Киргизию стремительно трансформируют

Киргизию стремительно трансформируют

В январе 2021 года граждане Киргизии проголосовали на референдуме за изменение политической системы страны, выбрав президентскую форму правления, которая укрепит власть недавно избранного Садыра Жапарова. Одни эксперты считают, что этот шаг может стабилизировать разделенное общество, другие - что это начало отхода от открытости, которая принесла стране репутацию самой свободной страны в Центральной Азии.

Transitions напоминает, что 2020 год оказался особенно насыщенным для Киргизии: в разгар пандемии COVID-19 в стране произошли волнения, которые привели к третьей революции и смене правительства Сооронбая Жээнбекова. Новое временное правительство во главе с Садыром Жапаровым было назначено еще до того, как в результате очередных президентских выборов 10 января 2021 Жапаров был избран президентом.

В тот же день киргизские избиратели на референдуме должны были сделать выбор в пользу президентской либо парламентской формы правления, либо отказаться от обоих вариантов. Явка была низкой, около 30%, как на референдуме, так и на выборах президента. 1133485 избирателей, 81,3%, проголосовали за президентскую форму правления. Еще один референдум для определения конкретных деталей этой реформы запланирован на весну 2021 года.

От президентской к гибридной модели

С 1993 года, когда Киргизия приняла свою первую конституцию в качестве суверенного государства после выхода из Советского Союза в 1991 году, Основной закон страны был изменен посредством девяти референдумов. Каждый раз в центре дискуссии находился баланс сил между президентом, который избирается прямым голосованием, и парламентом. Почти во всех версиях конституции до издания 2010 года президент обладал большей властью, чем парламент, контролируя суды, прокуратуру, силы безопасности, армию и глав государственных администраций, а также имел последнее слово в вопросах внешней и внутренней политики.

К полномочиям парламента - Жогорку Кенеша - всегда относились принятие законов, а также утверждение назначенных президентом судей, генерального прокурора и председателя Национального банка. За всю историю Киргизии ни разу не было случая, чтобы парламент не одобрял назначения президента. Основная причина этого в том, что поддерживаемые президентом политические силы всегда умудрялись навязать свои решения в парламенте.

В 2010 году, после второй революции и межэтнических столкновений на юге страны, которые привели к уходу сильного президента Курманбека Бакиева, конституционная реформа была инициирована для изменения баланса власти между президентом и парламентом в надежде избежать большего насилия, которое уже наблюдалось в стране в том году.

В системе после 2010 года парламент утверждает и контролирует решения, принимаемые правительством: президент назначает судей, генерального прокурора и главу Национального банка только с одобрения парламента. Между тем, президент по-прежнему контролирует назначения в органы безопасности, антикоррупционную службу, армию и государственную администрацию. 

Поспешный процесс

В октябре 2020 года исполняющий обязанности премьер-министра Садыр Жапаров первым делом предложил еще одну конституционную реформу. Предложенные им изменения включали сокращение числа депутатов со 120 до 90, переход от пропорциональной системы к мажоритарной и усиление роли президента.

Поправки были закреплены 17 ноября 2020 года, когда Жогорку Кенеш представил новый проект конституции, который значительно расширил полномочия президента: президент мог единолично назначать правительство, судей и генерального прокурора, а также принимать соответствующие акты, имеющие силу закона. У сокращенного парламента будет только законодательная функция. Наконец, новый орган из 750 членов, названный Курултаем, или Собранием народа, будет функционировать как ”инструмент диалога между народом и правительством”. Курултай, точную функцию которого еще предстоит определить, будет собираться раз в год. Этот проект в значительной степени будет управляться самим Жапаровым.

Сам процесс, с помощью которого парламент поспешно представил новый проект конституции, был поставлен под сомнение рядом экспертов, а также юристами и представителями гражданского общества, которые отмечают, что парламент не имеет права предлагать общественные поправки к конституции в период перерыва в его работе. Тем не менее избирателей призвали проголосовать на референдуме относительно формы правления 10 января 2021 года. 

Влияние на будущее Киргизии

Хотя некоторые эксперты считают, что сильный президент лучше подходит для такой молодой демократии и может принести стабильность, недавняя история Киргизии говорит об обратном. Эрика Марат, профессор Университета национальной обороны в Вашингтоне, пишет в Твиттере: ”Призыв к президентской модели - шаг к авторитаризму, подавлению свободы слова и национализму, а также к консолидации городских активистов и региональных политиков. Это плохо кончится, будет больше протестов как мирных, так и насильственных. Прошедшее десятилетие показало, что, сколь бы несовершенной ни была парламентская система, она позволяла всем крупным политикам-представителям бизнеса улаживать конкурирующие интересы в парламенте, а не на улицах ... Как и Трамп, Жапаров поддерживается экономически неблагополучными людьми и коррумпированной элитой. Когда его экономическая политика неизбежно провалится, ему придется прибегнуть к ядовитой смеси национализма и подавления. Он может потерять часть своей базы и рассердить своих противников. К сожалению, возможны вспышки насилия”. 

Сейчас на Жапарова определенно оказывается давление, чтобы он действовал быстро и эффективно перед следующим референдумом и парламентскими выборами, поскольку страна борется с последствиями пандемии, а из России возвращаются трудовые мигранты, чьи денежные переводы удерживают на плаву многие семьи. По словам Эмиля Джураева, профессора политологии Академии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Бишкеке, то, что произойдет в 2021 году, во многом было предопределено событиями конца 2020 года: ”2021 год начался с досрочных президентских выборов. За ними следуют выборы в местные органы власти, референдум по принятию новой конституции и новые парламентские выборы в еще не определенной последовательности и временных рамках. Серия голосований пройдет на фоне крайне тревожной экономической ситуации и мало прогнозируемой ситуации с COVID-19. Граждане Киргизии будут вынуждены придерживаться противоположных форм поведения: быть активными в политической сфере, терпеливыми и сдержанными в экономической сфере, а также осторожными в эпидемиологической сфере. Пройдут ли все эти процессы гладко и приведут ли к нужным и созидательным результатам к концу года - большой вопрос, который будет актуальным весь 2021 год”.

Теперь, когда Жапаров у власти, ближайшие месяцы перед весенним сезоном голосования рассматриваются как настоящее испытание: как президент и его команда представят детали новой президентской системы? Смогут ли они убедить проголосовать более 30% электората, как в прошлый раз? Каким будет настроение тех 70%, которые не пришли на выборы в прошлый раз?

6210 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!