О чем России говорить с талибами?

О чем России говорить с талибами?

Совсем скоро в Москву приедут представители запрещенного в РФ движения "Талибан". О чем России говорить с новыми властителями Афганистана, и почему Владимир Путин с ними встречаться не будет?

Визит делегации "Талибан" в Москву запланирован на 20 октября. С одной стороны, ничего удивительного в том, что Москва общается с талибами, нет. Они приезжали в Россию и раньше, еще тогда, когда являлись лишь повстанцами, и говорили они не только с российскими властями, но и с руководством многих других стран, включая Пакистан, Турцию и США.

Смысл таких переговоров всегда был в том, что "Талибан" представляет самую многочисленную этническую группу Афганистана - пуштунов. С момента прихода к власти в 1996 году с некоторыми исключениями талибы всегда имели контроль над определенными частями страны, в основном, над югом и юго-востоком. Поскольку после ввода войск США в 2001 году гражданская война в Афганистане не закончилась, надо было общаться со всеми сторонами конфликта, чтобы его погасить.

Конечно, с момента вторжения США в Афганистан вопросы там решали американцы. Однако, когда стало понятно, что скоро они покидают эту страну, Россия тоже решила участвовать в процессе примирения враждующих сил – талибов и проамериканского правительства. То есть уже тогда "Талибан", хотя и числится везде террористической организацией, был, что называется, реальностью на земле. После захвата талибами Кабула их значение увеличилось в разы, так как они стали единственной реальной властью в Афганистане.

Так что, если хотите, переговоры МИД РФ и талибов – это переговоры между двумя государствами - Россией и Афганистаном. На этот тезис читатель может справедливо возразить: "Почему тогда Владимир Путин не примет лидера "Талибан" и не признает его на государственном уровне?". Вопрос логичный, но ситуация в Афганистане не такая простая, как нам кажется. Одним росчерком пера Москва не может признать талибов. Не только Москва – ни одна страна в мире пока не решается на это. Да, де-факто ситуацию в Афганистане полностью контролирует правительство талибов, все очаги сопротивления, включая Панджшерскую долину, где осели таджики во главе с сыном Ахмада шаха Масуда, подавлены. Но есть одно большое "но".

Как вы знаете, Афганистан – многонациональная страна. Почти столько, сколько пуштунов, здесь проживает таджиков. Кроме них есть хазарейцы-шииты, узбеки, туркмены и многие другие народности. Так уж исторически повелось, что, захватывая власть, одна этническая группа вырезала другую. В 90-е годы, когда шла война моджахедов с талибами и самих моджахедов друг с другом, их руководители проводили массовые чистки в крупных городах - Кабуле, Герате и Мазари-Шарифе. Причем доставалось не только национальным меньшинствам в лице узбеков и хазарейцев, но и самим пуштунам. 

По этой ли причине или другой, но талибы не хотят делиться властью и создавать так называемое  правительство национального согласия. Или, как говорят политики, инклюзивное правительство. Именно поэтому талибов и не признают соседние страны. Ни Иран, который поддерживает шиитов-хазарейцев, ни Таджикистан, ставящий на таджиков, ни Туркменистан с Узбекистаном, защищающие права туркмен и узбеков. Россия в принципе могла бы признать талибов, но тогда испортит свои отношения со странами ОДКБ и ЕАЭС. Но не только дружба со странами СНГ нас сдерживает.

Есть опасения что "Талибан", который правит единолично, может очень быстро наладить связи с другими радикальными структурами. А последние захотят распространить влияние на мусульманские республики Средней Азии. Такое идеологическое проникновение может вызвать там смену режимов и свести к нулю российское влияние. Тогда можно будет распрощаться с российскими базами в Киргизии и Таджикистане и с экономическими проектами, реализуемыми в регионе. 

Напротив, включение в правительство талибов других этнических и политических групп разбавит их влияние и, соответственно, сдержит распространение радикальных идей в Среднюю Азию. В любом случае, даже если инклюзивное правительство и не появится, понаблюдать за поведением талибов не мешает. Для этого нужно не только не спешить с их признанием, как говорит Путин, но и вести с ними активный диалог. Тем более что у России есть достаточный арсенал влияния на новых властителей Афганистана. При удачном стечении обстоятельств российские компании могли бы поучаствовать в разработке месторождений газа и других ископаемых, помочь талибам восстановить инфраструктуру и разминировать территории.

7825 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!