Иран – шанс для Европы

Иран – шанс для Европы

Победа Хасана Рухани на президентских выборах в Иране позволяет ему продолжить политику сближения, проводимую с момента вступления его в должность в 2013 году. Самым большим успехом политики Рухани стало подписание соглашения в 2015 году. Учитывая неопределенность, исходящую от новой администрации США, Европейский союз теперь должен сыграть ключевую роль. Принимая решительный подход к внешней политике, ЕС мог бы избавиться от влияния США в вопросе глобального политического значения.

Как пишет International Politics and Society в материале Why Iran represents an opportunity for Europe, краткая, но интенсивная избирательная кампания в Иране показала, что там возможны оживленные политические дебаты, несмотря на жесткий контроль над средствами массовой информации. Консерваторы и умеренные политики перешли в наступление: первые обвиняли правительство в некомпетентности, вторые осуждали сторонников жесткой линии за то, что они хотели вернуться ко дням лишений и отсутствия свободы. Совет стражей, контролируемый Верховным лидером Али Хаменеи, разрешил участвовать в выборах только шестерым из более чем 1600 претендентов. Умеренный курс, который принял Рухани, одобрили на пять миллионов человек больше, чем на выборах в 2013 году. Однако в течение второго срока ему все равно придется действовать в рамках, установленных Верховным лидером и неизбираемыми институтами, которые его поддерживают.

Для Европы и международного сообщества результат представляет собой преемственность с точки зрения внешней политики, поскольку выборы были фактическим референдумом о том, будет ли Иран придерживаться ядерной сделки (Совместный всеобъемлющий план действий, СВПД). Это было отражено в словах Верховного представителя ЕС по вопросам иностранных дел и политики безопасности Федерики Могерини, которая вскоре после официального объявления результатов, поздравила Рухани с его ”сильным мандатом”. ″ЕС готов продолжить работу над полным воплощением СВПД, двусторонним сотрудничеством, поддержкой мира в регионе, оправдывая ожидания всех людей в Иране”, - заявила Могерини.

Она затронула основной критический вопрос, поставленный противниками президента, которые заявляют, что сделка не принесла обещанного экономического восстановления. Хотя в прошлом году иранская экономика выросла почти на 5%, а правительству Рухани удалось снизить инфляцию с более чем 40%  до менее 10%, рост не ощущался рядовыми иранцами.

Поскольку Вашингтон вряд ли будет идти на уступки в отношении санкций, ЕС должен взять на себя инициативу, например, предоставив каналы финансирования и оплаты или проявляя должную осмотрительность, чтобы убедиться, что действующие санкции не затрагивают иранских деловых партнеров.

Второй момент, который отметила Могерини - более активное взаимодействие между Европой и Ираном - соответствует принципу широкомасштабного и двустороннего сотрудничества с третьими сторонами, который лежит в основе европейской внешней политики. Он представляет собой решимость выйти за рамки узкого акцента на ядерном вопросе, доминировавшем в течение 12 лет переговоров, которые привели к подписанию СВПД.

В обоих этих пунктах существуют трения  с Вашингтоном. И администрация Трампа, и Конгресс считают, что торговля с Ираном равносильна укреплению иранского режима. Поэтому США готовы сотрудничать с Ираном по очень ограниченному набору вопросов, например, в борьбе с так называемым Исламским государством в Ираке. Члены Конгресса из обеих партий хотят заставить Иран встать на колени с помощью новых санкций в отношении ракетной программы страны и ее деятельности в Сирии и Йемене.

Это проблема затронута в третьем и самом амбициозном пункте сообщения Могерини - достижение мира в регионе. Израиль и соседние государства Персидского залива видят поддержку Тегераном шиитских ополченцев в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене как угрозу. Они считают, что проблема с СВПД заключается не во временных ограничениях на иранскую ядерную программу (в действительности они поддерживают эти ограничения), а в повышении статуса Тегерана в политике региона после успешных переговоров с администрацией Обамы. С арабской и израильской точек зрения визиты Дональда Трампа в Эр-Рияд и Иерусалим (первые пункты в его первом зарубежном туре) представляют собой важный, а не просто символический возврат к старым позициям в конфликте.

Это знаменует собой серьезную внешнеполитическую задачу для ЕС и его государств-членов. Хотя переизбрание Рухани означает, что сближение между Европой и Ираном, будет продолжаться (если Иран будет придерживаться своих обязательств по СВПД), напряженность с США, скорее всего, возрастет. Хотя сами США вряд ли выйдут из соглашения, они намеренно ставят сделку под угрозу с помощью провокационной риторики и жестких антиядерных мер. Иранские институты, поддерживающие Верховного лидера, также выступают против этой сделки, что в свою очередь может привести к неконтролируемой эскалации.

Расширение двусторонних отношений, несмотря на сопротивление со стороны США потребует смелости и дальновидности от ЕС. Европа продемонстрировала оба эти качества, когда начала ядерные переговоры с Ираном в 2003 году. Если ЕС и его государства-члены будут опираться на свои дипломатические успехи, они могут сделать решающий прогресс в достижении еще одной цели: отделиться от США по ключевой проблеме политики безопасности и доказать, что они способны действовать автономно на мировой политической арене.

10795 просмотров




Вестник Кавказа

в Instagram

Подписаться



Популярные

Не показывать мне больше это
Подпишитесь на наши страницы в социальных сетях, чтобы не пропустить самое интересное!