От Сочи до Ашхабада: Армения оказалась в тупике

Михаил Беляев специально для "Вестника Кавказа"
От Сочи до Ашхабада: Армения оказалась в тупике

Прошедшая неделя выдалась богатой на значимые политические события, напрямую затрагивающие регион Южного Кавказа. Трехсторонняя встреча в Сочи президента России Владимира Путина, азербайджанского лидера Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна ознаменовала новый поворот в региональной политике. Хотя подписанное по итогам встречи заявление носило довольно сбалансированный и общий характер, за закрытыми дверями был достигнут прогресс. Заявления сторон, сделанные для прессы, свидетельствуют о достижении важных договоренностей по Зангезурскому коридору, а также старту процесса делимитации и демаркации границы.

Несмотря на отчаянное сопротивление, Николу Пашиняну все же пришлось согласиться с этими двумя требованиями Баку и Москвы. При этом надо отдать должное армянскому премьеру – он действительно пытался не допустить подобного развития событий. Так, сначала он смог сорвать встречу с Путиным и Алиевым 9 ноября, якобы под предлогом "тяжелых ассоциаций". Как отметил Пашинян в ходе своей пресс-конференции от 23 ноября, он предложил России и Азербайджану перенести встречу на 16 ноября, однако дальше была организована цепочка событий, которые сделали новую встречу также невозможной.

13 ноября происходит нападение армянского террориста Норайра Мирзояна на азербайджанский блокпост в Шуше. 14 ноября уже бывший министр обороны Армении Аршак Карапетян совершил визит в зону ответственности российских миротворцев, где провел встречи с представителями незаконных военных формирований. В тот же день на границе, на Лачинском направлении, происходит попытка отсечения снабжения одного из азербайджанских постов в районе Черного озера, из-за плохо спланированной операции в окружение попали около 60 армянских военных. Спасло их от неминуемого плена или ликвидации лишь российское дипломатическое вмешательство.

Далее, 16 ноября, произошли боестолкновения между Арменией и Азербайджаном на границе, в результате которых погибли азербайджанские и армянские военнослужащие, десятки солдат ВС Армении были задержаны. Произошли определенные позиционные изменения, осложнившие положение армянской стороны в приграничной зоне. На этом фоне политическая команда Никола Пашиняна не придумала ничего лучше, как разогнать еще одну волну информационной кампании, направленную на дискредитацию России и ОДКБ. Параллельно армянский премьер провел сепаратные переговоры с главой Евросовета Шарлем Мишелем для переключения переговорного процесса с Азербайджаном на западную площадку. Через Мишеля Пашинян достиг договоренности о проведении 15 декабря встречи с Ильхамом Алиевым в Брюсселе.

Реакция Кремля, явно удивленного этими шагами Пашиняна в европейском направлении на фоне активного саботажа российского посредничества, не заставила себя долго ждать. После коротких, но убедительных телефонных переговоров Владимира Путина с Николом Пашиняном стало известно о трехсторонней встрече в Сочи. Однако и на этот раз официальный Ереван приложил усилия для ее срыва, организовав пресс-конференцию Пашиняна 23 ноября, где тот озвучил целый ряд деструктивных тезисов, которые ставили под вопрос целесообразность проведения сочинской встречи. Но Баку сохранил хладнокровие, полностью проигнорировав громкие заявления армянского премьера, нацеленные на слом переговорной повестки. Азербайджан решил дождаться встречи на уровне лидеров и уже там додавить свои позиции так, чтобы Пашиняну уже было некуда отступать.

Именно так все и вышло. В тексте трехстороннего заявления в Сочи не было сказано ни слова о "статусе Карабаха" или же роли "Минской группы ОБСЕ", нет и ссылок на "нарушение территориальной целостности Армении" или необходимость вывода откуда-либо азербайджанских войск - всего того, на чем упорно настаивал Пашинян. Зато в документе сказано о необходимой "скорейшей реализации конкретных проектов" и старта процесса делимитации и демаркации (таковы требования Баку и Москвы).

На этом неприятные новости для армянской стороны не закончились. 28 ноября на саммите Организации экономического сотрудничества (ОЭС) в Ашхабаде Армению, не состоящую в этом международной структуре, ждали новые сюрпризы. В тексте итоговой декларации ОЭС лидеры стран-членов организации поздравили Азербайджан с освобождением оккупированных территорий и восстановлением территориальной целостности – иными словами, с победой в Карабахской войне. Самое обидное для Еревана, что среди подписавших были президенты Казахстана, Киргизии, Таджикистана (три страны ОДКБ), а также Иран. Все те, на кого еще до недавних пор делали ставку в Армении как на своих потенциальных союзников "в борьбе против Баку и Анкары".

С Ираном получилось совсем неудобно для Еревана. 28 ноября на встрече Ильхама Алиева с его иранским коллегой Эбрахимом Раиси была достигнута трехсторонняя договоренность о своповых поставках туркменского газа в Азербайджан (объемом до 2 млрд кубометров в год) через Иран. Это тяжелый удар по дипломатическим позициям Армении. Фактически, Баку и Тегеран совершили полную перезагрузку своих непростых отношений и открыли в них новую страницу, запустив серьезнейший совместный проект в газовой сфере. С получением через Иран туркменского газа автоматически возрастает потенциальная роль как Баку, так и Тегерана в обеспечении энергетической безопасности Европы со всеми вытекающими политическими последствиями. Будет ли Брюссель проявлять прежнюю чуткость к жалобам Армении на Азербайджан – большой вопрос.

Вот как комментирует это соглашение профессор Российско-армянского Университета Ваге Давтян:  "Тегеран и Баку подписали соглашение о поставках газа из Туркменистана в Азербайджан через Иран с годовым объемом до 2 миллиардов кубометров. На наших глазах происходит процесс глубокой трансформации каспийско-кавказского региона, в котором Армения снова используется как [разменная] монета. Подписание такого ирано-азербайджанского соглашения не является мелочью или технической диверсификацией. Это один из прямых результатов политики установления стратегических отношений между сторонами, который также будет использоваться как инструмент взаимного сдерживания. А если прояснить, что произошло, очевидно, что региональные игроки договорились о логистике транспортно-энергетического маршрута "Север-Юг" (о котором я пишу, как минимум, с 2017 года)". По его оценке, это событие может иметь негативный эффект для позиций Армении в регионе.

Действительно, сегодня Армения загнала себя в довольно щекотливое положение. Отношения с классическими союзниками (Россией и другими странами ОДКБ) были развалены из-за близорукой, зачастую выстраиваемой на ситуативных решениях внешней политики армянских властей. Попытки использовать фактор напряженности в азербайджано-иранских отношениях также провалились ровно в тот момент, когда Баку и Тегеран договорились по важным политико-экономическим вопросам. Остается лишь надежда на Запад, но и здесь все не так однозначно: ЕС и США далеко, и они мало что решают в регионе, их интересы во многом ограничены энергетическим и транспортным компонентами, и здесь опять же все козыри в руках у Баку.

Вероятно, у Армении не останется иного выхода, как присоединиться к платформе "3+3", которая подразумевает решение важных региональных вопросов исключительно региональными игроками. В таких условиях Минская группа ОБСЕ, "Восточное партнерство" и другие западные механизмы воздействия на Южный Кавказ становятся все менее актуальными. А значит, Армении пора делать окончательный выбор в пользу региональной кооперации и отказа от территориальных претензий к соседям – пока на это еще есть время.

30370 просмотров
Поделиться:
Распечатать: