министра иностранных дел Алжира Рамтана Ламамры специальным посланником ООН в Ливии демонстрируют различные дипломатические интересы. Египетский проект Трансафриканской железной дороги для соединения Бенгази с Конго может помешать возвращению ”Российских железных дорог” в Ливию. Россия также сталкивается с конкуренцией со стороны Турции, у которой есть невыполненные контракты на $16 млрд с Ливией; Франции и Италии, которые имеют значительные доли в нефтяной промышленности Ливии через компании Total и Eni; и Китая, который считает Ливию важным вектором своей инициативы ”Один пояс - один путь”.

С тех пор как Муаммар Каддафи в ноябре 2008 года предложил России построить военно-морскую базу в Бенгази, Москва рассматривала восточное побережье Средиземного моря Ливии как стратегически важное. Если бы Россия могла использовать свои местные связи на востоке Ливии для создания авиабазы в Тобруке или военно-морской базы в Бенгази, она могла бы узаконить свое военное присутствие и ограничить влияние Запада.

По мере укрепления внутренней и международной легитимности ПНЕ стратегия России в Ливии претерпевает коренные изменения. Москва хочет сохранить широкий спектр местных партнерств и использовать свой статус средиземноморской державы для заключения выгодных контрактов на реконструкцию. Успех стратегии России зависит от ее способности восстановить свою ”мягкую силу” и преодолеть жесткую конкуренцию со стороны международных заинтересованных игроков в Ливии.

11110 просмотров




Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!