Иран полон решимости развивать свою ракетную программу

Иран полон решимости развивать свою ракетную программу

После избрания Джо Байдена президентом США возникли споры о том, может ли его администрация вновь присоединиться к ядерной сделке с Ираном и если да, то каким образом. По словам госсекретаря Энтони Блинкена, ”если Иран вернется к полному соблюдению своих обязательств по СВПД, Соединенные Штаты сделают то же самое, а затем мы с нашими союзниками и партнерами будем использовать его в качестве платформы для создания более длительного и прочного соглашения и решения ряда других вопросов, вызывающих серьезные проблемы в отношениях с Тегераном”.

Британское издание Middle East Eye отмечает, что ракетная программа Ирана - главная забота Вашингтона. Тем не менее Тегеран исключает возможность прекращения программы - президент ИРИ Хасан Рухани объявил, что данный вопрос обсуждению не подлежит. Верховный лидер аятолла Али Хаменеи заявил, что США не удастся обмануть Тегеран предложением о переговорах, и страна не откажется от своей ракетно-космической программы.

С тех пор, как Байден победил на ноябрьских выборах, Иран неоднократно подчеркивал свою решимость поддерживать и расширять собственный ракетный потенциал. В прошлом месяце Корпус стражей Исламской революции представил новую подземную ракетную базу в южной провинции Хормозган, а в начале февраля министр обороны и командующий армией Ирана торжественно открыли заводы, производящие портативные зенитно-ракетные комплексы и гибридное твердое топливо для ракет, используемых в наземной войне. Министерство обороны недавно запустило на орбиту ракету-носитель Zoljenah, способный отправлять спутники весом до 220 кг на расстояние в 500 км над Землей.

Учитывая настойчивость США в ограничении ракетной программы Ирана и решимость Тегерана расширять и укреплять свой потенциал, нужно понять, зачем Ирану эта программа, а также роль ракет в доктрине асимметричной войны Исламской Республики. В последние годы ракетный арсенал Тегерана стал самым большим и разнообразным на Ближнем Востоке, хотя он по-прежнему не самый смертоносный и не самый дальний. Другие региональные державы, например, Израиль, также обладают огромным ракетным потенциалом. Тель-Авив получал почти безоговорочную военную и техническую поддержку от западных держав во главе с Соединенными Штатами. В 2008 году Конгресс принял закон, требующий, чтобы Израиль сохранял ”качественное военное преимущество над своими соседями”. За несколько месяцев до ухода с поста бывший президент Барак Обама подписал военный пакет помощи Израилю на $38 млрд долларов, самый крупный из когда-либо предоставляемых стране. 

Иранскую же программу Запад считает крайне спорной.

Развивающиеся возможности

История ракетной программы Ирана уходит корнями в середину 1970-х годов, когда шах стремился сделать страну доминирующей региональной державой. Незадолго до падения режима Пехлеви Израиль был вовлечен в многомиллиардный проект по модификации современных ракет класса "земля-земля" для продажи Ирану. Становление Исламской Республики положило конец сотрудничеству. После революции 1979 года в Иране было наложено эмбарго на поставки оружия. Во время войны с Ираком в 1980-х иранские войска, промышленные и населенные центры подверглись тяжелым ракетным атакам иракских войск. Этот опыт породил иранскую ракетную программу, а на первом этапе Тегеран импортировал оружие из таких стран, как Китай, Северная Корея и Россия, постепенно наращивая собственные возможности. Развитие ракетной программы Ирана и растущие возможности страны подчеркивают важную роль ракет в более широкой стратегии обороны. В последние годы несколько региональных противников приняли стратегии противодействия предполагаемой угрозе со стороны ИРИ.

Считается, что Израиль обладает одним из самых технологически продвинутых ракетных арсеналов на Ближнем Востоке. Кроме того, в сотрудничестве с США, Израиль создал многоуровневую структуру противоракетной обороны, в которую входят ”Пэтриот”, ”Стрела”, ”Железный купол” и ”Праща Дэвида”. Саудовская Аравия и ОАЭ, в свою очередь, заключили сделки по приобретению противоракетного комплекса подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата (THAAD), который считается жемчужиной среди американских систем ПРО.

Сопротивляясь ограничениям

В ходе переговоров, которые привели к подписанию ядерной сделки в 2015 году, Тегеран успешно противостоял ограничениям на свои ракетные возможности. Представление о том, что жесткие санкции, введенные против Ирана в рамках политики ”максимального давления” администрации Трампа, ослабили Иран и вынуждают его пойти на уступки, вводит в заблуждение. Действительно, санкции нанесли тяжелый удар по иранской экономике, особенно по нефтяному сектору, но Исламская Республика выжила. С конца прошлого года экспорт иранской нефти рос, и в 2021 году прогнозируется рост экономики. И хотя Иран сильно пострадал от пандемии Covid-19, в этом месяце уже была развернута кампания массовой вакцинации. Несмотря на экономические проблемы, иранское правительство, по всей видимости, практически не сталкивается с массовой организованной оппозицией - последние крупномасштабные демонстрации прошли в конце 2019 года. Конечно, это не означает, что в Иране все в порядке: у страны много проблем, но политика максимального давления не заставила ее капитулировать. США, европейские державы и региональные союзники должны признать озабоченность Ирана в области безопасности. Необходимо изучить решимость Тегерана приобретать и развивать ракетный потенциал, а также его готовность платить высокую цену за свое решение. 

Конъюнктура  региональной безопасности

Огромная разница в расходах на оборону между Ираном и его соседями означает необходимость согласовать широкий региональный военный баланс. Региональные противники Ирана обладают самым современным американским и европейским вооружением. Иранская ракетная программа не должна отделяться от региональной гонки вооружений и может быть адекватно рассмотрена только в рамках более широкого обсуждения конъюнктуры региональной безопасности. В прошлом месяце министр иностранных дел Катара призвал страны Персидского залива начать диалог с Ираном. Пришло время региональным державам договориться о новой архитектуре безопасности и признать законные опасения друг друга.

6540 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!