Пандемия нефти

Глобальная пандемия коронавируса задвинула на второй план проблемы ценообразований на рынке нефти. О стоимости сырья вспоминают лишь тогда, когда цена на нефть в очередной раз пробивает дно, ставя антирекорд, или также рекордно поднимается вверх на играх биржевых спекулянтов.

На этот раз спекулянты значительно оторвали нефть ото дна в ожидании встречи 9 апреля стран ОПЕК+ в Вене и следующей за ней конференции стран Большой 20-ки. Стоимость смеси Brent на закрытии торгов накануне 8 апреля достигла $33,64 за баррель, а американская смесь WTI — $26,14/барр. Аналитики полагают, что после провала сделки ОПЕК+ в начале марта и последовавшего обвального падения нефтяных цен Россия и Саудовская Аравия смогут договориться о снижении добычи сырья и завершат ценовую конфронтацию.

Основания для оптимизма присутствуют. Есть ощущения, что стороны сделали определенные выводы и готовы к гибким решениям. Недооценка угрозы влияния коронавируса на мировые экономические процессы в начале марта уже обернулась грандиозными расходами, превосходящими борьбу с другими кризисами текущего столетия.

Россия может согласиться на сокращение добычи нефти на 1,5-1,6 млн баррелей в сутки (б/с) в сравнении с суточным объемом добычи в первом квартале 2020 года. Саудовская Аравия пока не дала адекватного ответа и ждет реакции других участников рынка, в первую очередь, США. Арабские производители, впрочем, как и российские, рассчитывают, что США как один из крупнейших игроков на рынке нефти не могут оставаться в стороне от сделки и также должны сократить свои добывающие мощности.

Организация стран-экспортеров нефти со своей стороны предполагает, что сможет осилить сокращение добычи нефти сразу на 10 млн б/с – и это при том, что в январе, когда действовало предыдущее соглашение стран ОПЕК+, совокупная добыча нефти в мире составила 100,12 млн б/с. На долю крупнейшего игрока в ОПЕК Саудовской Аравии в том же январе пришлось 9,73 млн б/с, а, к примеру, США шагали далеко впереди с показателем выше 13 млн б/с. Среднесуточная добыча в России составляла около 11,3 млн б/с.

Разом срезать объемы добычи на 12—15 млн б/с может оказаться непосильной задачей для части стран, желающих поучаствовать в процессе во благо роста цен, да и существующие противоречия в подходах к этому вопросу между Россией, Саудовской Аравией и США никто пока не убрал.

Американцы отказываются от конкретных обязательств, полагая, что уход с рынка производителей сланцевой нефти в США, составивший за две недели около 600 тыс б/с уже достаточно для первого «взноса». Если же «партнеры» продолжат «наседать», то у США всегда есть под рукой дубинка санкций. В прочтении вопроса по нефти речь идет о пошлинах, которыми Вашингтон готов обложить потоки дешевой нефти из России и Саудовской Аравии.

Разрушитель системы

Пандемия коронавируса катастрофически сократила спрос на сырье. В настоящее время на рынок выбрасываются «лишними» до 25-30 млн б/с. Сделка ОПЕК+ при самых благоприятных сценариях не уравняет спрос с предложением и приведет лишь к краткосрочному, спекулятивному росту цен на сырье.

Цена эталонных сортов вырастет по большей части на бумаге. На бирже преимущественно торгуют фьючерсами, будущими контрактами, обрастающими деривативами и прочими биржевыми наростами. Что же касается реальных сделок с конкретными физическими объемами нефти, то дело обстоит совсем по-другому.

В реальном измерении марка Brent перестала быть эталоном для Европы после провала сделки ОПЕК+ 6 марта. Вирус поразил шкалу индикации нефтяного рынка, и та сломалась и перестала функционировать. Применимо к нашему региону ситуация выглядела примерно так: если раньше все трейдеры понимали, что при цене Brent в $50/барр. российский Юралс торговался со скидкой примерно в $1,5-2/барр., казахстанские сорта условно продавались дешевле на $0,5-1/барр., стоимость азербайджанской нефти в Супсе и смеси БТД в Джейхане торговалась выше эталона Brent на $3-4/барр., достигая порой и премии в $6/барр, то в марте после обвала нефтяных котировок и сильнейшего падения спроса стоимость Brent стала лишь показателем «средней температуры по больнице».

Сильнее всего рухнули дифференциалы казахских сортов до скидки в $8-9/барр к Brent. Стоимость Азербайджанской нефти 1 апреля обновила антирекорд 1999 года, опустившись до $16,53, в то время как сорт Brent торговался у отметок $22,7/барр. Российский Юралс и вовсе 31 марта упал до $13/барр. –минимального уровня с марта 1999 года.

В конце марта и первых числах апреля трейдеры отчаянно пытались найти ориентиры для ценообразования не эталонных сортов нефти. Но даже если ценовые ориентиры удавалось нащупать, то самих сделок практически не было. Покупателям не нужна была нефть даже по бросовым ценам, с другой стороны, продавцы старались удержать товар в надежде на последующий рост его стоимости.

Потребление нефти в мире упало до уровней 80-х годов. Ограничения полетов самолетов на всех континентах, передвижения автотранспорта во многих странах привели к тому, что производители нефти стали заливать ее во все возможные для хранения емкости — от танкеров до выгребных резервуаров. НПЗ во многих странах мира, прежде всего в Европе, сократили объемы переработки сырья по причине невостребованности топлива.

Паническую ситуацию частично успокоили новости последних дней из Китая и других стран Юго-Восточной Азии, где коронавирус начал отступать, а торговая активность – возвращаться в прежнее русло. Спрос на нефть в этом регионе дал возможность продавцам перенаправлять туда объемы, невостребованные в Европе. При этом стоимостная система по-прежнему повреждена, и на ее настройку может уйти не один месяц.

12020 просмотров



Вестник Кавказа

в Telegram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!