Попутный газ и выбросы метана: возможности и план Азербайджана

Попутный газ и выбросы метана: возможности и план Азербайджана

В январе 2021 года начались поставки газа из Азербайджана в Европу по газопроводу Южного газового коридора, связывающего каспийского производителя газа с итальянским газовым хабом. Ожидается, что благодаря трубопроводу протяженностью 3500 км Европа будет получать 10 млрд кубометров газа в год (и еще 6 млрд кубометров - Турция). Азербайджанские поставки будут обеспечивать 2,5% газа, потребляемого в ЕС.

Natural Gas World пишет, что Азербайджан - новый экспортер природного газа в Европу, но один из старейших производителей нефти в мире (добыча углеводородов началась там в 1848 году). Месторождения с Баку были обнаружены, когда регион находился в составе Российской империи, что положило начало истории нефтяной промышленности. После обретения Азербайджанской Республикой независимости новые открытия привели к увеличению объемов производства и продаж, которые обеспечивают до 90% экспортных доходов страны. В свою очередь, ЕС продемонстрировал заинтересованность в диверсификации и учредил программу Inogate, начатую в 1996 году и направленную на содействие инфраструктурным связям между Каспием и Европой, чтобы найти альтернативу российским и ближневосточным маршрутам поставок энергоносителей. Внимание переключилось с нефти на газ. Объемы добычи нефти снижались с начала 2010-х годов, в то время как добыча природного газа увеличивалась. В этом контексте ЕС поддержал как политически, так и финансово Южный газовый коридор, состоящий из трех соединенных трубопроводов.

Проблема энергетического перехода 

ЕС взял на себя обязательство использовать Каспий как альтернативный источник газа. Импорт природного газа из Азербайджана соответствует принципам перехода на голубое топливо, которое считается самым чистым ископаемым. Однако долгожданные поставки газа из Азербайджана в Европу могут столкнуться с новой проблемой - энергетическим переходом к углеродно-нейтральной экономике, где снижена роль ископаемого топлива в структуре энергопотребления ЕС. Если в последние несколько лет природный газ рассматривался в основном как переходный ресурс, наименее углеродоемкое ископаемое топливо, то теперь отрасль критикуют за выбросы метана. Вскоре производителям придется доказывать, что их продукция может считаться ”низкоуглеродной”.

В контексте недавней ”Зеленой сделки” с ЕС Азербайджану необходимо будет обеспечить низкий уровень выбросов парниковых газов. Проблема выбросов метана имеет ключевое значение для Азербайджана с точки зрения сохранения доступа на европейский рынок. На сегодняшний день углеводородная промышленность в основном работает над сокращением выбросов от сжигания газа в нефтегазовом секторе. Поскольку любая добыча углеводородов подразумевает выброс избыточного метана и попутных газов, компании часто предпочитают сжигать газ, при сгорании которого образуется CO2. Если газы не сжигаются, а просто попадают в атмосферу в форме метана, ущерб, наносимый окружающей среде, становится больше.

Прогресс в отношении сжигания попутного газа

Азербайджан смог значительно сократить сжигание попутного газа в период в 2012-2015 годах, особенно по сравнению с другими каспийскими странами. Совместная рабочая группа ГНКАР и BP (крупнейший международный инвестор в углеводородном секторе Азербайджана) была создана для минимизации сжигания попутного газа, считающегося главным источником выбросов углекислого газа в секторе. В результате в Азербайджане низкая ”интенсивность сжигания на факеле” (т.е. сжигания на единицу добычи нефти) - около 28 кубических футов на баррель, что сопоставимо с такими передовыми производителями углеводородов, как Норвегия и Саудовская Аравия. 

Однако спутниковые данные Всемирного банка подтверждают, что абсолютные объемы сжигания на факеле с 2017 года увеличились, как и ”интенсивность сжигания”. Увеличение интенсивности сжигания на факеле может указывать на ухудшение эксплуатационных показателей (или их изменение из-за внутреннего соотношения газа и нефти на действующих месторождениях).

Но CO2 - меньшее зло по сравнению с метаном. Помимо сжигания на факеле, которое само по себе приводит к выбросам из-за так называемого ”проскока метана” (т.е. неполного сгорания на кончике факела), промышленность также является источником выхлопного и летучего метана (это так называемые утечки, зачастую связанные с транспортировкой газа).

Согласно данным метанового счетчика Международного энергетического агентства, выбросы метана достигли 0,4 млрд кубометров в год. Стоит отметить значительные риски, связанные с заменой факельного сжигания на сброс, который, по-видимому, происходит в Каспийском бассейне, по крайней мере, время от времени. В целом, неконтролируемые выбросы и сброс метана в Азербайджане оцениваются в 24 млн тонн эквивалента CO2 при учете 20-летнего потенциала глобального потепления (за два десятилетия концентрация метана будет в 84 раза выше, чем CO2). Вдобавок к этому значительные выбросы метана приводят к потере доходов Азербайджана, которые могут достигать $76 млн в год.

В результате критерии воздействия на климат будут основываться не только на сокращении сжигания в факелах, но и на уменьшении выбросов и утечек метана. Однако определить точный объем выбросов метана по-прежнему сложно. В 2019 году азербайджанская государственная компания ГНКАР присоединилась к Methane Initiative, и в рамках этой международной добровольной структуры компания решила установить инфракрасные камеры для мониторинга выбросов метана. Инвентаризация метана - дорогостоящий и длительный процесс, который должен привести к последовательной программе обнаружения утечек и ремонта. В результате природный газ из Азербайджана получит необходимые сертификаты и стандарты в отношении выбросов метана.

Метановая стратегия неразрывно связана с повышением надежности производства электроэнергии

Некоторые выбросы метана, связанные с нефтегазовыми операциями, сложно сократить. Выбросы происходят во время промывки ствола скважины, необходимой для оптимизации добычи углеводородов, во время использования насосов для закачки химреагентов для устранения неисправностей, а также при использовании пневматических контроллеров в системе трубопроводов для стимулирования потоков газа. Одно из решений по снижению выбросов метана - посильная замена топливного оборудования на электрическое. Однако это приведет к более высокому потреблению электроэнергии, что дополнительно требует надежной энергосистемы, обеспечивающей непрерывность производственных процессов. Недавний кризис в Техасе продемонстрировал, что и углеводородные системы, и системы энергоснабжения могут быть затронуты в беспрецедентных масштабах по естественным причинам без каких-либо очевидных кризисных предпосылок.

Сегодня Азербайджану требуются дополнительные генерирующие мощности для удовлетворения потребностей в сельском хозяйстве и восстановления освобожденных территорий вокруг Нагорного Карабаха. В то же время сокращение выбросов метана может обеспечить большую надежность электроснабжения, поскольку в электроэнергетическом секторе страны все больше доминирует природный газ.

Сокращение выбросов метана сэкономит дополнительный газ для производства электроэнергии. Метан также может быть использован для производства электроэнергии в меньших масштабах. Кроме того, надежность электроснабжения требует инвестиций в цифровизацию, что является энергоемким процессом, требующим дополнительных затрат. Иными словам, необходим инновационный подход к экономике замкнутого цикла, поскольку сокращение излишков метана от сжигания, сброса в атмосферу и утечек способствует цифровизации, в то время как цифровизация повышает энергоэффективность и сокращает выбросы углекислого газа.

Снижение выбросов метана - сложная задача, требующая последовательного подхода, поддерживаемого как промышленностью, так и государственным сектором. В этом отношении экспорт в Европу может стать для Азербайджана серьезным стимулом для принятия активных мер. В определенной мере шаги в этом направлении будут зависеть от внешнего измерения стратегии ЕС по выбросам метана, а также от механизмов, которые Брюссель будет использовать для оказания помощи Азербайджану.

Последующее применение метановой стратегии

В начале 2021 года Азербайджан и Туркменистан решили свой спор по поводу морского нефтяного месторождения Кяпаз/Сардар, расположенного в спорных территориальных водах. Благодаря отношениям между Каспийским регионом и Европой, а также за счет упреждающих шагов, как потенциальных так и реальных, по сокращению углеродного следа нефтегазового сектора, Азербайджан может стать отправной точкой для дальнейшего внедрения метановой стратегии в регионе с целью решения еще более сложных проблем выбросов, например, в Туркменистане. В целом, Каспий может стать хорошей платформой для осуществления европейской программы по выбросам метана за пределами Европы.

15465 просмотров




Вестник Кавказа

в YouTube

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!