Правда ли, что зарубежные проекты Пекина обслуживаются исключительно китайскими специалистами

Правда ли, что зарубежные проекты Пекина обслуживаются исключительно китайскими специалистами

Говорят, зарубежные инфраструктурные проекты Китая обслуживаются исключительно китайскими специалистами. На встрече с африканскими студентами госсекретарь США Энтони Блинкен спросил: ”Привозит ли Китай собственных рабочих или обеспечивает занятостью население стран, в которые вкладывает деньги?” Блинкен уверен, что китайские проекты и инвестиции на континенте не приносят пользы местным жителям. Такая точка зрения широко освещалась в средствах массовой информации и в комментариях аналитиков.

В блоге Института Лоуи The Interpreter научный сотрудник Школы регулирования и глобального управления Австралийского национального университета и Колледжа национальной безопасности, специализирующийся на геоэкономике и международной экономической политике КНР Дирк Ван Дер Клей пишет, что можно найти отдельные примеры китайских проектов, которые осуществляют китайские рабочие без привлечения местного населения. Однако китайское экономическое присутствие за рубежом стало гораздо более локализованным. Китайские фирмы предоставляют рабочие места, экспорт, бюджетные поступления (за счет налогов) и техническую экспертизу. Прошли те времена, когда крупные инфраструктурные проекты, осуществленные китайским трудом, составляли основу экономического участия Пекина в Индо-Тихоокеанском и других регионах. Теперь китайские проекты предоставляют странам с развивающейся экономикой то, что им необходимо.

Существуют серьезные исследования, свидетельствующие о локализации китайских компаний в странах с развивающейся экономикой. Каждая крупная китайская компания в Киргизии и Таджикистане локализовала свой персонал за последние десять лет. Локализация произошла в обеих странах из-за более низкого уровня местной заработной платы и давления со стороны правительства и общества. Скорость локализации варьировалась в зависимости от типа проекта. Компании, ориентированные на краткосрочное строительство, локализуются медленнее, чем компании, ориентированные на долгосрочные инвестиции.

Подобная практика свойственна Китаю по всему миру. Компания McKinsey провела исследования на местах в более чем 1000 китайских компаний в восьми африканских странах. Согласно опросам, ”89% сотрудников были африканцами, что составляет почти 300 тыс. рабочих мест для граждан Африки. Антуан Кернен и Кэти Лам в 2014 году выяснили, что китайские государственные предприятия в Гане стремятся ”нанимать как можно больше местных жителей”. Команда исследователей из Университета Джонса Хопкинса опросила 20 китайских производственных компаний в Нигерии и сообщила, что в среднем 85% нанимают местных жителей. Согласно еще одному исследованию, на крупной китайской шахте в Перу почти все сотрудники местные, за исключением небольшого числа иностранцев.

Эти исследования показали, что зарплата и давление со стороны местных властей и общества были ключевыми факторами локализации. Во многих странах с развивающейся экономикой самая большая проблема при приеме на работу большего числа местных жителей - нехватка квалифицированной рабочей силы. Большинство исследований показывают, что китайские фирмы проводят серьезное обучение в Китае и на местах, чтобы решить этот вопрос.

Но проблемы все еще существуют. Языковые и культурные различия вызывают затруднения. Зачастую местные жители получают меньшую зарплату, чем китайские рабочие. За последние годы в Центральной Азии дискуссии сообществ, которые вовлечены в масштабные китайские проекты сместились: если раньше основной проблемой было непредоставление рабочих мест местному населению, то теперь обсуждается необходимость обеспечения прав местных жителей, нанятых китайскими компаниями.

Как местные, так и китайские рабочие могут подвергаться жестокому обращению со стороны китайских работодателей. Опрос камбоджийских и китайских рабочих-строителей на китайских проектах в Сиануквиле в 2019 году показал, что китайские рабочие зарабатывают в четыре с половиной раза больше, чем их камбоджийские коллеги, с тяжелыми условиями для обеих групп рабочих. Исследование не выявило процент местных рабочих, но их было довольно много. Между китайскими и некитайскими предприятиями мало различий в условиях труда и обеспечении трудовых прав камбоджийских рабочих - все они плохо относятся к местным рабочим.

Конечно, есть исключения. Например, в Лаосе субподрядчики, строящие железную дорогу Куньмин-Вьентьян, наняли местных жителей, но, поскольку проект столкнулся с финансовыми проблемами, они поняли, что местные жители с меньшей вероятностью, чем китайские рабочие, продолжат работать, пока зарплата не будет полностью выплачена. Тем не менее общая тенденция к локализации занятости очевидна.

В Центральной Азии, которая считается индикатором глобальных китайских экономических тенденций, с 2015 года не было подписано ни одной крупной сделки с автомобильными, железнодорожными или углеводородными электростанциями, финансируемой за счет китайских кредитов. Вместо этого организовываются совместные предприятия для создания промышленных мощностей, ориентированных на экспорт, часто в Россию и Турцию (китайский рынок обычно насыщен такой продукцией). Эти усилия часто сочетаются с постепенными уступками по доступу к рынкам со стороны Китая - казахстанскому и российскому ячменю был предоставлен доступ на рынок (при этом Китай заблокировал австралийский ячмень).

Эта тенденция отразилась и в других местах. Команда Бостонского университета продемонстрировала резкое сокращение с 2016 года новых обязательств китайского политического банка по кредитам другим странам. Были споры о том, все ли проекты отражены в данных - обычная проблема для базы данных зарубежных займов Китая. Но даже если есть трудности с данными, динамика очевидна. Исследовательская компания Rhodium обнаружила, что глобальное кредитование политическими банками Китая другим странам снижается, в то время как кредитование китайских коммерческих банков на международном уровне сдерживается пандемией Covid-19.

По большей части этот сдвиг носит естественный характер, поскольку компании постепенно уходят из Китая из-за более дорогих и конкуретных условий. Пекин и правительства стран-получателей  разглядели эту тенденцию, и в некоторых государствах, например, в Казахстане, работают над совместными планами политики индустриализации. Это следующий этап инициативы ”Один пояс - один путь”, подкрепленный коммерческим финансированием со стороны Китая совместных предприятий в третьих странах. Эти проекты, естественно, подходят для местного найма и экспортного производства.

Дело не в альтруизме Китая по отношению к развивающимся рынкам – Пекин стимулирует собственную экономику и создает зависимость других стран путем предоставления реальных выгод, а не создания долговых ловушек. Для китайских фирм процесс протекает непросто. Внутренние экономические и политические условия во многих странах с развивающейся экономикой затрудняют развитие крупных экспортных отраслей. Но Китай и его компании прислушиваются к местным запросам и соответствующим образом корректируют свою деятельность.

10040 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!