О чем говорили Артур Ванецян и Сасун Хачатрян

О чем говорили Артур Ванецян и Сасун Хачатрян

Сегодня днем в сеть попала запись нескольких телефонных разговоров директора Службы национальной безопасности Артура Ванецяна и начальника Специальной следственной службы Сасуна Хачатряна, во время которых собеседники обсуждают арест бывшего президента Армении Роберта Кочаряна и уголовные дела против генсека ОДКБ Юрия Хачатурова и экс-министра обороны Микаела Арутюняна. Всех их обвиняют в свержении конституционного строя во время событий 1 марта 2008 года, во время которых погибли десять человек. "Вестник Кавказа" публикует перевод расшифровки скандальной записи разговоров на русский язык.

 

Сасун Хачатрян: Привет, дорогой друг.

Артур Ванецян: Как дела, брат?

С: Дает показания. Написал, что все это…

А: Ладно. И как он это объясняет?

С: Он ничего не объясняет. Все твердит: ”Что, черт возьми, происходит? Это полнейшее безумие!” Ребята говорят, что он в шоке.

А: По поводу чего? Из-за приказа?

С: По поводу решения. Был отдан приказ…

А: Приказ он видел. Он видел приказ Миши Арутюняна и что сказал?

С: Друг мой, он понятия о нем не имеет.

А: Ну может.

С: Приказ в том, чтобы не показывать приказ Михаила Арутюняна…

А: Да

С: Ему показали постановление…

А: Да

С: …где было написано про этот приказ. Он был вне себя: ”Что это за чертовщина?”

А: Да.

С: Он говорит: ”И это…”. Саакян Рубо начал кричать: ”Предоставьте мне данные о всех членах следственной группы”. И он написал: ”Слушайте, тогда те же самые люди были членами следственной группы. Как так вышло? Тогда они это не сделали, а теперь сделали. Это политическое преследование”. Вот эти глупости он написал.

А: Да.

С: На самом деле, друг мой, его слова ничего не стоят. Очень хорошо. Армен Геворкян тоже давал показания.

А: Судьи мне опять звонили.

С: Да.

А: Судья звонил. Он немного напуган.

С: Ясно.

А: Я сказал: ”Пересмотрите дело”. Это же Грач, да ? Судью зовут Грач?

С: Грач?

А: Он…судья..

С: Я не знаю этого имени.

А: Я имею в виду судью, который принимает решение по поводу ареста.

С: Да

А: Я ему сказал: ”Ты…” - Я лишь изучаю основания, г-н Ванецян, потом звоню вам и докладываю”.

С: Пусть он взглянет.

А: Я сказал: ”Изучите обоснования, и перезвоните. Мне плевать, хотите вы того или нет, но вы должны вынести решение об аресте”.

С: Да, мой друг. Если у нас будут основания для ареста, если они будут предоставлены…

А: В общем…

С: ….все начнут…Друг мой, думаю, все начнут говорить.

А: Давай так и поступим. А Миша…

С: Мы сегодня еще и с Хачатуровым…мой друг.

А: Брат, только не Хачатуров. Он же глава ОДКБ!

C: Это неважно.

А: Хачатуров…Это ж будет полный провал для нас.

С: Почему?

А: Друг мой, он же глава ОДКБ! Погоди немного! Все закончится…

С: Значит, его мы не арестовываем, да, другой мой?

А: Погоди немного! Я завтра приеду. Брат, я приеду завтра, и опять же, Хачатуров…

С: Нет, нет. Он уже у нас здесь, другой мой. Посмотрим, какие он даст показания.

А: Другой мой, это же политическая проблема. В его случае подписка о невыезде будет ограничивающей мерой. Я бизнес имею в виду. Мы же приняли решение…совместно с Россией. И мы сейчас на это пойдем и что? Это будет полнейшим провалом.

С: Обсуди это с премьер-министром, другой мой. Видишь ли, я уже объявил об аресте.

А: Ладно. Поговорю с ним прямо сейчас.

С: Хорошо.  

 

2.

С: Привет, дружище.

А: Привет, дорогой Сасун.

С: Привет-привет, брат.

А: Как у тебя дела?

С: Все хорошо, спасибо, а у тебя как, Артур-Джан?

А: Хорошо все. Слушай, если мы не будем арестовывать Хачатурова…

С: Так.

А: Что может случиться?

С: Ты имеешь в виду, если суд не примет решение об его аресте?

А: Ну да.

С: В таком случае подписка о невыезде или залог могут быть выбраны в качестве меры пресечения. Если выберем залог, то его положение останется прежним его будут считать обвиняемым.

(связь обрывается)

С: Да, мой друг!

А: Прочитал?

С: Как раз писал тебе, друг мой. Все как надо…Брат, слушай. У нас есть два способа задержания.

А: Ага.

С: Задержание на основе прямых подозрений.

А: Ага.

С: И арест на основе уголовного дела, инициированного властями.

А: Верно.

С: Только в случае, если подозреваемого нет на месте, второй вариант возможен. Например, я в Ереване, а подозреваемый в Сисиане. Я отдаю приказ следственному комитету его арестовать: ”Идите, арестуйте его и привозите сюда”. Это первый вариант.

А: Ага.

С: Второй вариант - задержание по обоснованным подозрениям. Это когда человек задержан на месте преступления, его одежда в крови или он вооружен.

А: Ясно.

С: Третий вариант…Арест возможен, если обвиняемый нарушил условия выбранной меры пресечения.

А: Да.

С: Вот три варианта, брат. И ни один нам не подходит в этом деле.

А: Да.

С: Если я арестую его по обоснованным подозрениям, его адвокаты порвут меня в клочья. Они скажут: ”Ваше решение…на чем основано? Какие обнаруженные следы преступления дали вам право немедленно его арестовать? Вы хотите ограничить его право на свободу!” Вот в чем суть.

А: Я тебя понял.

С: Друг мой, на самом деле, все хорошо. Ваге Григорян уже едет сюда.

А: Так.

С: Он напишет что-нибудь серьезное и еще выступит с заявлением.

А: Я тебя понял.

С: Он ответит на все вопросы. Думаю, мне выступать с заявлением в этом случае будет неуместно.

А: Нет, нет. Пусть Ваге выступит с заявлением.

С: Ты прав, мой друг.

А: Как адвокат и эксперт…

С: Конечно. Он еще в Европейском суде представляет…

А: Друг мой, у Хачатурова самые весомые…

С: Слушай, у них у всех одно и то же. Но у Кочаряна самое весомое…

А: Другой мой, прошу, будь очень осторожен с Хачатуровым. Хоть премьер-министр и распорядился о его аресте, русские…

С: Слушай, в любом случае, будучи начальником генерального штаба

А: Да

С: Брат, понимаешь,  он не имеет права задействовать армию на основе приказа министра обороны.

А: А что…

С: Дело в том, что тогда только президент имел право отдать такой приказ.

А: Это понятно, но он…

С: Это произошло в 1997 году…

А: Отдал. Арестуй Сейрана.

С: Что? Я не расслышал. Повтори, пожалуйста.

А: Арестуй Сейрана или Мишу Арутюняна.

С: Мы и на Сейрана надавим. Что касается Сейрана, то за ним куча прегрешений, мой друг.

А: Да.

С: Ты знаешь, какова его вина? В ту ночь он вышел и сказал: ”Мы…армия….Если вы соберете большую толпу людей и организуете что-либо, армия ответит надлежащим образом”. Он так людям угрожал.

А: Да, это ясно. Друг мой, если будут основания…Но…

С: Не переживай, не переживай.

А: Осторожнее с Хачатуровым. Россия…

С: Хачатуров заговорит.

А: Если вызовите Хачатурова, допросите его и он даст нормальные показания, вы измените меру пресечения для него?

С: Мой друг, никаких проблем. Но он не даст показаний пока не будет арестован.

А: Ну так сообщите ему об этом.

С: Его здесь сейчас нет. Что ему сказать?

А: Ладно, но пусть…

С: Для него же будет лучше, если он останется здесь на пару дней. Придет в себя и даст показания.

А: Пусть так и будет.

С: Хорошо.

А:  А этот…заместитель (помощник) Хачатурова.

С: Имеешь в виду, что было сказано?

А: Да.

С: Мой друг, сперва я должен понять, что происходит.

А: Я имею в виду его помощник (заместитель) по операциям.

С: Мы сначала проясним ситуацию, а потом поговорим, мой друг.

А: Пока!

С: Пока!

15435 просмотров



Вестник Кавказа

во Вконтакте

Подписаться



Популярные