Алишер Султанов: ”У нас много солнца, ветра и решимости”

Алишер Султанов: ”У нас много солнца, ветра и решимости”

Огромный потенциал зеленой энергетики в Центральной Азии начинает привлекать международных покупателей. Обладающий техническими средствами и финансами Китай мог бы воспользоваться преимуществами соседей. ”Прозвучит как клише, ведь так можно сказать о многих местах в мире, но потенциал возобновляемых источников энергии в Центральной Азии действительно огромен и используется недостаточно, - говорит Eurasianet Индра Оверленд из Норвежского института международных отношений. - Пока что развитие очень медленное”.

Гидроэнергетика - доминирующий возобновляемый источник в Центральной Азии. Но гидроэнергетика может вызвать трансграничную напряженность. Такой способ получения энергии критикуют за воздействие на окружающую среду. Еще один ресурс, которым Центральная Азия изобилует, - солнечный свет. В условиях обширного свободного пространства в регионе солнечная и ветровая энергия, которые пока вносят незначительный вклад в обеспечение электроэнергией, представляются привлекательным способом для сокращения отключений, снижения энергетической бедности и выбросов.

Чиновники посылают сигналы

”У нас много солнца, ветра и решимости”, - написал в прошлом месяце министр энергетики Узбекистана Алишер Султанов в статье для брюссельского издания New Europe. По словам Султанова, Узбекистан стремится увеличить долю возобновляемых источников энергии, в том числе гидроэнергетики, в производстве электроэнергии до 25% к 2030 году, добавив дополнительно 5 гигаватт солнечной энергии, 1,9 ГВт гидроэнергии и 3 ГВт энергии ветра.

Казахстан стремится достичь 10-процентного уровня возобновляемых источников энергии к 2030 году и 50-процентного к 2050 году. ”Наша главная цель - направить неиссякаемую энергию солнца, ветра, воды и биомассы на удовлетворение растущих потребностей страны”, - сказал Арман Кашкинбеков из Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана.

Высокие цели в области возобновляемых источников энергии могут быть символическими и труднодостижимыми (например, есть сомнения, что Европа выполнит заявленные цели по выбросам на 2030 год). И в Центральной Азии немало проблем: слабое управление, плохая инфраструктура, а также коррупция, подрывающая экономическое развитие. Реформы могут столкнуться и с политическими препятствиями. Элитные группы в странах, богатых природными ресурсами, могут опасаться потери рычагов, которые дает рента от нефти и газа. Глобальный рост зеленой энергетики может оказать существенное влияние на внутреннюю политическую динамику в Казахстане и Туркменистане, если он приведет к снижению спроса на экспорт нефти и газа, говорит Оверленд, изучающий геополитику перехода к зеленой энергии.

Китайский зеленый ”Один пояс - один путь”

По мере того как Казахстан и Узбекистан ищут инвесторов в экологически чистую энергию, расходы Китая на электроэнергию за рубежом (далеко не зеленую) становятся все более экологичными. До недавнего времени инвестиции в энергетику в рамках китайской инициативы ”Один пояс - один путь” были сосредоточены на ископаемом топливе. Тем не менее в 2020 году, согласно исследованию пекинского центра Green Belt and Road Initiative, даже несмотря на то, что общие расходы Пекина на ”Один пояс - один путь” замедлились, инвестиции в возобновляемые источники энергии впервые обогнали вложения в ископаемое топливо, увеличившись с 38 до 57% за год.

В ноябре ветряная электростанция мощностью 100 МВт на юге Казахстана получила одобрение на финансирование в размере $95,3 млн из Китая и Европы. Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) заявил, что Жанатасская ветровая электростанция является ”первым проектом в области возобновляемых источников энергии” для Азиатского банка инфраструктурных инвестиций Китая в регионе.

На уголь по-прежнему приходится 35% инвестиций в энергетику, а Китай является крупнейшим спонсором новых угольных электростанций за рубежом. Тем не менее Пекин подает ”сигналы по ускорению финансирования и поддержки проектов зеленой энергетики, а не инвестиций в уголь и другие источники, загрязняющие окружающую среду”, - сказал Eurasianet  директор центра Green Belt and Road Initiative Кристоф Недопил Ван. В феврале Китай объявил Бангладеш, что ”больше не будет рассматривать проекты с высоким уровнем загрязнения и потребления энергии”, касающиеся, например,  угольной промышленности. В этом месяце Народный банк Китая заявил, что будет ”продвигать принципы зеленых инвестиций для проектов инициативы ”Один пояс - один путь” и строго контролировать зарубежные вложения в новые угольные электростанции”. 

Новые технологии давно влияют на инвестиции Китая. ”В прошлом угольная энергия и гидроэнергетика были технологиями, которые Китай предлагал другим странам, поскольку у него есть соответствующий опыт”, - сказал Саймон Николас, аналитик Института экономики энергетики и финансового анализа в Огайо. Теперь Китай предлагает новейшие технологии. ”Страна уже является крупным мировым производителем солнечных панелей и занимает доминирующие позиции в производстве аккумуляторов, а также  обладает ресурсами, необходимыми для их производства, - сказал Николас. - Государство - крупный производитель ветряных турбин и стремится составить конкуренцию другим участникам рынка”.

Вопрос в том, в какой степени Китай выделит Центральную Азию для финансирования зеленой энергетики. Китайские инвесторы и девелоперы ожидают ”стабильного и гарантированного денежного потока, который позволит снизить риски, - пояснил Недопил Ван. - Налоговые льготы, соглашения о покупательной способности и сильная электросеть необходимы для того, чтобы обеспечить возможность продажи произведенной электроэнергии”. До сих пор участие международных финансовых институтов, таких как ЕБРР, облегчало иностранным инвесторам, в том числе и китайским,  участие в недружественном деловом климате Центральной Азии. Тем не менее синофобия усиливается, и продолжающиеся протесты против ”китайской экспансии” сделают инвесторов, вкладывающих как в возобновляемые источники энергии, так и в другие области, еще более осторожными.

Что касается передачи энергии, то согласно отчету Европейской комиссии за 2020 год, ”стареющая энергосистема Центральной Азии серьезно влияет на качество электроснабжения”.  Возобновляемые источники энергии будут усиливать нагрузку на  существующую инфраструктуру. На развивающихся рынках, в том числе и Центральной Азии,  системы ”часто недостаточно гибки, чтобы уравновесить спрос и предложение на электроэнергию, особенно с периодическими ветровыми и солнечными поставками”, - сказал Недопил Ван. Прежде чем начать финансировать зеленую энергетику, потенциальный инвестор захочет модернизировать сеть.

10825 просмотров







Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!