Почему Пашинян использует риторику прежней власти в вопросе карабахского урегулирования

Почему Пашинян использует риторику прежней власти в вопросе карабахского урегулирования

Встречи лидеров армянской и азербайджанской дипломатии не привели к прогрессу в урегулировании карабахского конфликта. Риторика сторон постепенно возвращается к прежним позициям, характеризовавших переговорный процесс последние десятилетия.

Армянская сторона по традиции не хочет брать на себя обязательств по выполнению конкретных договоренностей, обуславливая это "неготовностью Азербайджана пройти свою часть компромиссного пути". В свою очередь, официальный Баку напоминает о многолетней оккупации своих территорий, заявляя, что искусственное затягивание разрешения конфликта не может длиться вечно. Но Ереван игнорирует это, концентрируясь на информационной обработке армянского общества с привлечением исторических мифов.

Во вторник в ходе ежегодного собрания армянских послов и глав консульских служб, премьер-министр Никол Пашинян заявил о том, что легитимизацию нынешнего статуса бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) обеспечивает "этимология проблемы". По мнению армянского премьера, на момент распада Советского Союза, Нагорный Карабах являлся суверенным субъектом, чей выход сопоставим с выходом Азербайджана из состава СССР. Аналогичную версию истории ранее озвучивал ныне подследственный экс-президент Армении Роберт Кочарян на сессии Парламентской Ассамблеи Совета Европы в июне 2004 года. Складывается впечатление, что руководство республики никогда ранее не работало с официальными нормативно-правовыми документами советского периода, согласно которым образование и многолетнее существование НКАО в качестве субъекта Азербайджанской ССР обеспечивало советское законодательство.

Изменение статуса было возможно согласно Конституции СССР, которая и обеспечивала существование всех национальных автономий. Если приять во внимание, что с момента прекращения существования СССР, Карабах как советская автономия также прекратил существование, то и в качестве самостоятельного субъекта он также не был признан, так как соответствующая принципам международного права законная смена статуса автономии до и после распада СССР не была проведена. Иными словами, вплоть до упразднения СССР Нагорный Карабах официально оставался субъектом Азербайджана, а участие представителей самопровозглашенного режима в подписании Беловежских и Алма-атинских соглашений в 1991 году, подтвердивших прекращение существования Советского Союза, никаким образом не прослеживается.

Соответственно, фактическое образование и обеспечение существования нынешнего самопровозглашенного статуса Карабаха стало возможно исключительно посредством вооруженной агрессии. Вдаваться в подробности и упоминать об этом армянский премьер, естественно, не стал.

Сегодня армянская политическая элита формирует образ моноэтничного Карабаха. Учитывая многообразие армянской диаспоры, представители которой живут в разных странах, с разной экономической ситуацией, культурой, геополитическим положением, оккупированному Карабаху в армянской внешней политике отводится роль платформы проведения всеармянской идеи. С этой целью провозглашается триединство Армении, выступающей в качестве локомотива, самопровозглашенного Карабаха и диаспоры, для которой уготована роль основного спонсора. Принадлежность Карабаха к исключительно армянской культуре и истории ереванская дипломатия предпочитает аргументировать моноэтнчностью бывшей автономной области, в том числе референдумом, не упоминая сложнейшую ситуацию в области безопасности, пропаганды и политики против азербайджанского населения области в 1988-1994 годах. Это ставит под сомнение любые доводы в пользу утверждений о демократичности процедуры оформления непризнанного режима.

Нынешняя позиция Еревана практически полностью повторяет позицию прежних администраций Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна, причем армянская дипломатия этого особо и не скрывает. 27 августа на открытии ежегодного съезда руководителей центрального аппарата МИД глава ведомства Зограб Мнацаканян назвал главные принципы внешней политики страны: суверенитет, панарменизм, взаимодействие, отметив, что заявление премьер-министра Армении не предполагает изменения подходов Еревана по урегулированию карабахского конфликта. По сути, МИД признал преемственность прежнего внешнеполитического курса, отметив то, что ему необходим лишь ребрендинг. Ереван в очередной раз объявил о намерении включить в состав Армении оккупированный Карабах, признание которого для армянской политики не более чем формальность на пути к территориальному расширению, которое де-факто осуществляется за счет территории соседнего государства.

Подход Еревана не предполагает компромисса. Его акценты смещены в сторону удовлетворения интересов одной стороны, не учитывая вопросов территориальной целостности Азербайджана, общей проблемы вынужденных переселенцев, компенсаций пострадавшим. Ереван рассматривает исключительно себя в качестве стороны, понесшей значительный ущерб в результате конфликта. Однако непонятно, хватит ли республике сил осуществить намеченные преобразования, если учесть, что Ереван не говорит о перспективах какого-либо посткризисного сотрудничества между Арменией и Азербайджаном, стабильно придерживаясь принципов раздела.

8700 просмотров






Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!