Итоги 2020 года для Азербайджана

Итоги 2020 года для Азербайджана

2019 год был годом внутренней политики, реформ и широкой осторожности в отношении продолжавшегося конфликта между Азербайджаном и Арменией. Эксперты избегали поспешных суждений о том, приведет бархатная революция в Армении 2018 года к урегулированию в Карабахе, но в начале 2020 года тенденции начали меняться, пишет The Jamestown Foundation.

Терпеливо ожидая, когда внутренняя динамика армянской политики достигнет логического завершения и премьер-министр Никол Пашинян окончательно прояснит свою позицию по Карабаху, руководство Азербайджана начало 2020 год с решения внутренних вопросов. 9 февраля 2020 года в стране прошли внеочередные парламентские выборы. Избирательная кампания совпала с ранними вспышками COVID-19 в мире. Правительство начало оценку возможных угроз и мер противодействия растущему кризису в области здравоохранения еще в январе 2020 года.

Через три недели после выборов, 27 февраля, власти учредили Оперативный штаб при Кабинете министров для координации различных государственных учреждений и ведомств Азербайджана в борьбе с новым коронавирусом. Заблаговременно принятые меры, в частности, открытие модульных госпиталей, позволили Азербайджану контролировать темпы распространения коронавируса и избежать перегрузки системы здравоохранения даже во время активных фаз военных операций позже в том же году. Правительство поддерживало темпы реформ, начатых в 2019 году. Новые лица были привлечены на высшие должности в правительстве, в том числе Эмин Амруллаев, выпускник Колумбийского университета, который был назначен министром образования 27 июля.

Что касается внешней политики, то президент Азербайджана Ильхам Алиев и премьер-министр Армении Пашинян встретились 15 февраля в ходе 56-й Мюнхенской конференции по безопасности, где публично обсудили дальнейшие шаги в урегулировании карабахского конфликта. Их дебаты, состоявшиеся через несколько месяцев после обострения риторики с обеих сторон, включая агрессивное заявление Пашиняна в августе 2019 года о том, что ”Карабах - это Армения. И точка”, продемонстрировали, что конфликтующие стороны по-прежнему далеки от понимания того, как обеспечить мирное урегулирование. Как отметил армянский обозреватель Акоп Бадалян, встреча в Мюнхене подтвердила, что правительство Пашиняна отказалось от согласованных Мадридских принципов, предлагавших контуры возможного урегулирования.

В первый год правления премьер-министра Пашиняна произошло резкое снижение числа столкновений на линии фронта, также были организованы взаимные визиты журналистов. Даже за несколько дней до начала Второй Карабахской войны лидеры Армении и Азербайджана, по сообщениям, инициировали прямой канал для переговоров. Однако этих позитивных тенденций было недостаточно для создания необходимого фона для мирного разрешения конфликта.

Сторонники жесткой линии преобладали в правительстве Пашиняна, а хрупкие переговоры были частично торпедированы антагонистическими заявлениями официальных лиц Армении и другими провокационными действиями. Пашинян недавно признал, что стратегия предыдущих правительств заключалась в том, чтобы внушить азербайджанцам ”ложные надежды” на то, что переговоры в позволят Азербайджану вернуть часть оккупированных территорий. Но, как отметил армянский лидер, он намеренно отступил от этой стратегии, считая ее непродуктивной.

После мюнхенской встречи последовал ряд конфронтационных шагов. На фоне пандемии на оккупированных территориях прошли ”президентские” (31 марта и 14 апреля) и ”парламентские выборы”, а 21 мая - церемония "инаугурации", организованная в Шуше при участии Пашиняна. Фотографии и видео оттуда в сочетании с заявлением о том, что сепаратистский законодательный орган якобы будет перенесен в Шушу, культурную и религиозную цитадель Азербайджана, вызвали возмущение и гнев среди азербайджанской общественности. Еще больше повысив напряженность, в июне Ереван объявил о начале строительства новой (третьей) автомагистрали на оккупированных территориях.

Летом напряженность резко возросла. 12-16 июля между вооруженными силами Азербайджана и Армении произошло столкновение, но не вдоль линии соприкосновения в Карабахе, а рядом с официальной государственной границей между двумя странами, в Товузе. В ходе приграничных боев погиб известный и уважаемый генерал Полад Гашимов. 14 июля, в день его похорон, прошли массовые протесты: тысячи разгневанных людей требовали освобождения оккупированных территорий от Армении.

23 июля премьер-министр Пашинян выдвинул свои семь требований для возвращения за стол переговоров, а 21 августа он, выступая в Совете безопасности, назвал Товузские бои победоносными и якобы ”положившими конец попыткам и намерениям Азербайджана разрешить конфликт военным путем”. Экс-президент Армении Роберт Кочарян позже скажет, что стратегия конфронтационного сдерживания Пашиняна дала Азербайджану законное право на ответ, сделав войну неизбежной.

27 сентября, когда перемирие в Карабахе было в очередной раз нарушено, Вооруженные силы Азербайджана начали контрнаступательную операцию против армянских воинских частей, дислоцированных на оккупированных территориях. Война продлилась 44 дня, в результате столкновений погибли тысячи человек. Конфликт завершился 10 ноября заключенным при посредничестве России соглашением о прекращении огня. Армения капитулировала, а Азербайджан праздновал победу, заявив, что конфликт наконец-то был разрешен. Внутренне перемещенные лица (ВПЛ) Азербайджана будут возвращаться в свои дома под эгидой Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев в соответствии с трехсторонним соглашением о прекращении огня.

Для Азербайджана минувший год стал самым динамичным и знаменательным с момента обретения независимости в 1991 году. Война и экономические проблемы, связанные с кризисом из-за коронавируса стали проверкой на устойчивость политической системы Азербайджана. Однако, как недавно отметил президент Алиев, в течение 2020 года ВВП Азербайджана снизился всего на 4%, в то время как ненефтяной сектор фактически увеличился на 11%. Размер доходов Государственного нефтяного фонда увеличился на 0,5%, несмотря на огромные траты, связанные с социальными расходами на смягчение последствий пандемии и войну.

15 ноября начата коммерческая эксплуатация Трансадриатического трубопровода (ТАР), а в декабре впервые в истории азербайджанский природный газ поступил на европейский рынок через ”Южный газовый коридор” протяженностью 3500 километров.

Окончание Второй Карабахской войны открыло новые возможности для инфраструктуры Южного Кавказа. Согласно трехстороннему соглашению о прекращении огня, все экономические и транспортные связи между Азербайджаном и Арменией и в регионе должны быть разблокированы. После завершения боевых действий были предложены варианты развития Южного Кавказа. Армению пригласили присоединиться к региональным проектам, от которых страна была изолирована на протяжении десятилетий.

7255 просмотров




Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!